Скоропостижный снос студии Ростовской кинохроники стал последней каплей, переполнившей чашу терпения ростовчан.

Они возмущены бульдозерной «реконструкцией» исторического центра донской столицы, меняющей его лицо до неузнаваемости, и хотят знать, когда подход к охране исторического наследия станет цивилизованным.

Этот вопрос ростовская общественность - архитекторы, эксперты, представители ВООПиК - задала представителям профильных ведомств (департаменту градостроительства, областному министерству культуры и другим) в информагентстве «МедиаС», где прошел круглый стол по проблеме.


Твоя моя не понимай...

Для общественности главное — сохранить не только архитектурные и исторические шедевры Ростова, многие из которых вообще не взяты под охрану, но и самобытную среду исторического центра города. Приоритет для чиновников — выполнить мероприятия, запланированные к чемпионату мира по футболу по приведению в порядок внешнего облика донской столицы.

Сошлись стороны лишь в одном - ситуация с охраной памятников вызывает озабоченность. Причины такого положения дел стороны также понимают по-разному.

Чиновники ссылаются на несовершенство существующих законов и подзаконных актов, в рамках которых они действуют. Документы эти «противоречат и здравому смыслу, и ухудшающейся ситуации», утверждают они. По мнению «государевых людей», необходимо срочно разработать охранные зоны Ростова, без которых весьма трудно уследить за ситуацией. Губернатор уже дал задание заняться разработкой этих зон — будут зоны и регламент, работать станет легче, пообещали чиновники.

Это вызвало недоумение среди архитекторов и экспертов, поскольку, по их мнению, все «инструменты» для работы у исполнительной власти уже имеются.

P1080445.jpgТатьяна Батырова, доцент Академии архитектуры и искусств ЮФУ:

- Такие зоны разработаны и обозначены еще в Генплане развития Ростова от 2008 года. В нем есть все необходимые материалы и вся документация. В них определены возможности застройки центра, где обозначены не только памятники, но и фоновые исторические застройки. Говорить, что этого нет - значит лукавить. Но вот реализация этих имеющихся документов зависит от исполнительной власти. На практике чиновники - и районного, и городского уровня - легко вносят изменения в регламенты. Так появляются «неожиданности», точечные застройки - в том числе. Если власти районов и города делают, что хотят, то какой смысл в охранных зонах?

Александр Кожин, председатель Ростовского отделения ВООПиК:

- Разработкой охранных зон Ростова занималась известная организация «Донское наследие» еще в 2008 году. Все сделано — документы есть, осталось только подписать их. Если это сделать, то порядка будет больше, и прекратится необъяснимое исчезновение из охранных реестров ценных объектов. Так, из списка 2004 года исчезло 240 (!) вновь выявленных памятников...

Артур Токарев, доцент Академии архитектуры и искусств ЮФУ:

- Как мне кажется, то, что происходит в Ростове, ‑ это системное заболевание... Освобождая место для новых зданий, сносят серьезные объекты, как, например, та же Ростовская студия кинохроники, кинотеатр «Россия» (такое впечатление, что кто-то объявил войну творениям архитектора Эберга-сына). А целые кварталы одноэтажной рухляди продолжают «украшать» ту же улицу Красноармейскую. Город законсервировать нельзя, но и меняться он должен иначе.

Любовь Волошинова, эксперт по государственной историко-архитектурной экспертизе объектов культурного наследия считает:

- Самыми незащищенными и уязвимыми остались в Ростове здания, построенные между 1914 и 1941 годами — это советская неоклассика, формирующая лицо послевоенного центра Ростова. И почти все они — не под охраной, как и здание Ростовской кинохроники. Значит, надо создавать новый список выявленных зданий-памятников, проводить по ним историко-архитектурную экспертизу. Мне до сих пор непонятно, почему это не было сделано со зданием кинохроники еще в 2013 году... Минкульт готовил документы по нему 2 месяца. Думаю, это слишком долго для ситуации, когда здание под угрозой сноса. А ведь таких объектов как кинохроника много — и не только в Ростове. Что касается зданий, построенных по проекту Эберга, то их надо брать под охрану.


Без присмотра, без надзора?

Острая дискуссия развернулась и вокруг проблемы прозрачности решений, принимаемых на заседаниях Градостроительного совета и научно-методического совета (НМС) областного минкульта. А действуют ли эти советы сегодня? И опять нет единства во мнении. Александр Кожин утверждает, что последнее заседание НМС состоялось в 2006 году, с чем категорически не согласна главный специалист минкульта Ирина Гусейнова.

Как бы там ни было, очевидно, что ростовчан просто ставят перед фактом, когда речь идет о сносе какого-то знакового для ростовской истории здания. Где и когда появится очередной бульдозер, станет известно лишь в последний момент, когда начнут рушить стены очередника в охранные реестры...

Кстати, в списках охраняемых объектов нет до сих пор здания школы на Соборном, где учился Александр Солженицын, дома, где жил Цезарь Куников.

Быть может, чиновники вполне искренни, когда утверждают, что им также невдомек, над каким ценным объектом угроза сноса нависнет в следующий раз. Иначе зачем Ирине Гуссейновой обращаться с просьбой к журналистам, присутствовавшим на круглом столе, с просьбой — сообщать в министерство, когда в городе в очередной раз случится ЧП - начнут сносить здание, которое вполне могло бы украсить охранные списки.

Неужели в областном министерстве культуры не занимаются мониторингом состояния и статуса таких зданий? И предупредить о грозящей беде кроме энтузиастов-общественников некому?

Если это так, то здание кинохроники — лишь первая ласточка в списке потерь.


Сегодня все огрехи по сохранению исторического центра донской столицы легко списать на несовершенство законодательства. Но ведь кроме законов есть еще и политическая воля, которая позволяет их «трактовать» по-своему, чем в Ростове широко пользуются представители исполнительной власти, утверждают архитекторы-энтузиасты.

Потому так тревожат общественность заверения отцов города в том, что они «...неузнаваемо изменят лицо города к ЧМ-2018». Лицо Ростова — его исторический центр — самобытное, отражающее его сложную историю на протяжении последних полтораста лет. Быть может, не стоит делать его неузнаваемым?