«Это честная картина о сильных и смелых, замечательных советских людях, снятая с советским размахом», – говорят побывавшие на предпремьерных показах новой экранизации романа Олега Куваева «Территория».

«Мы победили!»

В Ростове герои этого культового романа впервые ожили на экране «Синема Стар» (ТЦ «РИО»), здесь же состоялась встреча зрителей с создателями фильма: режиссером Александром Мельником и исполнителем центральной роли нашим земляком Константином Лавроненко.

– Это – Антиголливуд, – удовлетворенно заметила после показа сидевшая рядом со мной зрительница. Думаю, что Антиголливуд для нее – это неспешный ритм, дающий возможность полюбоваться неописуемыми красотами плато Путорано, вникнуть в содержательный закадровый текст. Это – создающие атмосферу эпохи прекрасные песни советских лет, но главное – это совершенно не по-голливудски рассказанная история о поисках геологами-разведчиками золота.

Съемки «Территории» начались еще в 2011 году, информацию об их ходе размещали в Сети, так что влюбленные в русский Север (моя соседка в кинозале из их числа) все это время следили за тем, как разворачивается грандиозный кинопроект.

Путин, Медведев, Шойгу – и еще более полутора десятков имен официальных лиц. Не будет большим преувеличением сказать, что в финальных титрах, там, где благодарности создателей картины за содействие, упомянута добрая треть правительства, а также меценат Усманов. Значит ли это, что съемки проходили безо всяких бюрократических сучков и задоринок?

«Ну что, мы все-таки победили!» – это, по словам режиссера Мельника, сказал премьер-министр Медведев, побывавший на «Мосфильме», когда там шло озвучивание «Территории».

«Победили» – в данном контексте означает еще и то, что не дали чиновникам проделать хитрый фокус. Ведь, как говорит Мельник, даже поручение руководителя страны, подтверждающее важность такого проекта, могло бы, продвигаясь по чиновничьей цепочке, раствориться без остатка. Но – победили. Первый публичный показ «Территории» с большим успехом прошел в Кремлевском Дворце. Всероссийская премьера намечена на 16 апреля.


Была оловянная, стала золотая

В молодости Александр Мельник думал связать свою жизнь с профессией инженера-гидролога. В геологических партиях, где он работал, зачитывались «Территорией». Тогда любимым персонажем Мельника и его сверстников был куваевский романтик Сергей Баклаков.

– Подражая ему, мы совершали массу дурацких подвигов, испытывая себя на прочность в салехардской тундре, – с улыбкой вспоминает Мельник.

С годами его взгляды на жизнь претерпели изменения, и Баклакову он предпочел далекого от романтики главного инженера геологического управления Чинкова по прозвищу Будда (там, на Территории, у всех были прозвища):

– Наверно, люди такого склада не очень любимы окружающими. Окружающим не хватает в них жалости, сострадания. Но они жестки и требовательны, потому что знают: если те, кем они руководят, выполнят свою работу четко и честно, получится достойный результат, которым они потом все вместе будут гордиться.

Когда Мельник задумал экранизировать «Территорию», он понял, что сыграть Чинкова должен Лавроненко, и попросил его прочесть этот роман. Лавроненко прочел, сказал, что вдохновлен, а образ Чинкова ему даже чем-то близок:

– И в моей жизни было, когда пытались указывать, что мне делать надо, а что не надо, давали понять: пришли новые, молодые, у которых получится лучше, чем у тебя, – не без удивления, пожалуй, услышали ростовские зрители от артиста, «увенчанного» каннской пальмовой ветвью – главной наградой одного из самых престижных в мире кинофестивалей. – Мне понятен Чинков, который готов доказать себе и другим, что рано его списывать со счетов.
Мы снимали фильм о таких людях, которые являются главным богатством нашей страны. О таких, исчезающих, к сожалению, из нашей жизни понятиях, как достоинство и честь.

(Тут стоит пояснить, что геологоразведка управления, где главным инженером Чинков, обнаруживает на Территории только олово. Это управление собираются закрыть, Территорию объявить бесперспективной, поскольку стране, еще не добывающей в нынешних количествах нефть, первым делом для восстановления послевоенной экономики нужно не олово, а золото. Однако Чинков уверен, что легенды о золоте Территории возникли не на пустом месте. Он берется вместе со своей командой раскрыть главный секрет Территории и найти ее золото всего за один полевой сезон. – М. К.)


Трактор в небе

Одного из успешно прошедших кастинг молодых актеров Мельник все же исключил из своего проекта: «Глаза у него не горели, когда погружался в этот материал».

Зато Григорий Добрыгин, сыгравший Баклакова, так вошел в образ, что даже отказался в рискованных сценах от дублеров. Считал, что участие в этом проекте – это шанс сделать что-то такое, о чем потом будешь с гордостью рассказывать сыну. И он просил режиссера, чтобы ему позволили самому переплыть суровую реку Территории, сделать это по-настоящему. Вообще геологоразведчики в его глазах – это полярные ковбои.

– Я не люблю, когда фильмы называют проектами, но «Территория» – это действительно огромный кинопроект, – говорит Константин Лавроненко. – Когда мы, артисты, видели, сколько трудов было положено множеством людей только для того, чтобы нам войти в кадр, просто невозможно было, в свою очередь, что-то недоработать, сделать приблизительно. Например, не доучить тест роли.

…Вот один из моментов, дающий некоторое, хотя и минимальное, представление о подготовке к съемкам: необходимый по сюжету трактор 1950-х годов доставляли на съемочную площадку из Норильска вертолетом МИ-26 на специальной подвеске. Другого способа нет.

Съемочная группа жила большим лагерем вдали от цивилизации. Так что Добрыгин сможет поразить сына еще и тем, что полтора месяца там никто не разговаривал по мобильнику: сигнал на Территории этими устройствами не принимался. Только когда вертолет летел за продуктами и топливом в Норильск, съемочная группа отдавала летчику свои мобильники, чтобы они поймали там эсэмэски с Большой земли.

Но, как сообщил зрителям режиссер, трудности трудностями, а кормили артистов хорошо. В романе куваевские герои так не питались, а о некоторых блюдах меню в съемочном лагере даже, наверно, и не слыхивали. Например, о салате из ананасов.


Комар, как летучая мышь

Предпремьерный тур «Территории» – это несколько городов. В Сети уже есть восхищенные отклики. Многие изумлены невероятной четкостью изображения.

– Пишут, что при производстве «Территории» применялась новая технология качественного изображения 4К. Объясните, что это такое, – попросили ростовчане режиссера.

– Если б я только это умел, – отшутился он и сообщил, что первоначально фильм снимали на пленку, и это для создателей картины было принципиальное решение. Очень спешили успеть, поскольку производство кинопленки прекращается. Отснятое сканировали с максимальной степенью разрешения.

Такая работа потребовала специальных компьютерных программ, что внесло в кинопроизводство дополнительные сложности, но результат стоит затрат и страданий.

Еще некоторым зрителям показалось, что при производстве «Территории» не использовалась компьютерная графика.

Очень много работы было с компьютерной графикой, и вот почему без нее было не обойтись. К примеру, олени в кадре не хотели слушаться чужого для них человека и не реагировали на его команды. Пришлось мальчику-оленеводу бежать перед ними, чтобы они тронулись с места, а художникам потом стирать мальчика из кадра.

Но самой большой помехой на съемках были комары.

– Комар, который летит на камеру – это не крошечная точечка. Он превращается в кадре в летучую мышь, – продолжал режиссер.

Комаров сдували, не давая им приблизиться к объективу, против них активно использовали репелленты, но одержать полную победу не удалось. Компьютерщики еще долго очищали кадры от этих зловредных насекомых.

Когда же дошло до озвучки ленты, отношение к комарам резко изменилось. Ведь выяснилось, что записать голос комара забыли, а поблизости на тот момент их уже не было. К счастью, одного комарика все же отыскали, поместили в пробирку и берегли, как зеницу ока. Этот Комар Комарович за всех своих сородичей на озвучке фильма отпищался.


Хозяин Территории

Для Александра Мельника Куваев – больше, чем писатель. Это – властитель дум, по крайней мере, в среде геологов. Благодаря Мельнику многое в фильме напоминает о самом Куваеве. Там, в самом начале, голый человек бежит по льду, – это эпизод куваевской биографии. Приехав на Север, он поторопился доказать себе, что способен управлять собачьей упряжкой не хуже коренных жителей, что-то сделал не так, и случилось это приключение. И финал картины не такой, как в романе, хотя и куваевский. Один известный геолог вспоминал, как пошли они с Куваевым на лыжную прогулку в окрестностях Магадана, возвращаются назад, и вдруг – пальба из ружей, в небе сигнальные ракеты. Неужто война началась?

И тут им навстречу – пьяный от счастья мужик. Идет и орет во все горло: «Гагарин в космосе!».

Вот и фильм завершается двойной радостью: и золото нашли, и наш человек – первый в мире – в космосе!

«…люди здесь также отличаются от тех, что остались в 17 летных часах. Если вы прилетели на неделю, на месяц или даже несколько месяцев, вы так и не поймете, чем они отличаются. Но они все-таки отличаются, то ли раздражающим снисхождением к вам, залетному и временному, то ли странной привычкой сидеть не на диванах и стульях, а на корточках у стены, то ли небрежением к деньгам, то ли отсутствием любопытства к свежим анекдотам и сплетням «из сфер».
Олег Куваев, «Территория»

«Это страна мужчин, бородатых «по делу», а не велением моды, страна унтов, меховых костюмов, пург, собачьих упряжек, морозов, бешеных заработков, героизма – олицетворение жизни, которой вы, вполне вероятно, хотели бы жить, если бы не заела проклятая обыденка. Во всяком случае, вы мечтали об этом в юности».
Олег Куваев, «Территория»