Еду в транспорте, рядышком со мной две девчушки–школьницы разговаривают: «Как плохо, что скоро зима наступит. Ни погулять нормально, ни одеться…» А мне сразу вспомнилось, с каким нетерпением мы в детстве ждали прихода зимы.


И бегали каждый день на реку Урал посмотреть, не встал ли на ней лед. Как только речная гладь исчезала под слоем льда (что интересно, вода под ним становилась зеленоватого оттенка), наступал сезон катания на коньках.

На лед спешили и взрослые, и дети — кто с «фигурками», кто с «канадками», а кто и просто — с самодельными салазками. Представьте картину: по широкой реке скользят десятки людей - никаких тебе бортиков (как на крытых катках), никакого ограничения по времени (как в современных пунктах проката коньков), катайся там, где душе твоей угодно! Одно, правда, ограничение было — прежде чем выбрать место для «катка», надо было внимательно осмотреть лед, нет ли где рядом полыньи. Для тех, кто не знает, что это такое, поясню: полынья — это кусок незамершего водного пространства. Опасность в том, что, не заметив полынью, можно в нее попасть и утонуть. В свое время нам, четверым 15-летним девчонкам, которые дотемна задержались на катке, пришлось вытаскивать из «черной дыры» (так у нас называли полыньи) двоих взрослых людей — мужчина и женщина переходили по льду Урал и провалились под лед. С тех пор я знаю — в минуту опасности не думаешь о своей жизни, думаешь лишь о том, как спасти человека. Только через полчаса после происшествия мы поняли, что у нас на ногах были коньки и случись что, на дно мы ушли бы гораздо быстрее, чем тонущие… Слава богу, этот случай в моей жизни был единственным, и воспоминаний о катании на коньках он не омрачил. Наоборот, получается, что благодаря этому были спасены две жизни.

коньки-4.jpg

А катались мы много… Почти все свободное время. И погода нам не была помехой. Первыми моими коньками были «снегурки». Они состояли из раздвижных полозьев, которые ремешками крепились прямо на валенки. С этими незамысловатыми устройствами я научилась ровно стоять и двигаться по льду. Именно «снегурки» подарили мне любовь к конькам на всю оставшуюся жизнь!

После них я попробовала кататься на «канадках» - просила их у соседских мальчишек на прокат. И даже играла в хоккей с шайбой. Не скажу, что кататься на мужских коньках было легко, ботинки у них жестче, чем у женских, да и лезвие более массивное. Но выбирать не приходилось — «фигурки» стоили в то время очень дорого, да и достать их было не так–то просто. Не знаю, сколько бы еще я рассекала по льду в «черных ботинках», если бы не случай — моей однокласснице родители привезли из Москвы фигурные коньки, а они не подошли ей по размеру. Наверное, никогда не забуду, как я со скоростью ветра мчалась из школы домой, лишь бы успеть поговорить с родителями в обеденный перерыв. А вдруг они смогут купить мне эти коньки? То ли мой умоляющий взгляд сделал свое дело, то ли помогло то, что училась на все пятерки… В общем, родители дали добро на покупку и 18 рублей. Какое это было счастье! У меня появились настоящие фигурные коньки! С высокими белоснежными ботиночками на каблучке, блестящими лезвиями, шнурками и заклепками… Казалось, красивее их на свете ничего и быть не может!

коньки-2-Голландия.jpg

Эти «фигурки» прослужили верой и правдой много лет. Я каталась на них, когда училась в школе, когда приезжала в гости к родителям из института. В них делали свои первые шаги на льду моя сестренка, а потом племянница… Относились все к «фигуркам» очень бережно: точили лезвия, натирали ботинки для белизны зубным порошком, сушили, набив изнутри газетной бумагой.

А какие пируэты удавалось демонстрировать на этих коньках! В то время все в СССР были влюблены в фигурное катание и нам, девчонкам, очень хотелось быть похожими на знаменитых Ирину Роднину и Людмилу Пахомову. И если при трансляции спортивных программ наши родители больше всего следили за оценками, которые выставляло фигуристам жюри, нас, детей, интересовала техника исполнения элементов. Ее мы потом старались выполнить на льду. Падали, конечно, набивали шишки и синяки – речной лед все–таки отличается от искусственного. Зато почти все умели (пусть и не на высоком профессиональном уровне) крутить тодес и делать «ласточку». И даже соревнования между классами и школами по фигурному катанию устраивали! Поэтому и ждали зиму с нетерпением…

Недалеко от моего дома в прошлом году открыли торговый центр с небольшим катком под «звездным небом». Ну как тут можно было удержаться от катания? Одно только волновало – «помнят» ли ноги коньки? Оказалось — помнят! Хотя и прошло уже почти 20 с лишним лет. И даже некоторые элементы фигурного катания удалось повторить! Вот только жаль, что время проката быстро закончилось — сейчас на коньках не сильно–то покатаешься, цены «кусаются». Обрадовало лишь то, что на катке было очень много малышей. Маленькие, хрупкие, они старательно повторяли за тренером движения и аккуратно, слегка пошатываясь на коньках, двигались друг за другом по льду. За бортиками за успехами своих детей следили родители. Интерес к фигурному катанию возвращается!

Петр I во время своей знаменитой поездки в Европу, помимо прочих нововведений, привез в Россию и коньки, проникшись народной голландской забавой на льду. Кстати, само слово «коньки» произошло, как несложно догадаться, от слова «конь». Объясняется это тем, что русские мастера часто вырезали на длинных загнутых носах, которыми обладали первые коньки, фигурки коней.

Считается, что первыми обладателями коньков были киммерийцы — кочевые племена, жившие 3200 лет назад в Северном Причерноморье. Они привязывали к ногам кости животных. С XIII века коньки служили человеку средством передвижения по замерзшим рекам, озерам и каналам в северных странах. Уже тогда в Голландии начали делать коньки, состоящие из деревянной основы, в которую вставлялись металлические полоски.

Первый клуб любителей фигурного катания появился в Эдинбурге еще в 1742 году. Но объединил танцы и катание на коньках американец Джексон Хейнc — он был первым, кто катался в театральных костюмах и под музыку. А произошло это в середине XIX века. Хейнса называют «отцом фигурного катания».