В начале XX века в Ростове выпустили серию открыток с видами города, его достопримечательностей, сценами из жизни ростовцев. Одно из изображений заметно отличалось от прочих. Это — футуристический коллаж «В недалеком будущем». Его автор, чье имя история для потомков не сохранила, нафантазировал Таганрогский (ныне — Буденновский) проспект завтрашнего дня.

В небе — стаи дирижаблей

Кто-то мечтает о небе в алмазах, а этот фотохудожник изобразил на открытке иную мечту: небо, по которому летят птичьей стаей дирижабли и аэропланы.

Впрочем, не исключено, что самого автора все эти достижения технического прогресса настораживали, и эта открытка —или страшилка-предупреждение, или ирония над теми, у кого они вызывали неистовый восторг.

Возможно, с первого взгляда на эти дирижабли ростовские гимназисты сразу же назвали бы их имена. Воздухоплавание тогда было модной темой. В 1911 году (примерно в это же время, по мнению ростовских краеведов, появился и этот футуристический коллаж), Россия занимала третье в мире место после Германии и Франции по количеству имеющихся у нее дирижаблей. Однако само это количество (четыре —отечественных, пять —импортных) было так невелико, что запомнить их имена не составляло труда. Дирижабли в России называли, как правило, именем какой-то птицы: «Кречет», «Ястреб», «Голубь», «Коршун», «Чайка», «Беркут», «Гриф», «Альбатрос»…

В те годы ни одна из этих «птиц» в ростовском небе так и не появилась. Но фантазия того безвестного фотохудожника еще может стать реальностью. Уже сегодня в распоряжении ростовской полиции имеется дирижабль по имени «Око». Это «Око» прибыло на Дон шесть лет назад — накануне проведения в донской столице Госсовета — для улучшения полицейской зоркости.

Согласно некоторым прогнозам, дирижабли, в сравнении с самолетами и вертолетами более экономичные и менее опасные для окружающей среды, будут в перспективе использоваться для разного рода контроля с воздуха. К примеру, за движением автотранспорта, состоянием энергосистем. Есть сегодня и ратующие за то, чтобы возобновить использование дирижаблей для грузопассажирских перевозок, как это было в начале XX века, когда большие управляемые аэростаты доставляли пассажиров из Старого Света в Новый. И — обратно.

А в развитие страто­сферных дирижаблей, то есть поднимающихся к границе с космосом, вносят свой вклад и донские ученые —сотрудники Таганрогского технологического института ЮФУ.

Поговаривают, недалеко то время, когда и обзорные экскурсии по донскому краю совершаться будут на дирижаблях.

Было счастье пешеходу

— Для меня самый интересный объект на этой открытке — монорельсовая дорога, которую художник, правда, изобразил слишком высоко, и с первого взгляда ее можно принять тоже за некий летательный аппарат, — прокомментировал этот сюжет ростовский краевед и журналист Геннадий Беленький. —Первая монорельсовая дорога приняла пассажиров в немецком городе Вуппертале еще в 1902 году. Могу предположить, что ездили по ней и наши земляки, которым захотелось, чтобы этот вид общественного транспорта появился в Ростове.

Однако в прежние годы эту идею всерьез все-таки не рассматривали. Она чуть было не осуществилась уже в наше время, о чем рассказал Геннадий Беленький в своей, вышедшей в 2001 году, книге «Маршрутом из прошлого в будущее», посвященной проектам развития ростовской транспортной системы. Мысль о монорельсовой дороге очень увлекала руководителей донской столицы. Тем более что среди наших земляков были специалисты, участвовавшие в строительстве такой дороги в Москве, но…

Проходить первая ростовская монорельсовая дорога, соединяющая центр города с Северным жилым массивом, должна была вблизи жилых домов (в том числе и по проспекту Буденновскому!) — на уровне третьих этажей. И жильцы, понятное дело, воспротивились.

Тем не менее Ростов разрастается и, по мнению Геннадия Беленького, о монорельсовой дороге еще вспомнят, но уже в связи с другими маршрутами.

Будущее общественного транспорта в Ростове автор открытки, как видите, связывал прежде всего с трамваями. На ближайшую перспективу угадал: трамвай ростовчане любили. Сейчас ростовский трамвай переживает не лучшие времена, но есть его пропагандисты, убежденные: современный скоростной трамвай — отличная альтернатива метро. Чтобы убедить в этом и других ростовчан, они недавно выставляли около Донской публичной библиотеки баннеры с изображениями самых современных моделей и картами возможных новых ростовских трамвайных маршрутов.

Еще несколько лет назад мысль о велосипеде как популярном виде городского транспорта могла бы наших земляков насмешить. Добирающийся до работы на велосипеде воспринимался как человек с чудинкой. А теперь изображение велосипедов на открытке о будущем Ростова кажется пророчеством. Увы, но словно напророчил фотохудожник и связанные с ними проблемы: «двухколесный конь» явно доставляет прохожим неудобства.

А почему на этой картине будущего отсутствует автомобиль? Вооружившись лупой, я его все же обнаружила: маленький, серенький, сливается со стеной здания…

Известно, что первый автомобиль появился в Ростове, как и первый трамвай, в 1901 году. Ездить ему по городу дозволялось якобы не быстрее того трамвая. Возможно, еще и поэтому в течение последующих шести лет в Ростове каждый год прибавлялось всего по… одному «мотору». Вот ведь радость была пешеходам…

Откуда высотка?

Ростов будущего фотохудожнику начала XX века представлялся городом с высотками. Потому, наверное, он и возвел на открытке десятиэтажку.

— До революции таких высоких домов в Ростове однозначно не было, — говорит Геннадий Беленький. — В то время высотками ростовчанам могли казаться даже пятиэтажные здания. В 30-е годы в Ростове самым высоким был восьмиэтажный дом.

На открытке — явно изображение какого-то реального небоскреба начала XX века. Какого?

В 1904 году в Москве вырос первый русский тучерез, как современники называли порой высотки, — доходный дом водочного короля Федора Афремова. Его построил архитектор Шишковский. Однако у этого здания, которое многим москвичам показалось монстром, разрушившим гармонию и благолепие привычного городского пейзажа, было только восемь этажей…

Тогда, возможно, автора открытки впечатлил побивший в 1913 году рекорд дома Афремова еще один московский небоскреб — десятиэтажный дом Нирнзее? Похож, но не он.

— Это, скорее всего, американский небоскреб, — предполагает председатель ростовского клуба коллекционеров Геннадий Лаптев, который подарил этой и другим старинным открыткам с видами Ростова вторую жизнь, выпустив их наборы репринтным изданием. – Ростов до Первой мировой войны называли, бывало, русским Чикаго. Это был динамично развивающийся город с большими и обоснованными амбициями. Футуристические проекты некоторых ростовцев включали расширение города до таких размеров, что к 1930 году он мог бы объединиться с Новочеркасском, стать гигантским центром автомобилестроения, мегаполисом мирового масштаба.

Слышите перекличку с нынешним проектом ростовской агломерации? А казалось бы, наивная старинная открытка…