Все-таки Алексей Шнайдер побывал на Романовском фестивале. Хотя утверждал, что очень устал, когда в течение трех дней проводил фестиваль бардов «Созвездие» в Ростове. Да и, мол, что ему делать в Романовской? Все тамошние гран-при он давно выиграл. Но поехал, только чтобы выступить в гостевом концерте. Для Алексея это образ жизни. Той самой жизни, которая могла бы сложиться по-другому. У Шнайдера были все шансы стать постоянным клиентом пенитенциарной системы. Или вообще лечь под могильную плиту в юном возрасте.

6500 вольт

В память Алексея врезался день, перевернувший его жизнь. Он отдыхал в лесополосе с корешами. Кто-то играл в карты, кто-то пил, кто-то просто валялся на траве. Шнайдеру стало жарко, он снял обувь. Решил соорудить тент, нашел обрывок электропровода и попытался забросить его на ветку дерева. Однако не учел, что рядом находится низко провисающая высоковольтная линия. За нее и зацепился провод. Алексей почувствовал «укол» тока (изоляция была старая, вся в трещинах), испугался и отбросил провод в сторону. Тот ударился о ветку и… вернулся обратно. Краешек его попал прямо в боковой карман рубашки Алексея. Произошло короткое замыкание. Электрическая дуга в 6500 вольт «проткнула» парня и ушла в землю.

А вот дальше начинается череда везений. Будь на Шнайдере хоть какая-нибудь обувь, он превратился бы в горсть пепла. Это во-первых. Во-вторых, кореша быстро нашли машину и без промедления доставили приятеля в больницу. Ну а в-третьих, Алексей сумел выйти из комы на шестой день, несмотря на то, что 45 процентов его тела покрывали страшные ожоги, шрамы от которых остались и по сей день.

На больничной койке он провел четыре с половиной месяца. Пациенты из других палат ходили смотреть на Алексея, как на музейный экспонат, на диковинку. Всем было интересно увидеть мальчика, которого не угробили несколько тысяч вольт, хотя любому человеку хватило бы 220. А сам Алексей вспоминал, как он жил до рокового удара, и ему было стыдно.

Забросил учебу после 7 класса. Связался с такими же молодыми бездельниками, как сам. Пил, не работал, состоял на учете в ПДН. Осознавал, что это путь в трясину, что он рано или поздно попадет за решетку. Но Алексея не страшила такая участь. Он плыл по течению и рано или поздно приплыл бы в «казенный дом». И вот случилось с ним чудо. Выжил после удара током в 6500 вольт. И что же, жить прежней жизнью?


Бард

Выйдя из больницы, Алексей решительно порвал со своим окружением и устроился на работу. Бывшие друзья покрутили пальцем у виска, мол, свихнулся пацан после того, как током его шандарахнуло, и оставили кореша в покое. Большинство из них, кстати, вскоре оказались за решеткой. Шнайдер же шел своим путем.

Однажды он проходил мимо компании ребят, которых едва знал. Один из них «мучил» гитару. Алексей остановился и поинтересовался: «А можно мне попробовать?» Ему, смеха ради, вручили инструмент. Он несколько раз тренькнул по струнам и развеселил компашку. Кто-то, похихикивая, показал Алексею несколько аккордов. Тот неожиданно повторил их, причем ни разу не ошибся. Смешки застряли у доморощенных музыкантов в глотках. Они признали, что «для первого раза неплохо».

Через несколько месяцев Шнайдер играл лучше новых друзей. Теперь уже ребята кучковались вокруг него и заглядывали в рот. Спустя год бывший двоечник и аутсайдер, который в школе мог себя показать разве что на уроках труда и физкультуры, с удивлением обнаружил, что в голове у него крутятся незамысловатые стихи. Однажды рискнул подобрать к ним какую-то простенькую мелодию. Получилась песня.

Новые друзья прослушали его не столько с интересом, сколько с удивлением. Песня так себе, но… Никто из них не писал стихов, не сочинял музыку, хотя все были на «ты» с гитарой. Ребята сказали Алексею: «Леха, ты же готовый бард!»

После этого прошло два десятка лет. Сейчас у Шнайдера в активе более 50 мелодий, написанных на стихи Алексея Расторгуева, который тоже, кстати, ездил в этом году в станицу Романовскую, Сергея Наджафова и других поэтов. Он поучаствовал в десятках фестивалей авторской песни разного уровня и не раз становился дипломантом. Мастерство Алексея растет с каждым годом, и это признают даже мэтры, которые с некоторым скептицизмом относятся к творчеству собрата по гитаре.


Слезы зрителей

Таких, как Алексей, называют фанатами. Однажды проходил фестиваль в Красном Сулине, а денег, как назло, не было. И тогда Шнайдер и Расторгуев сели на велики и устроили пробег от Волгодонска до Красного Сулина. А фестиваль-то осенью проходил, дожди шли беспрестанно. Но это не стало препятствием для фанатов. С фестиваля они увезли дипломы – комиссия высоко оценила их творчество.

Даже в трудные, кризисные времена Алексей не бросает сочинять стихи и музыку. Он понимает, что песни его несовершенны. Однако же когда он на фестивале поет свою «Песню о пластмассовой обезьянке» - о трехлетнем мальчике, которого бросил отец, то люди украдкой вытирают слезы. Однажды даже председатель жюри маститый бард Руслан Шмаков из Краснодара, которому в этом году исполнилось 75 лет, заметил: «Этот парень играть не умеет, поет так себе, но народ плачет. Парадоксально!». Суметь заставить зрителя рыдать для любого автора важнее наград, призов и дипломов. Это высший пилотаж. У Алексея получается. Может быть, именно для этого он и воскрес из мертвых.

Не всегда родные понимают бардов и принимают тот образ жизни, который они ведут. В результате частенько семьи распадаются. Но у Шнайдера сейчас с этим все в порядке. Его жена Ольга на гитаре не играет и песни не сочиняет, но поддерживает мужа во всех начинаниях. Сама мотается с ним по фестивалям и слетам.

- «Созвездие» мы сами придумали, - рассказывает Ольга. – Провели его первый раз в поселке Адамас, где бывший кирпичный завод. Сами сделали сцену, повесили баннеры. Помощь нам оказала администрация Пролетарского района Ростова в лице главы Юрия Полякова. Было 68 участников из южной столицы, Ростовской и Воронежской областей, Краснодарского края, 200 гостей, а зрителей и не сосчитать. Гран-при завоевал Александр Кондраков, местный бард. А вот гитара за первое место уехала в воронежское село. «Созвездие» шло три дня.

И, конечно, Алексей и Ольга сильно устали, просто падали. Тем не менее, собрались и вдвоем отправились в станицу Романовскую. Опять на три дня. 

Сергей Беликов