- Если вдруг рядом не будет храма, я могу молиться перед мамой, как перед иконой. Для меня мама в буквальном смысле святая. Она труженица, она все сделала для того, чтобы в семье были достаток и спокойствие, чтобы мы учились. Собственно, своим трудом она нас и выучила.

Моя мама Вардико Калистратовна Гвинджилия все свое детство провела в городе Сенаки, где росла вместе с сестрой и братом. Мама окончила школу в 1947-м. В ее аттестате, сохранившемся с тех времен, почти по всем предметам стоят пятерки. Учиться дальше она, к сожалению, не смогла: послевоенное время было слишком тяжелым и нужно было помогать семье. Поэтому сразу после школы мама устроилась работать чаеводом в колхозе. Впоследствии она была награждена медалями за трудовые заслуги. У нее в руках любая работа кипела. Даже когда мама вышла замуж, она с утра до вечера трудилась в колхозе, при этом успевая делать всю работу по дому.

Несмотря на огромную занятость и нагрузки, она умудрялась уделять время мне и брату с сестрой. Помимо нас, она воспитывала еще троих детей – наших двоюродных братьев и сестру, рано оставшихся без матери. Сейчас я удивляюсь, откуда у мамы на все брались силы? Она трудилась сама и приучила к труду нас. Я не помню, чтобы в нашей семье кто-то отлынивал от работы: у нас был большой виноградник, и мы, дети, следили за порядком в нем. Сегодня забота о нем легла на плечи моей сестры Нино и уже ее детей.

Мама воспитывала нас в строгости. В отличие от отца, который ни разу на нас не поднял руки и одним взглядом давал понять, что он нами недоволен, мама действовала более решительно. У нее было два способа воспитания: если мы шалили или не выполняли ее поручений, мама могла нас хорошенько отшлепать. Но для нас это было меньшим наказанием, чем ее суровый, как у папы, взгляд, который заставлял стыдиться своих проступков. Самым невыносимым было то, что после этого мы не знали, как подойти к маме и что сказать в свое оправдание.

Главой семьи был, разумеется, папа. Он был настоящим хозяином в доме, и каждое его слово было для домочадцев законом. Даже когда мы отпрашивались у мамы на прогулку, она непременно отсылала нас к отцу: «Спросите у папы. Позволит - идите».

Мама очень огорчалась, когда мы не могли сделать уроки, ссорились между собой или, что еще хуже, дрались. В таких случаях она говорила: «Вы - самые близкие друг другу люди и никогда не должны ссориться». А если мы находили общее дело и дружно брались за его выполнение, или когда в школе мне давали поручение выучить сразу несколько стихотворений к какому-нибудь празднику, мама искренне радовалась. Она очень любила стихи, книги, часто читала нам вслух и с удовольствием разучивала вместе со мной стихотворения.

Заботы о доме, нашем воспитании, работа никогда не мешали маме хорошо выглядеть. Она и сегодня старается следить за собой, одеваться соответственно возрасту. Сильный характер мамы сочетается с немеренной добротой. Все, кто ее знает, называют маму мать Тереза. Она всем всегда помогала и ничего не просила взамен. Помогает и сейчас. Мама была и остается лучшей хозяйкой села Читацкари. Лучше ее никто не может приготовить сациви, хачапури, другие грузинские блюда. Несмотря на возраст, а маме 85, она ежедневно становится к плите. На кухне она - богиня. Особенно мама любит, когда дома собираются гости. Она так вкусно готовит, что за столом все только и говорят о ее таланте.

Помню, когда мы были детьми, мама любила вышивать крестиком на пяльцах, сама придумывала узоры и подбирала цвета для вышивки. Вышитые ее руками скатерти, наволочки, постельное белье до сих пор хранятся в нашем доме.

Надо сказать, что в нашей семье всегда сохранялся культ мамы. Папа рос в многодетной семье, которая рано осталась без отца - дедушка служил в царской армии и погиб. И все заботы о детях легли на плечи моей бабушки. Она пережила революцию 1917 года, Гражданскую войну, ее семью трижды раскулачивали, но она все вынесла. И сделала все для того, чтобы поставить детей на ноги. Я с огромной любовью относился к бабушке. Она была невероятно мудрой женщиной. Как-то (я учился тогда в восьмом классе) папа пришел домой очень возмущенный и стал о чем-то эмоционально рассказывать. Вдруг из другой комнаты раздался голос бабушки, и отец, который убивал нас одним взглядом, моментально изменился: гордый, строгий, решительный папа в одночасье стал спокойным и покорным. Он подошел к бабушке и тихим, насколько возможно, голосом сказал: «Да, мама, извини, я все понял». Меня удивила эта метаморфоза. Потом я понял, насколько сильна была любовь отца к его матери, с каким уважением он к ней относился. Когда бабушка стала совсем старой, вся наша семья взяла на себя заботу о ней: кормила, купала, обстирывала. Бабушке было почти сто лет, когда она ушла из жизни.

Любовь к матери в нашей семье передавалась из поколения в поколение.

После школы я был призван в армию, служил в войсках ПВО. Когда до окончания срока службы оставалось уже совсем немного, командир части отправил меня и моего сослуживца в Волгоград на собеседование с представителями вуза. Какого именно - не объяснил. Мы поехали, встретились с преподавателями. Они дали решить несколько задач по математике и физике. Задачи оказались несложными, и я быстро с ними справился. Только потом я узнал, что меня рекомендовали на подготовительные курсы Ростовского института сельхозмашиностроения.

Учиться в Ростове я не планировал, думал вернуться в Грузию, но судьба распорядилась иначе. Когда отец узнал, что я поступил в РИСХМ, расстроился. Папа мечтал, чтобы я поступил в вуз в Тбилиси, ближе к семье, дому. А мама сказала: «Раз было принято решение взять тебя в этот вуз, попробуй, что тебе стоит...» И стала готовить меня к поездке в Ростов. В первую очередь, как сказала мама, меня нужно было одеть. Из армии я вернулся в военной форме, а гражданская одежда оказалась мала. Это сейчас все легко: зашел в магазин и купил все, что хочешь. А в те времена хорошие вещи чаще всего можно было только «достать». Тем не менее почти неделю мы с мамой ходили по магазинам, что-то покупали, что-то шили. Так она меня одела, обула, благословила и отправила на учебу.

На каникулах я приезжал домой, делился с родителями успехами в учебе, общественной работе. И видел счастливое лицо мамы - она гордилась мной.

Я уже закончил вуз и работал в учебной части института, когда ко мне первый раз приехал отец. Потом в Ростов много раз приезжала мама. К тому времен у меня уже была семья, подрастали сыновья Бебури и Иракли. Мама всю жизнь считала, что в семье должно быть больше мальчиков. И была очень рада, когда у меня и моей сестры родились сыновья. В Ростове мама надолго не задерживалась, жить в городской квартире ей не очень нравилось: не хватало простора, дома, родных. И, конечно, ей доставляло беспокойство отсутствие информации о том, что же без нее происходит дома, как семья со всем справляется.

Когда я приезжаю к маме в гости и собираюсь куда-нибудь отлучиться, то по привычке сообщаю ей об этом. Тогда мама хитро улыбается и говорит: «Что ты у меня разрешения просишь?» «Я же не могу уйти из дома, не спросив тебя», - отвечаю я и чувствую, как маму переполняет гордость... 

Фото из семейного альбома