Первостроители Зернограда не просто возводили новое поселение посреди степи. Они строили то, чего еще не бывало: агроград. Здания являли собой архитектурный авангард своего времени — недаром первый этап строительства Зернограда вошел в историю отечественного зодчества.

Таким был Зерноград в середине 1930-х годов
Продолжение. Начало в №№ 477 - 479

Казалось раем

Этот грандиозный эксперимент начался в 1928 году, когда возникла идея крупного учебно-опытного зерносовхоза. Она трансформировалась в идею нового социалистического города, жители которого участвовали бы в сельхозработах, испытаниях сельскохозяйственной техники и где готовились бы квалифицированные кадры для села, встающего на рельсы механизации и прогрессивных технологий.

Спустя шесть лет после закладки первого камня в основание первого здания этого зерносовхоза там побывал корреспондент журнала «На стройках МТС и совхозов». Открывшуюся ему картину он живописал так: «Вы идете по шоссейной дороге, обсаженной по сторонам длинными стройными шеренгами молодых тополей.

Уже издалека вы слышите биение пульса социалистического города. Глухой рокот моторов. Шум станков.

И вот вы на территории Зернограда. Трехэтажные дома с изящными балконами. Уютные домики. Фабрика-кухня. Клуб. Электростанция. Гостиница. Поликлиника городского типа. Средняя школа. Высшая школа. Больница. Кафе-ресторан. Детские ясли. Гараж. Водонапорная башня. Ремонтная мастерская с десятками станков, напоминающая маленький завод.

Все это утопает в зелени деревьев. Около домов разбиты скверы с цветочными клумбами. Совсем близко молодой парк».

Начало такой комплексной застройки положил коллектив столичных архитекторов, в котором тон задавал Пантелеймон Голосов, увлеченный в то время идеями конструктивизма художественного стиля, который называли еще революционным (или пролетарским) аскетизмом, поскольку он отвергал всяческие внешние красивости, основывался на принципах лаконизма, минимализма и т.п.

Незадолго до этого Голосов участвовал, кстати, и в планировке поселка Зерносовхоза 1 «Гигант» крупнейшего в мире сельскохозяйственного предприятия, соседа учебно-опытного совхоза «Зерноград» (он же учебно-показательный зерносовхоз, он же Зерносовхоз 2»).


Те самые балкончики.не от того ли еще, что так аккуратно исполнены домики в городе живуч слух, будто строили их немцы? Нет дыма без огня: к строительству города будущего причастно и акционерное общество "Русгерстрой" — совместная с немцами контора, однако она только выделила часть первоначального капитала на строительство. Проектировали и строили дома наши людм.

И перед «Гигантом», и перед «Зерноградом» задачи стояли глобальные. Одна из них заключалась в том, чтобы показать пример стирания грани между городом и деревней. От этого архитекторы и отталкивались, разрабатывая модели обоих поселков (официально городом Зерноград стал позже).

Эти поселки делились на три зоны: производственную, жилую и общественную. Жилые комплексы в Зернограде первоначально включали в себя трехэтажные дома повышенного по тому времени комфорта, коттеджи для специалистов руководящего звена и общежития.

Можно только представить счастье первых зерноградских новоселов, проживавших до того в палаточном городке: двухкомнатная квартира жилой площадью сорок метров, кладовая, встроенные шкафы! Это и по нашему времени чудесно.

Жительница Зернограда и давний друг нашей газеты Зоя Семеновна Гурь­ева свидетельствует, что такие квартиры бывали даже меблированы. Точно, что там стояли квадратный стол и венские стулья.

К сожалению, для многих зерноградцев это был рай, о котором приходилось только мечтать. Старожилы вспоминают, что жилья всегда не хватало, и бараки в этом городе будущего существовали вплоть до 1970-х годов.

В истории отечественного зодчества эта ситуация объясняется так: «Центральные поселки совхозов «Гигант» и «Зерноград» стали прообразами сельских поселений и оказали большое влияние на общий ход развития сельского строительства. Но в силу неразвитости материальной базы строительства, еще не окрепшей экономики сельского хозяйства все эти поиски носили в основном экспериментальный характер».

А если это трактор?

В Зернограде порой можно услышать о весьма оригинальных постройках первых, голосовских, лет. О здании в форме американского трактора «Катерпиллер» он был хорошим помощником первоцелинникам. Или в форме деталей хлебоуборочных комбайнов.

Я пыталась найти такие дома, но сколько ни расспрашивала об их местонахождении прохожих, те только пожимали плечами.

Легенда они или реальность? В самом ли деле Голосов или его единомышленники-коллеги проектировали такие необычные постройки?

За консультацией по этим вопросам я обратилась к доценту Академии архитектуры и искусств ЮФУ, специалисту в области конструктивизма в архитектуре Артуру Георгиевичу Токареву. По его мнению, такое «прочтение» авторских идей, воплощенных в архитектурных сооружениях, скорее свидетельствует о богатом воображении зрителей:

Людям, особенно в переломные эпохи, свойственно обнаруживать в архитектурных формах какие-то символы, созвучные этой эпохе или их представлениям о ней. К примеру, ростовским рабочим-железнодорожникам в очертаниях их заводского Дворца культуры (Лендворца) поначалу виделся паровоз. Наши современники убеждены, что Ростовский музыкальный театр спроектирован по образу рояля, хотя авторы проекта отвергали свою нацеленность на такое решение.

Тем более не характерен такой символизм для конструктивистов, которые прежде всего стремились к тому, чтобы внутреннее пространство здания четко соответствовало его назначению, были приверженцами строгих, лаконичных форм.

Но искусство тем и интересно, что каждый может увидеть в нем что-то свое. И хотя дома - детали комбайна или здания-трактора я не нашла или не угадала, все же готова поверить в «а вдруг», в то, что, может быть, и есть в облике зерноградских зданий что-то эдакое, что разглядит не всякий

К чему распускается черная роза?

Любовь Иосифовна Бережная, заведующая Зерноградским районным историко-краеведческим музеем, считает, что кроме конструктивистских построек, гордостью и достопримечательностью Зернограда того времени был фруктовый сад. А еще, по свидетельству старожилов, Зерноград 1930-х годов утопал в розах.

Это может удивить наших современников: вокруг архитектурный авангард, подчеркнуто геометрические конструкции, а на клубахрозыКлассические, романтические розыКак же это не додумались засадить город растительностью с более выраженной геометрией?

Ну и хорошо, если не додумались. И просто замечательно, что вообще озеленению города архитекторы-новаторы придавали большое значение.

Рассказывают, что Зерноград и зеленел, и благоухал, и плодоносил благодаря садовнику Ивану Семеновичу Шиманскому. Он был человек в летах, успел раскрыть свой незаурядный садоводческий талант еще до революции, в имении князей Бобринских под Мелитополем. Возможно, именно этот талант сделал его достойным женихом в глазах управляющего имением и его дочки Веры Эдуардовны. Они поженились, семья у них получилась многодетная.

Краеведы Виктор Иза­рович Зайдинер и Сталина Анд­реевна Ковынева в своей книге о Зернограде приводят историю, которую узнали от дочери ШиманскогоНадежды. Шиманского манила мечта многих цветоводов об авангарде своего родачерной розе. Он пытался ее вывести, и в 1937 году это ему удалось. Черную розу Шиманский подарил жене.

Верно, это была условно черная роза: густо-густо лиловая или густо-густо бордовая, ведь чисто черную розу не вырастил еще никто. Некоторые утверждают, что черные розы благоприятствуют влюбленным. Может, для кого-то это и так. Но для Шиманских она стала предвестием беды.

некрополь-123.jpg

Осенью этого же года, рассказывает Зайдинер, Шиманского арестовали, и домой он уже не вернулся. Родственники говорили потом, что на него донесли из мести. Это сделал человек, выгонявший коров в сад, который обихаживал Шиманский. Садовник бранил его, и однажды тот человек написал куда следует, что когда собирали деньги в помощь испанским детям, Шиманский сделать взнос отказался. Чуждый, стало быть, советскому строю гражданин.

Сегодня в Зернограде ежегодно устраивают конкурсы на лучшую дворовую клумбу. Победителей премируют, чтобы сделали свою клумбу еще пышнее. И все-таки некоторые по сей день вздыхают о розах Шиманского, как о самых лучших цветах, какие только видел Зерноград.

P.S. К шедеврам архитектуры конструктивистские сооружения Зернограда не отнесешь, и все же это очень интересное социально-культурное явление. Однако в региональном списке объектов культурного наследия ни одно из них не значится.

Председатель Зерноградского районного отделения Всероссийского общества охраны памятников Григорий Иванович Забегайлов уверен, что это несправедливо. С ним солидарно и областное отделение ВООПиК. Хочется надеяться, что хотя бы в связи с 85-летием Зернограда, которое будет отмечаться в следующем году, экспериментальным постройкам «города будущего» воздадут по чину.