На афише Ростовского молодежного театра — новое громкое имя и несколько неожиданный для этой труппы жанр: зрителей приглашают на музыкальную комедию «Бал воров» по одноименному произведению французского классика Жана Ануя.

Впрочем, когда Ануй сочинял «Бал воров», а было это в 1938 году, его имя еще ничего никому не говорило. Жанр своего опуса он обозначил довольно странно:  комедия-балет. Потом и вправду на его основе сделали балет, хотя «Бал воров» скорее вызывает в памяти что-то  цирковое:  клоунские репризы, аттракцион иллюзиониста.

«Парад» всевозможных перевертышей происходит в живописном приморском уголке, который обустроил на этой сцене художник Степан  Зограбян. Глашатай (на ходулях, эдакий сказочно-карнавальный) предупреждает отдыхающих о промышляющей на этом курорте опасной банде, но банда оказывается тройкой воров-неудачников, которые успешно обворовывают лишь друг друга. Обознавшись.

Там полицейские легко принимают за воров и арестовывают банкиров,  бесконечно танцуют и в упор не замечают настоящих нарушителей закона. Там юная леди, влюбившись в вора, готова порвать со  своим кругом и  освоить его ремесло, тогда как в воре любовь, напротив, пробуждает чувства благородные.

Порой  «Бал воров»  слегка напоминает «Тетку Чарлея» (российскому зрителю эта комедия  лучше известна в телеварианте – «Здравствуйте, я ваша тетя»). Неудивительно, если главная его героиня — леди Хэф — покажется кому-то из зрителей родственницей  комедийных персонажей Оскара Уайльда. Возможно, что эти параллели не случайны и являются частью той игры, которую Ануй затеял со зрителями.

Жан Ануй прославился как мастер пьес о нравственном выборе.  Там у него — драматические ситуации и героические характеры. Те его сочинения крепко захватывают и долго  не отпускают.  «Бал воров», на мой взгляд, — их полная противоположность. Это едва ли название из обязательного «джентльменского» списка театрала, тем более — театрального интеллектуала. Это зрелище красивое, легкое, с юмором, забавными переодеваниями. Без тройного дна и сверхзадачи.

Хотя… Есть зрители, которые и тут усматривают некие философские подтексты. Это, к примеру, когда Ева (Светлана Лысенкова), изверившаяся  в любви воспитанница  леди Хэф, повторяет  вору и дамскому  соблазнителю Гектору (Сергей Беланов), что не может вспомнить то его лицо, которое так очаровало ее при первой их встрече. Гектор, не сомневающийся в своей неотра­зимости, примеряет одну за другой все свои маски — но  тщетно. Ева говорит: «Нет».

Очень хорош лирический дуэт другой воспитанницы леди Хэф — ангелоподобной Жюльетты,  вполне способной под влиянием чувств превратиться в дьяволенка, и Гюстава, не вконец еще испорченного уроками ветерана воровского фронта Петербоно  (засл. арт.  России Александр Семикопенко). Роли юных влюбленных с трогательной искренностью  исполнили Арина Диденко и засл. арт.  Бурятии Евгений Овчинников.

И все же в центре всей этой истории — леди Хэф (засл. арт. России Валерия Искворина).  Эта она, скучая, решила развлечься, сыграв в неузнавание воров, надевших маски испанских аристократов, и поселив их на  своей вилле.

Однажды леди Хэф заметит без ложной скромности, что все, за что берется, она делает хорошо. Что ж, розыгрыш ей удался, хотя и оказался чреват незапланированными последствиями. А кроме того режиссер постановки Михаил Заец, веря в свою леди Хэф, поменял комедийно-детективный финальный перевертыш Ануя на музыкально-лирический. В ростовском варианте леди Хэф берет из рук местной певицы микрофон и поет по-французски. Замечательно поет,  демонстрируя, что и тут она – прима.