…Проходившее в кинозале Донской публичной библиотеки заседание литобъединения «Созвучие» уже подходило к концу, когда на сцену поднялась маленькая худенькая женщина. Представилась - Тамара Владимировна Якубовская, до недавнего времени была жительницей украинского Донецка, приехала сюда, спасаясь от войны. И стала читать свои стихи, от которых зал притих, словно холодный ветер по нему пронесся:

...Отбомбились по нам правосеки,

Артобстрела затих ураган.

Повезло мне — остался калекой.

А братишка скончался от ран.

Мать с женою снарядом накрыло,

Тел родных по кускам не собрать,

Полпоселка сложили в могилу.

Дай, Господь, нам убийц покарать!

Дай, Господь, ты нам волю и силу

Не сойти в этом пекле с ума.

И с поста не сойти. Там Россия!

Ведь за нами Россия сама.


Тамара Якубовская – член донецкого литобъединения «Прометей», которым выпущено уже несколько тоненьких сборников под названием «Поэзия непокоренного Донбасса».

В Донецке Тамара Владимировна работала руководителем детского театрального коллектива, жила вблизи центра, который позже других оказался под обстрелами. Окраинам досталось больше, поэтому многие девочки из ее театральной студии почти сразу же уехали с родителями в Россию. А Якубовская держалась. Скооперировалась с еще несколькими женщинами, сообща они готовили домашнюю еду и носили лежавшим в областном травмцентре раненым. Но однажды она оказалась, что называется, «у черты».

Была, вспоминает, на кухне, когда вдруг совсем рядом прогремел страшный взрыв. Побежала, как научили опытные люди, в центр квартиры, чтобы быть подальше от наружных стен, и как только грохот чуть утих, услышала очень близко от себя чей-то стон. Квартира - на первом этаже. Она выглянула в окно и увидела лежавших на асфальте женщину и мужчину. Вид их был страшен, а в кармане мужчины беспрерывно звонил телефон. Она все же рискнула выскочить на улицу, заставила себя залезть в окровавленный карман мужчины и ответила на звонок. Выкрикнула в трубку, чтоб приезжали немедленно по такому-то адресу. Примчался сын погибших (то были супруги). С ним случилась жуткая истерика, он будто помешался.

А буквально дня через два Тамара Владимировна, выйдя в город за водой, сама попала под обстрел. Передать, насколько это страшно, невозможно. Среди грохочущего ада ее словно парализовало – мышцы сковал спазм (у нее в диагнозе - мышечная дистрофия). «Стою столбиком, не могу ни побежать, ни присесть, чтобы хотя бы голову прикрыть». После этого решилась на отъезд.

Поехала в Ростовскую область, так как много лет назад жила в Ростове, у нее тут еще оставались друзья, знакомые. На Украине в свое время оказалась из-за стариков-родителей, которых надо было досмотреть. А когда похоронила, грянул развал СССР. «И я вдруг оказалась иностранкой», - усмехается она.

…Тамаре Владимировне 73 года. Семьи, родственников нет. Все пришлось начинать с нуля, о чем она написала в одном из своих стихотворений: «Зима судьбы завьюжила дороги / и выгнала в колючую метель. / На старости мне у чужих порогов пришлось выпрашивать и ложку, и постель».

Но она все выдержала, со всем справилась. Ее энергичностью, активностью, жизнестойкостью можно восхищаться. У нее сейчас все более-менее устроилось – живет на квартире в частном доме в Батайске, устроилась здесь же на работу в Дом творчества. Ведет четыре детских театральных группы, сделала уже несколько зрелищных постановок.

Но мало этого – она еще и донбассцам старается помогать. Постоянно с ними на связи, в ее тетрадке масса телефонов – врачей, активистов. Сама на голом энтузиазме смогла организовать в Батайске и Ростове сбор препаратов и медсредств для донбасских докторов (оттуда ей сообщили, в чем самая большая нужда) и смогла все передать им с оказией (не будем уточнять детали. – Л.К.). Больше всего гордится отправленными туда тридцатью рентгеновскими пленками – с ними там положение аховое. И об этом – тоже в стихах: «И я, наперекор своей судьбе, / какой бы ни была со мною строгой, / служу, Донбасс, по-прежнему тебе!»

…А на 9 Мая Тамара Владимировна вместе с друзьями-единомышленниками ездила на Саур-Могилу. По мере приближения к этой героической высоте, рассказывает, пришлось проезжать несколько маленьких поселков, разрушенных и, как вначале показалось, оставленных жителями. Но выяснилось, в них живет большое количество людей – кто-то вернулся, а кто-то и не уезжал. В праздник Победы они собрались на Саур-Могиле, шли туда пешком, некоторые – с грудными детьми. На мемориал надо было подниматься по большому количеству ступенек, и все поднимались. Был даже кто-то на инвалидной коляске, которому, естественно, помогали. И глава ДНР Александр Захарченко, передвигающийся после ранения на костылях, тоже поднимался вместе со всеми, перескакивая с одной ступеньки на другую…

Т. Якубовская привезла мне из Донбасса местные газеты – «Новороссия», «Рабоче-крестьянская правда», «Донецкая республика». Даже одни только заголовки рисуют картину тамошней жизни, показывают настроения людей. «Мы все дальше от Украины», «Всякому терпению есть предел», «Сколько было Украин?», «Шакалы у могилы Ватутина», «Новейшая история неонацизма», «Ядерные проказы Киева»…

Но для нас более всего поучительны, по-моему, статьи о продолжавшейся четверть века промывке мозгов украинцев, из-за чего в итоге сформировалась их патологическая ненависть к россиянам. С Тамарой Владимировной мы тоже об этом говорили, когда она рассказывала, как активничали даже у них в Донбассе оппозиционеры всех мастей и как при попустительстве тогдашней власти в день рождения Гитлера проходили факельные шествия. На родине «Молодой гвардии»… Страну, оказывается, очень легко проморгать, стоит только разрешить противнику перехватить инициативу.

…В ближайших планах Тамары Владимировны – наладить сотрудничество с волонтерами, чтобы передавать гуманитарную помощь для донбасских друзей не спонтанно, а организованно. А пока она занята объединением вокруг себя пишущих о Донбассе ростовских поэтов. И у нее все получается.