Сериал «Великолепный век» завершился, загадки остались.




Среди наших читателей немало тех, кто с интересом следит за развитием событий при дворе турецкого султана Сулеймана Великолепного. По их просьбам мы на страницах нашей пятничной толстушки и спецприложения «Аксинья» уже рассказывали о том, как историческая правда переплетается здесь с художественным вымыслом. Посмотрим теперь с этой точки зрения на фрагменты заключительных серий этого фильма.

Ручной труд по-султански

В «Великолепном веке» разносторонне одаренным, наделенным художественными талантами показан лишь один человек. И это, конечно, Сулейман Великолепный. Он и политик, и законодатель, и фехтовальщик отменный, и ювелир первоклассный. А еще слагает стихи, которые остаются в веках. Наверно, Сулейман Великолепный был талантливее других представителей Османской династии, однако и остальные Османы не только управление государством и владение мечом считали обязательным султанским делом.

Издревле турецкие султаны занимались стихотворчеством. К примеру, один из предков Сулеймана, Мехмед-Завоеватель, покоривший Византию, слагал вирши на родном турецком языке, а многие его потомки — на арабском или персидском.

Легко представить, как, радуясь свой победе над Царь-градом, Мехмед-Завоеватель декламировал древнегреческого поэта Гомера. Гомер нравился этому султану, он хорошо знал его поэму «Илиада», рассказывающую о взятии Трои, и считал, что, захватив Византию, еще и древним грекам отомстил за защитников Трои.

Сын Сулеймана Великолепного Селим, которому было суждено унаследовать трон Османов, получил в веках прозвище Пьяницы. Но вино было не единственным его увлечением. Он тоже сочинял стихи и, как пишут знатоки, недурственные.

Кроме того, турецкие султаны должны были, согласно своему пониманию Корана, владеть каким-либо ручным ремеслом и заниматься им регулярно.

Султан Сулейман достиг успехов в ювелирном деле, а, к примеру, один из его родственников и коллег султан Ахмед I тоже делал кольца, но не те, которые могли бы украсить руки первых красавиц гарема, а роговые - своего рода приспособления для лучника, натягивающего тетиву. Есть сведения, что занимался он этим ежедневно, сразу после утренней молитвы.

Как будто 
он еще живой

Сулейман Великолепный, распорядившийся сначала убить своего старшего сына Мустафу, рожденного от утратившей его любовь Махидевран, а затем и их общего с любимой супругой Хюррем сына Баязета, представлен в сериале фигурой глубоко из-за этого страдающей, сгорающей на огне своей беспощадной совести.

В действительности все скорее всего было совсем иначе. И детей, и внуков турецкие султаны уничтожали при малейшем подозрении на то, что кто-то из них замышляет (или может замыслить) захват власти. Отправляли их в мир иной с той же легкостью, как наши современники расправляются с противниками в компьютерных играх.

Да в общем-то султаны в силу своих верований и считали, что лишь выключают их из земной игры, препровождая в небесные сады вечного блаженства. Причем не против воли Всевышнего. Поскольку будь он против, разве не помешал бы исполнению этих приговоров? Такова была султанская логика. Страдающий из-за убийства сыновей и внуков Сулейман Великолепный стал исключением из этого правила лишь благодаря сценаристам «Великолепного века».

Ненависть принцев друг к другу, в частности, Селима и Баязета, сыновей Сулеймана, подстегивали не чьи-то злые козни, как это показано в кино, а понимание ими того, что коронование одного — это смерть для другого. Ведь, согласно закону о престолонаследии, провозглашенному Мехмедом-Завоевателем, тот, кто становился султаном, получал право убить даже родных братьев, дабы не зарились на трон и не развязывали бы из-за этого междуусобных войн.

Иногда пишут, что упразднить этот закон пыталась еще Хюррем, однако это удалось не ей, а любимой жене другого султана, несколько позже. Но это не так. Закон о престолонаследии, стоивший жизни 78 принцам, в последний раз был применен уже в новое время — в 1809 году. Официально никто его не отменял. Развалилась Османская империя — и этого закона не стало.

В истории Османской империи были случаи, когда смерть правящего султана особо приближенные к нему лица скрывали не только от народа, но и от придворных, даже от членов венценосной семьи. Это делалось, если главный претендент на престол отсутствовал, и надо было помочь ему всех остальных опередить.

Сулейман Великолепный умер во время очередного военного похода, но не на поле брани, а в своем шатре, от старой болезни. Хотя из всех его отпрысков по мужской линии в живых оставался только шах-заде Селим, великий визирь Соколу Мехмед-паша все же принял традиционные меры предосторожности.

Согласно старинному преданию, опытный врач забальзамировал тело падишаха и тут же, по знаку великого визиря, сам был умерщвлен. Чтобы не проболтался.

Войско готовилось с победой вернуться домой, и гонец от Соколу помчался к Селиму, который теперь должен был выехать навстречу янычарам.

Зачем? Возможно, великий визирь опасался появления самозванцев. Как бы то ни было, но по сей день не развеяны слухи о том, что великий визирь в целях конспирации даже фальсифицировал распоряжения, якобы все еще отдаваемые Сулейманом. Мертвого султана несли, как живого, в паланкине, а Соколу делал вид, что на привалах совершает к нему визиты. Наконец прискакал со своими людьми Селим, и вой­ску сообщили правду о старом султане.

Шесть таинственных всадниц

Как известно, многие турецкие историки встретили сериал «Великолепный век» в штыки. Они уверяли, что никогда женщины гарема не расхаживали по дворцу в таких европеизированных нарядах, что еще тогда не было обычая сидеть за праздничным столом семейными парами и т. д.

Обычные российские зрители тоже удивлялись: разве в те времена султан и его возлюбленная могли совершать совместные конные прогулки? Что-то не вписывается это в наши представления о средневековом Востоке.

С тех пор, как в России стартовал сериал «Великолепный век» (а произошло это в середине января 2012 года), в книжных магазинах появилось немало книг старых и новых авторов, историков и беллетристов о Сулеймане, его любимой славянской жене, других султанах и их гаремах. В одном из таких трудов, претендующих на документальную достоверность в изображении нравов правителей Османской империи, его автор Джон Фрили приводит эпизод из жизни Сулеймана Великолепного, затмевающий даже смелые фантазии кинематографистов.

Представьте, что движется большое войско, придворные, в центре этой процессии - султан на белом коне в золотой мантии, усеянной драгоценными камнями, а за султаном... «За ним следовали шесть красивых молодых дам, сидевших на прекрасных белых лошадях и одетых в наряды из серебряной ткани такого же покроя, как и у мужчин, расшитых жемчугами и драгоценными камнями, а на их головах были уборы, искусно обработанные ювелирами». Каждую из дам сопровождали по два евнуха с маленькими луками в руках.

Такую незабываемую картину осенью 1555 года наблюдал английский путешественник Энтони Дженкинсон. Путешественникам всех времен свойственно преувеличивать. Но, может, этот рассказал, как и было на самом деле. К сожалению, кто были эти дамы, можно только догадываться.

С заключительными сериями «Великолепного века» не случайно, видно, подгадали к Дню святого Валентина — Международному празднику влюбленных. Но все же нравы Османского двора, особенно не приукрашенные кинематографистами, не очень вписываются в то, что мы называем большой и верной любовью. Похоже, что историй, подобной той, которую Шекспир рассказал о Ромео и Джульетте, в летописях Османской династии не найти. А в современной Турции они случаются.

Как раз в то время, когда там демонстрировался первый сезон «Великолепного века», 
(это происходило годом раньше, чем в России), СМИ сообщили о турецких Ромео и Джульетте. Только звали их Давут и Пынар. Они были старше шекспировских героев. Вполне взрослые люди, не посмевшие, однако, ослушаться родителей, запретивших им и думать о свадьбе. Но расстаться друг с другом влюбленным тоже показалось невозможным. И они предпочли расстаться с жизнью.

Осенью 2013-го СМИ заговорили о других турецких Ромео и Джульетте. На сей раз это была еще более необычная история, но с хорошим концом: Хавва и Али любили друг друга еще со школы, но и здесь родители воспрепятствовали соединению сердец. Годы шли, чувства Хаввы и Али друг к другу не ослабевали. И один из их друзей взялся уговорить их родителей дать согласие на этот брак. Он потратил на переговоры три года, но все же старался не зря. Престарелые родители влюбленных сдались, и жених с невестой, разменявшие к тому времени уже шестой десяток, стали, наконец, мужем и женой.

Может, и сериал «Великолепный век» с его бурными страстями тоже повлиял на такой финал невероятной, но все же не придуманной ситуации?