К спектаклю «Пигмалион» в Ростовском академическом театре драмы им. М. Горького  прилагается… дождь

Элиза Дулиттл – первая большая роль Елены Золотавиной.

Вечер был погожий, и развержение хлябей небесных театру пришлось организовать прямо на входе. При этом два человека в плащах и цилиндрах поднимали над головами зрителей куполы своих зонтов.

Вероятно, даже такой дождь по замыслу режиссера постановки – нар. арт. России Сергей Яшина (Москва) - сокращал расстояние между теми, кто пришел посмотреть «Пигмалиона», и его персонажами. Ведь и в одноименной пьесе Шоу, которую сам он называл романом, все началось с грозы у стен оперного театра.

По пьесе-роману  Шоу Яшин задумал поставить поэму. Миссия поэтизации выпала прежде всего на музыкальное оформление спектакля. Нет, вы не услышите здесь знаменитых мелодий Фредерика Лоу, написавшего по мотивам «Пигмалиона» мюзикл «Моя прекрасная леди». Действие раскрашено  звуками  музыки из опер Беллини, Бизе, Доницетти.

Кстати, о красках. Сцена - как кадр из черно-белого кино.  Только «фиялочки», которые продавала Элиза, превращенная художником по костюмам Еленой Качелаевой  буквально в чудо в перьях, совсем, как настоящие.

Пьеса «Пигмалион» - на все времена. Но для нынешней России, где процветает небрежнейшее отношение к родному языку, а пропасть между бедными и богатыми не собирается  сокращаться, она куда актуальнее, чем еще лет тридцать назад. Верно, велик был соблазн наполнить действие узнаваемыми приметами нашего времени, но театр не поддался.

Для многих зрителей среднего и старшего возраста неизбежно сравнение исполнителей главных ролей в этом спектакле с профессором Хиггинсом- Рексом Харрисоном и Элизой Дулиттл - Одри Хепберн,  ибо киномюзикл «Моя прекрасная леди» впечатление в свое время произвел неизгладимое.

Элиза - Елена Золотавина и Хиггинс – Вячеслав Огир ни одной своей черточкой  не похожи на этот звездный дуэт. Это замечательно  и интересно. Другое дело, что и в сравнении с пьесой Шоу  Хиггинс в ростовской постановке получился довольно неожиданный. Явно моложе литературного персонажа и, соответственно, ребячливее.  Можно предположить, что  отправной точкой для создания  образа этого самозабвенного исследователя  живой речи послужила его самохарактеристика: «Я вообще человек очень робкий и тихий. Я как-то все не могу почувствовать себя по-настоящему взрослым и внушительным». Но разве мы всегда являемся в глазах окружающих только  тем, что думаем о себе? 

Сюжет «Пигмалиона» построен на трех превращениях. Элиза, девушка из социальных низов, становится объектом пари, которое заключают  два джентльмена (один из них – Хиггинс), и благодаря ускоренному курсу правильной речи и хороших манер превращается в особу, принимаемую в свете за герцогиню.

Профессор Хиггинс убежден, что выковал усилием воли броню, защищающую его от чар учениц, даже если это красавицы-миллионерши. А тут  всего лишь вчерашняя замарашка, но броня пробита…

И третье превращение -   мистера  Дулиттла, отца Элизы. Мусорщик Дулиттл, отчаянный пьяница,  по счастливому недоразумению  упомянут в завещании некоего миллионера. Чтобы получить свою долю, Дулиттлу надо переквалифицироваться в моралисты… Возможно, это самое убедительное превращение. Осуществил его засл. арт. России Сергей Власов.

Пьеса-роман Шоу завершается хеппи-эндом лишь в воображении Хиггинса. Шоу подозревал, чем это чревато, и потому написал еще и послесловие. В нем он сообщал, что Элиза не останется с Хиггинсом, поскольку чувствует, что у профессора на первом месте  интерес к проблемам философии и лишь потом – к ней. А ей этого мало. Поэтому она выйдет замуж за безоглядно влюбленного в нее и ничем больше не примечательного молодого человека Фредди. Они откроют цветочный магазин,  в котором будут еще продавать зелень и овощи, поскольку заметят,  что овощи и зелень – ходовой товар.

А что же Хиггинс?  Он так ни на ком и не женится, а для Элизы навсегда останется самым сильным ее увлечением. Они сохранят приятельские отношения, и в его доме она будет вести себя почти по-хозяйски.

Все это Шоу изложил, чтобы отбить у постановщиков охоту к финалам, соединяющим профессора и самую необычную из его учениц. Он потерпел фиаско. Режиссеры не желают лишать зрителей надежды на то, что впереди у Элизы и Хиггинса – свадьба. Ростовский «Пигмалион» продолжил эту  радостную для зрителей традицию.


P.S. Бывает так, что,  пока идет спектакль, на улице начинается дождь.  Среди зрителей «Пигмалиона» найдется не менее десятка человек, которым это обстоятельство не страшно, даже если зонт они с собой не захватили, и автомобиль у театрального подъезда их тоже не ждет.  Это те, кому посчастливилось в антракте выиграть в лотерее. Проводит ее  Элиза Дулиттл. Разыгрываются исключительно зонтики.

Фото В. ФИЛИППОВА