Въезжаешь в слободу Калач-Куртлак, минуешь пару сельских улиц – и вот она, новенькая красавица-церковь. Снаружи все готово – купол сверкает золотом, на звоннице – пять колоколов, в палисаднике высажены туи, можжевельник, а на подходе – посадка лип, голубых елей, рябин. Эту церковь на свои средства построил Анатолий Щепелев.

...А теперь он построил храм

Внутри храма еще не все до конца оформлено. Хотя иконостас уже есть – его пока покрыли полиэтиленом, чтобы не грязнился в ходе отделочных работ. А службы в церкви, носящей имя Святителя Николая, уже идут. Отец Виталий, настоятель храма Пресвятой Богородицы станицы Советской (его основное служение – там, а церковь в Калач-Куртлаке является, как он сказал, приписной), часто приезжает сюда, кое-кого уже крестил здесь. В скором времени у местных молодоженов венчание намечается…

– Поначалу мы с братом Николаем (все всегда делаем вместе) собирались одну только часовенку здесь построить, а потом решили: пусть у нас в Калаче все-таки полноценная церковь будет, – рассказывает Анатолий Васильевич. – Да и мать нас на это давно напутствовала. А теперь, видите, почти все готово...

…На месте нынешней церкви раньше стоял старый дом, а под ним – глубокий погреб. Когда Щепелев все это выкупил, то, чтобы засыпать яму, пришлось двадцать КамАЗов земли завезти. Теперь хочет находящееся напротив подворье выкупить, разровнять, чтобы все, по его словам, красиво было.

На мой вопрос, верующий ли он, Анатолий парировал: «А кто сейчас неверующий?» – «Да есть такие…» – «Это они только кичатся неверием, а на самом деле у всех, даже если не признаются, вера есть…»

Раньше у Анатолия было крестьянско-фермерское хозяйство, теперь оно оформлено как ИП Щепелев А. В. Основной вид деятельности – растениеводство.

– Озимые, яровые сеем. А еще сафлор сажаем. Это техническая культура. Обычная с виду колючка (а цветет как красиво – оранжевым, красным). Из сафлора масло давят для парфюмерии и полностью на экспорт отправляют, в России пока нет переработки, – рассказывает он. – Еще мы с братом третий год рыбоводством занимаемся. По дороге в хутор Наумов пруд с лебедями (каждый год прилетают парами, выводок уже давали) видели? Запустили туда карпа, амура, толстолобика.

– Ну а если хотите нашу центральную базу посмотреть, давайте съездим, – предложил А. Щепелев.


Комбайны, самолет, гостиница, ослики…

На редакционной машине туда по бездорожью (зарядивший со вчерашнего дня дождь все расквасил) не проехать, поэтому усаживаемся в щепелевский «вездеход»-труженик.

…Когда подъехали к его хозяйству, невольно ахнула. Впечатление такое, что оказалась на производственной площадке крупного завода советских времен. Склады, весовая, стоящая под навесом техника…

Стала прикидывать, сколько же ее здесь, но сбилась со счета.

Анатолий Васильевич помог, начав перечислять: десять ЗИЛов, десять предназначенных для уборки зерновых комбайнов и три – вальных (тут и «Доны», и «Векторы», и «Акросы»), десять тракторов «Беларусь» (все их «белорусами» называют), наземные опрыскиватели…

– У нас и самолет есть – видите, вон он, – показывает на стоящий в отдалении возле складов аккуратненький «кукурузник». – Приобрели с братом для опрыскивания полей (стоит, между прочим, меньше хорошего джипа). Летчиков из Сальска на период обработки приглашаем. Священник наш отец Виталий тоже часто на этом «кукурузнике» летает – поля и деревню с него освящает. Я ему говорю: «Батюшка, поехали». Он сам просит: «А на самолете можно?» Ну на самолете, так на самолете…

В соседнем с ангаром помещении – мастерская, полная вотчина Николая Васильевича Щеголева, который, по словам брата, «настоящий Кулибин»: может «из ничего» сотворить технику-загляденье.

– Вон на том бывшем автомобиле-развалюхе он заменил раму и после техобслуживания поставил сварку, компрессор, пожарку, – хвалится старший брат младшим.

…В хозяйстве работают тридцать два человека. Все в основном местные, но есть также жители соседних территорий. И от претендентов отбоя нет (знают, что зарабатывают у Щепелевых хорошо).

– Из Зернограда и Волгограда по одному человеку мне только что позвонили, из Тацинки – трое, из Милютки – двое, – перечисляет Анатолий Васильевич. – Желающих много. Мы одного только налога с зарплат платим в год по 800 тысяч рублей…

Отвечая на вопрос, где же приезжие живут, показывает на стоящее тут же, на территории базы, одноэтажное аккуратное здание с красной крышей:

– Так вон же – своя гостиница у нас есть. Там и летчики останавливаются, и перекупщики, и приезжие работники. А вон и автобус, что развозит наших людей по селам.

Не успела я про себя ахнуть «…ни-и-чего себе», как Анатолий Васильевич опять меня ошарашил:

– У нас еще и ослики есть. И жеребеночек недавно появился.

На мое удивленное «…для чего вам ослики», Анатолий, быстро ведя меня к стоящему в отдалении загону, ответил: «А просто так! Для души!»

Ослики, действительно, симпатяги.

– Мы еще верблюдов купим, пару лам, – посвящает Анатолий Щепелев в свои планы. – Детвору катать будем. Знаете, сколько детишек уже сейчас к нам приезжают на осликов посмотреть, пофотографироваться? Из нашего района, из других. Одна пара молодоженов даже клип тут сняла на сюжет из «Кавказской пленницы». Объявились и другие желающие последовать их примеру.

Показывает на находящийся неподалеку на открытом пространстве большой котлован:

– А вот здесь в прошлом году начали с братом делать пруд для детворы, но не получилось закончить. Однако в этом обязательно все завершим. Огородим его, деревья посадим, лавочки поставим. Будет детвора сидеть и рыбку ловить.


«Крестьяне мы…»

У бывшего школьного учителя (до своего предпринимательства А. Щепелев пятнадцать лет преподавал в школе ОБЖ, труд и географию), как видим, масса идей, планов. И наверняка все в конечном счете будет реализовано. Талант у него, что ли, какой-то особый есть?

– Не-а, – отвечает Анатолий Васильевич на мои мысли вслух. – Это просто отец (а он в плане труда – фанатик) нас с братом так приучил, что нужно все время что-то делать, делать и делать – вот постоянно и вкалываем. Крестьяне мы, и этим все сказано. А сейчас порой думаешь: да можно бы и остановиться, но все равно хочется и то еще попробовать сделать, и это…

У А. Щепелева две дочери. Младшая пока учится в медуниверситете, а старшая, окончив архитектурный вуз, получает теперь второе образование – юридическое. «Мне же юрист нужен», – объясняет Анатолий Васильевич. Значит, дочь в городе не осядет – будет с отцом работать, не прервутся крестьянские корни.

…На фоне ставших уже привычными стенаний по поводу трудного положения селян, бесперспективности крестьянской жизни пример Анатолия Щепелева, предпринимателя-трудяги, создавшего вокруг себя и работающих с ним людей основательную инфраструктуру, – наглядное опровержение любого негатива. Есть на селе и возможности, и перспективы – надо только иметь крепкий крестьянский характер и настрой. Жизнь ведь как раз и держится на трудягах.