Центр Ростова теряет старинные особняки, а вместе с ними – и историческое лицо

По сведениям ростовской общественной организации « МойФасад», с начала 2014 года Ростов потерял дюжину добротных старинных зданий, украшавших его исторический центр, так привлекательный ныне для бизнеса. Тринадцатой жертвой стал особняк по улице Социалистической, 13. В марте нынешнего года при рытье котлована внутри коробки здания рухнула его фасадная стена…

Руководитель объединения «МойФасад» Роман Бочарников установил интересные сведения о разрушенном доме по Социалистической, 13 (дореволюционный адрес – Никольская, 29). Здание было построено на рубеже веков – XIX и XX. При строительстве использовался добротный местный кирпич завода А.А. Леванидова. Первым владельцем здания (и, возможно, заказчиком строительства) был многолетний гласный Ростовской городской думы купец Фёдор Горбенко, начинавший торговлю бакалейными товарами ещё в 1866 году. В 10-х годах ХХ века, накануне Первой мировой войны, владельцем особняка становится некий господин В. Р. Герасимов. После революции здание использовалось по-разному. В советские и в постперестроечные годы здесь располагался детский сад № 14. Кстати, в те времена это было распространено – отдавать старинные особняки под детские садики. Один из них располагался когда-то и в домике Врангеля, вокруг которого было сломано столько копий.

Самое драматичное то, что дом в бывшей Доломановской слободе был внесён в охранный реестр как выявленный объект истории и культуры регионального значения. На официальном портале правительства РО он числится под номером 90.

В «Проектах охранных зон Ростова-на-Дону», разработанных мастерскими института «Спецпроектреставрация» еще в 1993 году, находим его описание «…здание – памятник гражданской архитектуры конца XIX века – интересный пример особняка в неоклассическом стиле, отражает стилистическое многообразие застройки исторического центра города (Арх. № 6922). В оформлении здания использованы элементы декора, характерные для неоклассического направления эклектики. …Здание Г-образной конфигурации, одноэтажное, с подвалом и многоскатной крышей; кирпичное, оштукатуренное, с лепным и штукатурным декором по фасаду».

Согласно закону, мониторинг объекта культурного наследия выполняет областное министерство культуры. При покупке здания собственник должен был получить охранное обязательство с вытекающим обременением. При ремонте и реставрации он был обязан получить на эти работы разрешение, согласовать проектно-сметную документацию и далее – все по закону. Было ли это сделано?

Сложно даже сказать, какие именно работы производил подрядчик на объекте – положенного в таких случаях паспорта объекта, информационного щита со сведениями о заказчике и подрядчике строительных работ просто нет. В марте строители разобрали крышу и снесли внутренние стены здания, потом рабочие стали рыть внутри коробки котлован.

Роман Бочарников наблюдал своими глазами, что было дальше:

– Фасадная стена, не поддерживаемая перегородками и фундаментом, просто с треском рухнула – а здание в тот момент не было даже огорожено! Дело было ранним утром, и потому, к счастью, прохожих и машин почти не было. Случись это в разгар рабочего дня – страшно представить, какие могли быть последствия. Некое подобие «ограждения» наспех сколотили уже после инцидента…

Очередная потеря в старом городе подтверждает запущенную болезнь – бездействие заинтересованных и контролирующих ведомств. И этим умело пользуются новые владельцы старинных зданий, скупающих их для того, чтобы выжать деньги с каждого квадратного метра приобретенной недвижимости в доходном старом центре, где на месте уютных одноэтажных особняков вырастают уродливые монстры «под старину», никак не вписывающиеся в окружающую архитектурную среду.

Глупо было бы требовать наложить запрет на строительство в историческом центре. Строить надо. Но делаться это должно иначе – с разрешения и под надзором специалистов. Пока же все решают два обстоятельства – количество денег у владельца здания, ценного для Ростова, и его личный – не всегда безупречный – вкус... А еще – пренебрежение законом.

Кстати, если говорить о законе, то лицо, причинившее вред объекту культурного наследия – независимо, привлечено оно к административной или уголовной ответственности или нет, – обязано возместить стоимость восстановительных работ.