Автор популярных кинокартин «Классик» и «Мусорщик» представил в донской столице свою «Чистую победу»

Режиссер Георгий Шенгелия давно привык к тому, что его фамилию путают с созвучными ей фамилиями коллег. Вот и на кинофестивале «Сталкер», проходившем в Донской публичной библиотеке, в какой-то момент произошел такой казус, и Георгия Шенгелия назвали Георгием Данелия. Он засмеялся и сказал: «Это еще что!» Однажды он шел по «Мосфильму», а навстречу – группа итальянских кинематографистов в сопровождении нашей переводчицы. Переводчица представила Шенгелия зарубежным гостям, и их реакция оказалась неожиданно бурной.

- О, мы так давно хотели с вами встретиться! – стали восклицать итальянцы. – Вот ваш приз, он давно вас ждет!

Вручили ему коробку и продолжили знакомство с кинофабрикой. А Шенгелия, открыв коробку, увидел там серебряную пластину с барельефом грузинского художника Пиросмани. Так он понял, что итальянцы приняли его за автора фильма о Пиросмани – режиссера Георгия Шенгелая…

«Сталкер» включил в свою донскую программу недавний фильм Георгия Шенгелия «Чистая победа», снятый в редком для российского кинематографа жанре спортивной мелодрамы. Это картина о парне из простой семьи, для которого самое важное в жизни – достигнуть совершенства в борьбе самбо. Его мать, сама бывшая спортсменка (эту роль сыграла Елена Яковлева), решительно против того, чтобы сын связал судьбу со спортом. Этот путь кажется бесперспективным и девушке, к которой он испытывает сильные чувства. Мужчина, по ее убеждению, должен заниматься тем, что приносит хороший доход. Но у парня есть мощная поддержка. Это его тренер. Тот, кто приведет его к победе.

- Георгий Леванович, вы взялись за съемки этой картины потому, что накипело и захотелось убедить представительниц прекрасного пола по-иному взглянуть на тех, кого им посылает в спутники жизни судьба, доказать, что нельзя смотреть на все сквозь призму материальной выгоды?

- Мне кажется, что женщины в большинстве своем все-таки положительно относятся к преданным своему делу мужчинам, если те идут по правильной стезе. Наверно, быть рядом с такими мужчинами тяжело, но если человек твердо идет своим путем, идет через сломы, через неверие и неприятие окружающих, если он благодаря своим поступкам приближается к намеченной цели, женщины не могут этого не оценить.

- Но почему вы решили, что ваш герой должен быть спортсменом? Разве он не мог бы проявить себя в каком-то другом деле?

- Я сам половину своей жизни профессионально занимался спортом и завершил серьезно тренироваться, лишь когда начал снимать свой первый большой фильм. Потому что одновременно отдавать всего себя спорту и кино невозможно.

- И ваше спортивное прошлое – это самбо?

- Я занимался восточными единоборствами. Но когда мне предложили сделать фильм про людей, фанатично преданных самбо, решил, что нельзя упускать такой шанс. Потому что этой историей про путь к победе борца самбо я могу отдать долг и учителям в моем спорте. Ведь их работа основана на тех же принципах.

- Сообщалось о том, что первоначально на главную роль вы собирались взять театрального артиста, который часто играет в кино парней в военных гимнастерках, но потом передумали и пригласили не актера, а профессионального спортсмена, мастера спорта по самбо Дмитрия Гончарова. Вообще спортсменов в фильмах о спортивной жизни снимают нередко. Режиссеры опасаются, что иначе зритель не поверит такой картине?

- Вторую главную роль, тренера по самбо, сыграл в «Чистой победе» Владимир Нисков. Он – не профессиональный спортсмен, выпускник Школы-студии МХАТа. Правда, кандидат в мастера спорта по боксу, служил по призыву в морской пехоте, а морпехи – это люди особые.

Чтобы сыграть эту роль, Нисков тренировался полтора года. После выхода «Чистой победы» на экран его стали одолевать просьбами записаться к нему в ученики, брать у него уроки борьбы самбо.

- Я не тренер, я – артист, - объяснял Нисков, а зрителям не верилось.

Если у актера, которому предстоит сыграть спортсмена, есть предрасположенность к такому занятию, горячее желание сняться в этой картине, а также время долго и упорно тренироваться, он способен достичь такого результата, что даже знатоки затруднятся определить, где в сугубо спортивных эпизодах он сам, а где вместо него дублер. Но самбист Гончаров – тоже человек разносторонний: на момент съемок отучился три года в ГИТИСе.

- А я уж, было, подумала, что это пошла мода на непрофи. Кончаловский почтальона недавно в главной роли снял…

- Там – другое дело: человек перед камерой как бы продолжает жить своей обычной жизнью. Непрофессионалы профессионалов с экрана, конечно, не вытеснят. Но они тоже могут смотреться в кадре вполне органично. Профессиональный боксер Николай Валуев очень хорошо, на мой взгляд, сыграл в фильме «Каменная башка». В этом большая заслуга режиссера и продюсера. Они продумали, что этот непрофессиональный для кино, но предрасположенный к художественному творчеству человек может сыграть, и соответственно этому выстроили сценарий. Думаю, что мы еще не раз станем свидетелями подобных опытов.

- Скажите, а фильм «Классик», в котором главный герой – бильярдист-виртуоз, тоже ваша дань уважения спортсменам?

- В «Классике», согласитесь, главное – не спорт, а человеческие отношения, которые особенно ярко проявляются в неординарных ситуациях.

- Отношения важны, но все же полудетективная интрига закручена так, что напряженно ждешь того фирменного удара бильярдиста-виртуоза по шарам, от которого зависит дальнейшая судьба и его самого, и его коварного противника.

- У нас с продюсером картины Владимиром Николаевичем Досталем были споры о том, в каком объеме показывать там саму бильярдную игру. Досталь, заядлый бильярдист, хотел, чтобы бильярда в «Классике» было больше. Я настаивал, что он в данном случае не должен оттягивать на себя слишком много внимания.

- Вы не бильярдист?

- Могу ударить по шарам, но только не в присутствии профессионалов. Хотя после «Классика» бильярдисты стали приглашать меня в свои спортивные общества в полной уверенности, что я из их среды.

- В «Классике» - завидный ансамбль звезд: Сергей Никоненко, Юозас Будрайтис, Владимир Этуш, Александр Панкратов-Черный, Алексей Гуськов, Валентина Теличкина, Владимир Зельдин. Как вам удалось заполучить их всех в свою картину: благодаря дружбе или щедрому гонорару?

- Согласится или нет сниматься у тебя актер, зависит от того, что ты ему в содержательном плане предлагаешь и с какими мыслями и чувствами принимаешься за работу.

Редактором нашей картины был выдающийся советский драматург Валерий Семенович Фрид. Когда я сказал ему, что хотел бы видеть в одной из ролей Этуша, но не знаю, с какой стороны к нему подступиться, поскольку Этуш – это величина, взыскательный мастер, который нечасто соглашается сниматься в кино, Фрид, друживший с ним, взялся поспособствовать нашему знакомству.

Владимир Абрамович предложил встретиться у него дома. Мы долго пили чай, обсуждая будущую картину. Наконец, уяснив для себя что-то относительно меня и моих намерений, Этуш сказал: «Все, идем смотреть костюмы! Буду сниматься в своих костюмах!» (Когда он играет в фильмах о современной жизни, то обычно предпочитает вещи из собственного гардероба).

Я попытался заикнуться о гонораре, вернее, спросить, на что он рассчитывает, поскольку это ведь – звезда первой величины, но Владимир Абрамович дал понять, что данное обстоятельство не имеет для него решающего значения.

- Договоримся,- сказал он. – Это не вопрос.

- Нынешние звезды в подобной ситуации уже так бы не ответили?

- От времени или каких-то особенностей поколения это не зависит. Есть разные люди в любые времена.

- Вы планируете снять еще следующую историю о спортсменах и неординарных ситуациях, которые встречаются на их пути?

- Есть замысел большой серьезной притчевой картины, основанной на историческом материале, только слово «спорт» для нее не подходит. Это будет не о спортсменах и спорте, это – о духовности физической.