«Читала при каганцах, свечах, керосиновых лампах, луне...»

Впечатляет? Нас впечатлило, и мы решили поближе познакомиться с автором этого письма в нашу редакцию – Ниной Антоновной Гудзь.

Вы, кстати, знаете, что такое каганец? Я лишь смутно догадывалась, но Нина Антоновна объяснила, что это самодельный фитилек. При каганце она читала еще в детстве в станице Старощербиновской, что в тридцати километрах от Ейска. Электричества в доме не было, освещение обеспечивали с помощью кусочка ваты, смоченного в растительном масле, который клали на блюдечко и зажигали. Это если не было свечи или керосиновой лампы. Но иногда, в теплую погожую ночь, Нина, чтобы сэкономить свечу или керосин, выходила во двор и читала до утра при Луне.

Читать всю ночь напролет Нине Антоновне уже давно не позволяет здоровье, и все-таки заснуть, не прочитав на сон грядущий хотя бы нескольких книжных страниц, она по сию пору не может.

Кто же так сильно приохотил ее к чтению?

– Да сами книги и приохотили, – говорит Нина Антоновна. – Когда я училась в школе, увлекательных книг у нас дома не было. Жили мы бедновато, каждая копейка на счету. Домашняя библиотека была нашему отцу не по карману. Не могла похвастать большим количеством таких книг и библиотека общественная. Но в станице были зажиточные семьи. Там детям покупали увлекательные книги, и мы, любознательная беднота, у них эти книги выпрашивали. Очередь на интересную книгу была большая, поэтому однажды возникла идея оставаться в школе после уроков и читать интересные книги вслух. Начали с «Острова сокровищ». Ой, какая книга замечательная! Мы готовы были заночевать в школе – только бы узнать, чем там приключения закончатся!

Воспоминания о светлых мирах любимых книг и их неунывающих героях скрашивали Нине пребывание в бригаде. Бригадой называли бараки, где жили и трудились в сезон занятые в колхозе на полевых работах. Нина в бригаду попала так.
В станице была школа-восьмилетка. Нина окончила ее как раз в июне 1941 года. Эту грамотную, сообразительную выпускницу сразу приняли на работу в колхозное правление секретарем, но проработала Нина в этом качестве недолго. Когда к станице подошли оккупанты, Нина убежала в бригаду.

Оккупанты до бригады не добрались, а полицейские туда заглядывали, но не лютовали. А вот из станицы новости приходили страшные: о расстреле комбайнера-комсомольца, учителей, евреев, эвакуированных из Ленинграда, угоне молодежи в Германию.

В бригаде Нина провела полгода. Сильно исхудала от недоедания и тяжелой работы, зимой промерзала до костей, но все эти испытания выдержала.

Судьба пощадила ее семью: все остались живы, отец вернулся с фронта. В 1947 году они переехали в Ростов.

И бывают же такие парадоксы: в городе на первых порах Нине пришлось зарабатывать на жизнь тем деревенским трудом, навыков которого у нее, как это ни удивляло окружающих, не было: выпасом и дойкой коров. Их хозяевами были ростовчане, живущие на городской окраине. Нина быстро усвоила премудрости этой работы. Потом еще трудилась в лесхозе, который озеленял Ростов и его окрестности, в бригаде, строившей домики для озеленителей. И всегда в свободную минуту читала.

Если бы в то время ее спросили о преимуществах городской жизни, Нина в числе первых благ назвала бы книги и газеты. Здесь достать их было легче, чем в станице, не говоря уже о невиданном там разнообразии периодики. Тогда Нина Гудзь впервые раскрыла и нашу газету.

– Я знаю имена всех ваших корреспондентов, – говорит она сегодня. – Читаю и радуюсь тому хорошему, о чем вы пишете. Переживаю о том, что не ладится. Она для меня как дорогой друг.

Нина Антоновна не подсчитывала, сколько книг, журналов и газет прочитала за 80 лет своего читательского стажа, но число, конечно, внушительное. У меня во время разговора с ней даже промелькнула мысль о том, что награду бы учредить для таких читателей. Особенно после рассказа о том, как спасала она брошенные кем-то около мусорного жбана книги:

– Уж такие они были красавицы, эти книжки, что мое сердце зашлось от печали и боли. Там были две книги Солженицына – я взяла их себе, хотя эти вещи прежде уже читала, остальные определила в районную библиотеку.

Я не сказала Нине Антоновне насчет своей мысли о награде читателям. Наверно, она бы ее не одобрила. Чтение всегда было для нее удовольствием. Какая уж тут еще награда? Это – само по себе награда. Настоящая благодать. Но то, что, рассказывая о себе, Нина Антоновна ставит рядом с гордостью две цифры – стажа трудового (55 лет) и читательского – очень красноречиво!

40 лет из 55 Гудзь проработала в системе гражданской авиации, и здесь тоже отличилась. С восьмью классами, не имея никакого другого образования, успешно справлялась с обязанностями бухгалтера строительно-монтажного управления.

В этом году ветерану труда и тыла Нине Антоновне Гудзь исполнилось 90 лет. Поздравления с личным юбилеем и грядущим днем Победы ей прислали и губернатор Голубев, и президент Путин.

Нина Антоновна любит, когда на праздники собираются в доме разные поколения их семьи, и молодежь с интересом слушает ее рассказы о былом, поражаясь тому, как бабушка, ни разу не сбившись, может прочесть стихотворение, которое выучила еще в школьные годы! Единственное, что огорчает Нину Антоновну, книги – главное сокровище ее жизни – для них вовсе и не богатство. Но она не теряет надежды, что когда-нибудь они поймут, какое это счастье – быть человеком читающим.