Репортажи блогера Kerrangjke в крупнейшем ростовском интернет-сообществе Rostov-don неизменно выходят в региональный, а то и общероссийский «топ». Обычно это пара десятков красочных фотографий заброшенного завода или санатория, а также историческая справка об этом месте. Такое «краеведение» называется urban exploration, или по-русски — «городские исследования».

—  Еще есть индустриальный туризм, но это скорее экскурсии по работающим объектам, — поясняет Kerrangjke, он же 22-летний ростовчанин Василий Гриненко. — Исследованиями многие увлекаются: кто-то пытается попасть в пещеры, кто-то — в подземелья или канализацию. А мы взяли просто заброшенные места. Я и еще несколько моих приятелей занимаемся этим второй год —сейчас обследовали около 70 % всей области. Кроме крупных городов и райцентров, побывали в десятках небольших поселков — оказалось, в них располагается много интересных, но известных только местным жителям объектов. 

Василий1.jpg

Сначала мы искали нужную информацию на местных сайтах или узнавали у знакомых. Скоро такие места закончились, и мы решили просто съездить в районы, где еще не были, и посмотреть на месте. Абсолютно в каждой поездке находились десятки интересных объектов: огромные заводы, фабрики, склады... Тут, кстати, нас начали интересовать не только обследования таких объектов, но и их история: «А что это было за место?» Иногда мы это спрашиваем на проходной, если объект охраняется: в основном охранники — это бывшие работники, которые теперь вынуждены караулить останки. Поэтому они с радостью рассказывают и часто сами проводят для нас экскурсии. В других местах спрашиваем у местных жителей: те удивляются нашему интересу, но всегда подробно отвечают.

Зачем вандалить-то?

—По-моему, ваше увлечение не особенно и легально...

— Не все заброшенные места запрещены для посещения. Хотя многие наиболее сохранившиеся — под охраной, поэтому могут приписать проникновение на частную территорию, это как минимум штраф. Но у нас подобного ни разу не было, ведь все зависит от того, как ты себя ведешь: если хабар в виде противогаза или дозиметра не берешь, не портишь и не вандалишь – проблем не будет. Именно поэтому мы предпочитаем ездить своей небольшой компанией и крайне редко берем с собой кого чужого.

Один-из-многих-цехов-векового-завода-Красный-Аксай,-ныне-вся-территория-завода-заброшена.jpg

— Часто просят взять с собой?

— На почту интернет-сообществ, где выкладываю свои фотографии и отчеты, таких просьб приходит под сотню в день. У меня уже есть на рабочем столе компьютера папка с шаблонами ответов на типичные вопросы. Например, «вау, а где это место?», «как можно попасть на крышу?» или «возьмите меня с собой». Чаще всего отказываем, особенно если просят рассказать, где мы нашли тот или иной объект. Потому что он будет моментально разграблен и уничтожен: там, где не справилось время, добьют толпы скучающих подростков.

Например, в одном бывшем ростсельмашевском садике был зимний ботанический сад. Пару лет назад я попал туда первым, договорился с охраной, сделал прекрасные фотографии. Но кто-то в комментариях к репортажу в Интернете указал адрес. Так получилось, что в скором времени охрану с этого объекта сняли – меньше чем за год сад был буквально уничтожен. Гипсовые фигурки просто раздробили, замазали баллончиками роспись на стенах, разбили стекла. А потом там случился пожар — и сада не стало.

— Часто сталкиваетесь со следами вандализма?

— Регулярно. Заброшенное место могут превратить в помойку буквально за пару дней! Есть просто «отдыхающие», немало страдают места от «игрунов», особенно от страйкболистов. Я не могу понять, зачем это делается, особенно в таких местах.

— Вы себе никогда не позволяете хулиганства?

— Ну, один раз был похожий случай: ничего не громили, просто трубу «задымили»...

— То есть?!

Бассейн-в-санатории-профилактории-Мелиховский.jpg

— Нашли мы как-то заброшенную котельную в одном уже почти вымершем поселке. Котельная полностью сохранилась, в том числе и огромная труба. Мы взяли пару покрышек, положили туда и подожгли — из трубы повалил черный дым, будто котельная вновь заработала. Почему мы это сделали — не могу объяснить, может, атмосфера места так повлияла. Получилось что-то нереальное: голая безлюдная степь, заброшенный цех – и дым из промышленной трубы... Оставшиеся в поселке люди, наверное, решили, что все снова заработало – нам было из-за этого неловко. Для местных жителей же закрытие предприятий и таких вот котельных — трагедия, а мы их так обнадежили...

в-одном-из-заброшенных-детских-садов.jpg

— У вас есть какой-то свой этический кодекс в этом вопросе?

— Стараемся ничего с собой не забирать: это и незаконно, и считаем это неправильным — не наше. Иногда, конечно, не удерживаемся и прихватываем что-то вроде старого пропуска в шахте или аптечки из бомбоубежища — они давно уже просрочены и никакой ценности не имеют. Бывает, что нам предлагают взять сувенир вахтеры, например, бюст Ленина или флажок: «Берите, все равно выкидывать будут». И вроде как мелочь, но дома уже собралась огромная коллекция: мне нравится все, что связано с советской эпохой.

Уникальная база

— Сколько в вашей коллекции уже исследованных объектов?

— Сейчас подсчитать даже трудно. Например, в группе «ВКонтакте» http://vk.com/urbanrostov более 400 альбомов. На домашнем компьютере около 80 тысяч фотографий лежат необработанными — не всегда руки доходят, а это еще около сотни объектов.

летняя-сцена-в-пустующем-детском-лагере.jpg

Была идея вести свой журнал — в Европе выпускают подобные, но для этого нужны деньги. Хотели водить экскурсии или организовать индустриальный туризм — пока не получается. Кому нужны руины? Они по-своему прекрасны, но в общем это очень грустно. Никто не хочет поднимать данную тему — она не всегда приятна, даже если касается истории родного района или города. Меня, напротив, иногда обвиняют в провокациях: мол, нагнетаете!..

Почему, например, вы, журналисты, не рассказываете об этих интересных страничках нашей истории? Она же утекает и забывается с каждым днем: когда начинаем искать информацию про какой-нибудь завод или санаторий, то находим разве что сведения о банкротстве владельца. И если лет через десять кто-то решит узнать, что это было за место, — не найдет и следов. А мы пытаемся собрать хоть какую-то базу данных.

— Какой-то интерес к этой базе проявляют? Например, краеведы?..

— Нет, все оценивают только с точки зрения красоты фотографии, не более. Был лишь один случай: когда наш репортаж про заброшенные детские садики в Ростове, видимо, попал на стол кому-то из высоких чиновников. Случился скандал: мест для детей в городе не хватает, а тут прям восемь пустующих! Буквально через месяц несколько из разведанных нами детских садов начали реконструировать! Это было как чудо. Новость о том, что какой-то обследованный нами объект начали оживлять, я встречал еще пару раз — тут, скорее всего, без нашего вмешательства было, но все равно очень приятно.

Конечно, мы мечтаем, чтобы на нас обратили внимание: хотя бы помогали частично погашать траты на поездки, но не это главное. Главное – интерес к этому вопросу. Дайте нам задание: поезжайте в такой-то район и расскажите о том или ином предприятии — для сайта или для исторической колонки в местной газете, мы бы с удовольствием это делали. Причем, не в обиду вам будет сказано, даже журналисты вряд ли бы лучше справились с этой задачей.

...Мы беседовали с Василием, гуляя по парку «Октябрьский», недалеко от СИТО. Когда-то здесь располагался дельфинарий — его уже замалеванные граффити стены стали иллюстрацией к диалогу. «Дельфинов уже давно перевезли, а здание простоит здесь еще полвека, - комментирует Василий. - Вот вы сможете своим детям пояснить через несколько лет, что здесь было и, главное, по каким причинам закрыли? А ведь это тоже наша история, которую бы нужно изучить и сделать выводы. Или хотя бы запечатлеть» 

P.S. Наверное, многие из наших читателей знают такие места: когда-то красивые и мощные, а сейчас забытые. Присылайте адреса и истории о таких заводах, цехах или усадьбах нам в редакцию. Мы передадим эту информацию Василию для его последующих поездок и красочных фотоотчетов по урбанистической истории нашего края.