Судьба распорядилась так, что Михаил Александрович Шолохов ушел из жизни 21 февраля, в день, который был днем рождения его лучшего друга — Василия Кудашёва.

Молодые писатели познакомились в самом начале своего литературного пути — в 1922 году в Москве. Туда и Шолохов, и Кудашёв приехали, чтобы поступить на рабфак. Кудашёва, которому путевку на рабфак дал ЦК комсомола, зачислили, а Шолохову, у которого не было комсомольской путевки и фабричного стажа, отказали, и ему пришлось искать работу через биржу труда. В течение нескольких месяцев, как пишет в автобиографии М.А. Шолохов, «жил на скудные средства, добытые временным трудом чернорабочего». И все это время продолжалось его общение с Кудашёвым, который знакомил Шолохова с литературной жизнью столицы, вводил в круг молодых писателей, дал рекомендацию для вступления в литобъединение «Молодая гвардия», а затем содействовал изданию первых произведений Шолохова. 

Их объединяли и молодость, и общие литературные интересы, и любовь к земле.  Василий Кудашёв родился в Рязанской губернии в крестьянской семье, учился в сельской школе. Ему были близки чувство привязанности Шолохова к родному краю, тоска по деревенской тишине.

Кудашёв, лучше знавший Москву (после окончания приходской школы он здесь жил в течение года, учился на общеобразовательных курсах и  зарабатывал на жизнь чернорабочим на Александровском вокзале), помогал Шолохову «разобраться в сущности многочисленных литературных группировок, их бесконечных споров и стычек». «Бывало, ночи напролет они спорили и о написанном, о “настоящих” и “ненастоящих” писателях», и именно в это время, как скажет много позже автор «Тихого Дона» корреспонденту газеты «Известия», появилась у него «настоящая тяга к литературной работе».

Кудашёв оказался первым, кто сумел увидеть талант Шолохова, поверил в его исключительное дарование и как истинный друг поддержал его. Супруга Шолохова, Мария Петровна, вспоминая о жизни в Москве в 20-е годы, рассказывала: «Бывали у нас и молодые писатели, чаще всех, конечно, Вася Кудашёв. Их так и прозвали — его и Мишу — «вакса и щётка». Были они неразлучны. Были как родные братья. А сколько  было дружеских розыгрышей…». Теплоту и сердечность этой юношеской дружбы Шолохов сохранил на всю жизнь.

Приезжая в Москву, Михаил Александрович всегда останавливался у Василия Кудашёва в Камергерском переулке, называя свое пребывание у друга «Житие в Камергерском». Здесь, в маленькой комнатке, Шолохов читал друзьям первые страницы «Тихого Дона».

 Из воспоминаний писателя Михаила Величко: «Шолохов, уехавший в станицу писать «Тихий Дон», время от времени наведывался в Москву и всякий раз останавливался у Кудашёва. Вечерами в небольшую комнатушку нашего общего друга в таких случаях  прибегали и мы с Петей Сажиным — застенчивым тамбовским пареньком, тогда ещё нигде не печатавшимся. Щедрый на угощенье Василий Михайлович разливал крепко заваренный чай, выдавал по бутерброду на брата, а после чаепития начиналось главное, ради чего собирались. Шолохов, изредка попыхивая трубкой, читал нам первую книгу романа прямо с рукописи, написанной на листах линованной бумаги чётким, аккуратным, почти каллиграфическим почерком. Мы слушали, очарованные родниковой свежестью языка, картинами и событиями, которые развёртывались в повествовании.

Далеко за полночь, чуть осипший от долгого чтения, автор донской эпопеи прокашливался и, поглядывая на нас, спрашивал:

—  Ну как, хлопцы?

Высказывались мы восторженно…».

Если нужно было узнать, когда Шолохов приедет в Москву, звонили на квартиру Кудашёву. На встречи с читателями в Москве Михаил Александрович часто приходил вместе  со своим другом.

В то время Кудашёв уже закончил факультет литературы и искусств МГУ, был автором нескольких произведений о деревне. Позже вышел сборник «Кому светит солнце», роман «Камень на дороге» (переизданный впоследствии при содействии М.А. Шолохова под названием «Последние мужики»), повести… Его рассказ «Вукол» — потрясающая трагедия разрушенной революцией и братоубийственной гражданской войной крестьянской жизни, ее устоев, вырождения мира русского крестьянства: «живет каждый по-птичьему, день прошел и ладно… загляни в сердце — там все червем поганым выедено».

В декабре 1930 г., отправляясь в Италию по приглашению Горького, Михаил Александрович взял в поездку лучшего друга. Они провели месяц в Германии в ожидании визы, встречались  с писателями и общественностью, ходили в кино и на выставки и, не получив визы, вернулись домой. Их общение было полно веселых шуток и розыгрышей.

Кудашёв был частым гостем  у Шолоховых в Москве, где они снимали комнату, в гостинице, где позже останавливался Михаил Александрович, нередко бывал и в Вёшенской. Они вместе охотились и на Дону, и на Рязанщине, на родине Кудашёва.

Василий Михайлович бережно хранил подарки: двухствольное ружье и наручные часы с браслетом, которые Шолохов привез ему из Лондона.

Разлучила двух друзей Великая Отечественная вой­на. 6 июля 1941 года Василий Кудашёв ушел на фронт бойцом народного ополчения и сражался в 8-й Краснопресненской дивизии Москвы. Его жена Матильда Емельяновна вспоминала: «Уходя на фронт, Кудашёв уложил в рюкзак все четыре тома “Тихого Дона”, а когда я возразила, ведь ополченцам надо было идти сразу в поход, он ответил мне, что не успел прочитать четвертый том, т. к. он вышел недавно, а заодно, сказал он, перечитаю первые тома».

В сентябре 1941-го Василия Кудашёва назначали на должность военного корреспондента в газету «Боевой путь» 32-й армии. В октябре в боях под Ельней армия была окружена, Кудашёв пропал без вести. Датой его смерти в официальных документах значится 1941 год. Однако, по свидетельству письма бывших военнопленных, Василий Михайлович попал в плен, находился в фашистском концлагере Гамерштайн, сильно болел и погиб в 1944 г.

Шолохов тяжело переживал гибель друга.

М.Е. Кудашёва вспоминает, как в конце октября 1941 г. Михаил Александрович, будучи в Москве, заехал проведать её. Узнав, что от Кудашёва уже более месяца нет писем, сразу погрустнев, он попросил бумагу, написал открытку с тем, чтобы Матильда Емельяновна ее отправила:

«Дорогой друг! Судьба нас с тобой разноздрила, но всё же когда-нибудь сведёт вместе. Я сегодня уезжаю из Москвы, как только вернусь, сообщу тебе. Думаю, что увидимся в Москве. У меня есть к тебе дела. Мотя пошлёт эту открытку, она держится молодцом. Дома не был давно, но там будто всё в порядке… Будь здоров, крепко обнимаю, целую. Твой М. Шолохов. Пишу коротко, спешу. Надеюсь на скорую встречу».

Всякий раз, приезжая в Москву, Шолохов заходил к Кудашёвым, до последнего надеялся на то, что Кудашёв всё-таки не погиб, поэтому и в письмах спрашивал, нет ли каких вестей о нём.

В фондах музея-заповедника в станице Вёшенской хранится копия письма

М.А. Шолохова М.Е. Кудашёвой, отправленного из Камышина и датированного

26 марта 1944 года, в котором есть такие слова: «Дорогая Мотя! Думы о Васькиной судьбе меня не покидают. Недавно прочитал в мартовском номере «Британского союзника» (журнал, который издаётся в Москве британским посольством) вот эту заметку и решил послать тебе.

А вдруг — ведь чем чёрт не шутит, когда бог спит – и наш Васька там, на Ближнем Востоке, носит наплечную нашивку с буквами СССР и ждёт — не дождётся возвращения домой? Это, конечно, предел мечтаний, но осуществись такое – чёрт знает, как было бы хорошо!.. Шлю привет тебе, Наташке и бабушке и желаю, чтобы Васька поскорее вернулся. Согласен на любой вариант: хоть с Ближнего Востока, хоть с Дальнего Запада, лишь бы притопал!

М. Шолохов».

К письму прилагалась вырезка из газеты «Британский союзник», где в заметке «Это утешило моё страдающее сердце» рассказывалось, что многим русским солдатам и офицерам, попавшим в плен, удалось бежать: «Сейчас они живут вместе с одной британской частью на Ближнем Востоке и ждут возвращения в Советский Союз».

Судьбы военнопленных волновали писателя, эта тема стала центральной в его рассказах «Наука ненависти» и «Судьба человека».

М. Величко вспоминал: «… После войны мы встретились с Шолоховым. Не виделись давным-давно, но первое, о чём вспомнили, — это о нашем общем друге Кудашёве. «Жалко Васю, – грустно промолвил Михаил Александрович. – Очень жалко. Он не успел сказать главного. А мог. Его «Вукол» – рассказ настоящий».

 Имя Василия Кудашёва занесено на мемориальную доску в Центральном Доме литераторов в Москве. Он в незримом строю тех, кто погиб, сражаясь за Родину.

Е. Карбышева, старший научный сотрудник музея-заповедника М.А. Шолохова