Перефразируя известную героиню из фильма «Москва слезам не верит», Галина Георгиевна Лисовская с полным правом могла бы сказать, что творческая жизнь в 70 лет только начинается.

Художественная вышивка в наши дни стала занятием популярным, редкая выставка народного творчества, декоративно-прикладного искусства обходится без работ вышивальщиц. Но вышитые картины Галины Лисовской — случай особый. В этом можно убедиться, побывав на ее персональной выставке в Атаманском дворце.

3-лисовская.jpg

— Это — прекрасные копии произведений выдающихся живописцев, только выполненные не кистью и маслом, а с помощью иголки с ниткой. Я восхищен, — такой отзыв я услышала от одного из ее посетителей — новочеркасского художника.

Вышивальщицей живописных полотен Галина Георгиевна стала благодаря случаю, который привел ее в один из ростовских магазинов дамского рукоделия. Стену этого магазина украшала большая вышитая крестиком картина. Лисовская залюбовалась ею и подумала, а почему бы самой не попробовать вышить картину? Только не крестиком, а гладью: эта задача более сложная, но зато и более интересная.

1-лисовская.jpg

До выхода на пенсию времени на хобби у Лисовской не оставалось. Должность начальника отдела конструкторского бюро требовала такой отдачи, что рабочий день зачастую продолжался десять — двенадцать часов, приходилось забывать о выходных и праздниках. Плюс семейные заботы. И все-таки душа требовала чего-то, возвышающего над круговертью будней. В течение многих лет Галина Георгиевна покупала альбомы с репродукциями шедевров изобразительного искусства, которые с удовольствием рассматривала в редкие часы досуга.

4.jpg

Загоревшись идеей вышить картину, Лисовская точно знала, что это будет репродукция из такого альбома. Для первого опыта выбрала картину Ван Гога, не самого любимого своего художника, но очень ею уважаемого. Это был пейзаж с пахарем. Получилось очень даже неплохо. Контуры картины Лисовская переносила на заготовку старым студенческим способом: с помощью стекла и подсветки. (Сейчас, конечно, использует множительную технику). А пяльцы ей смастерил муж. С тех пор он конструирует для нее все более удобные модели.

За почти полтора десятка лет Лисовская вышила около семидесяти работ – пейзажей, портретов, жанровых сцен, натюрмортов.

— Занятие для души — это для меня вышивка натюрмортов. Я убеждена, что никто не писал натюрморты так реалистично и в то же время загадочно, с такой любовью к дарам природы и бытовым предметам — искусным творениям мастеров-ремесленников, как голландские художники XVII века. Мне кажется, что их картины я могла бы вышивать бесконечно, — говорит Лисовская.

— Зачем же тогда обращаетесь к другим жанрам?

— Чтобы сделанное мной не было однобоко.

Каждый раз, выбрав в альбоме репродукций какой-то сюжет, Галина Георгиевна, прежде чем приступить к вышивке, начинает информационную подготовку: старается как можно больше узнать об истории создания этого шедевра маслом. При этом не пренебрегает и базой интернета.

— Такое знание помогает вам в работе? — спрашиваю Лисовскую.

— Расширяет кругозор.

Иногда, вышивая картину, она словно открывает для себя заново давние истины. К примеру, погрузившись в работу над пейзажем Бориса Щербакова, который он писал неподалеку от станицы Вешенской, Лисовская живо представила, как далекие предки, увидев донскую степь в цвету, влюбились в эту красоту и решили навсегда поселиться на этой земле.

Когда Лисовская впервые предложила свои вышитые картины на выставку, устраиваемую в Новочеркасске городским клубом художников, там к этому явлению первоначально отнеслись скептически. Не тот, вроде, профиль… Но все меняется, взгляды пересматриваются, и уже давно Галина Георгиевна непременная и желанная участница ежегодных выставок и этого клуба, и другого новочеркасского художественного сообщества — «Женской палитры».


А вообще Лисовская — дипломант многих выставок-конкурсов – от городских до всероссийских. На одной из всероссийских выставок ей вручили самый дорогой для нее приз — коробку со ста катушками шелковых ниток отличнейшего качества. Угодили вдвойне: ведь шелк, как нельзя лучше, подходит для вышивки так любимых ею натюрмортов, а также прекрасных английских дам с портретов Гейнсборо, которые Галине Георгиевне тоже очень нравится копировать с помощью иголки с нитками.

5-лисовская.jpg

С особым настроением Лисовская вышивает портреты родного города — Новочеркасска. Тут уже работает, как правило, с фотографиями. Находит наиболее выигрышный ракурс храма или иного старинного здания и просит своих домашних запечатлеть его на фото.

— Сегодня в общественном сознании утвердился утрированный образ донского казака, — считает Галина Георгиевна. — Раз казак — значит кто-то далеко не элегантного вида, в форменной одежде с лампасами. Но ведь уже во второй половине XIX века среди казаков-новочеркасцев было много интеллигенции. Они и держались, и одевались по-иному, и дома у них были построены с большим вкусом. Я очень люблю эти старинные новочеркасские особнячки.

2--лисовская.jpg

Вышивает Галина Георгиевна исключительно при дневном свете, устроившись у окна на кухне, — самого светлого места ее небольшой квартиры, все стены которой увешаны ее вышивками. Она занимается этим, потому что жить по-другому уже не может и потому что знает: новые работы обязательно покажет на выставках. Встречи с ними ждут.