Руководитель клуба «Путешествия в защиту мира и природы», участник ряда океанических экспедиций на исследовательском судне «Академик Книпович» Владимир Дубровин оказался большим любителем розыгрышей. Однажды он встретил меня в своей ростовской квартире с… клипсой на ухе.

Видя мое недоумение, ухмыльнулся: 

– Есть у нас такая традиция – серьгу в ухо вдевать!

Впрочем, Владимир Николаевич вскоре клипсу снял. В своей манере пошутил: «Подходит сын к отцу и говорит: «Папа, а я себе серьгу в ухо вставил». «Сынок, серьгу в ухе носят либо пираты, либо представители нетрадиционной сексориентации. Что-то я не вижу твоего корабля…» А потом был очередной дубровинский рассказ о том, как экспедиция ходила на Фолкленды, к чилийскому побережью, антарктическим морям. Показал фотки, сделанные в районе мыса Горн – того самого, который мореходы считают самым опасным местом на земле, «кладбищем кораблей», где постоянно циклоны, вихри, где практически всегда штормовая погода. 

Когда в стародавние времена мореходы огибали мыс Горн, а также пересекали экватор, они получали право носить серьгу в ухе. Если пират был с серьгой – значит, он успешно захватил корабль. 

– Мореходы с серьгой были вправе в кабаках получить бесплатно чарку и держать ноги на столе, – заметил Дубровин. – Впрочем, мы этого уже не застали. Хотя в портовые кабаки захаживали и в Аргентине, и в Чили, и на острове Святой Елены.

Нравы и традиции сменились не только у мореходов. Среди казаков в наши дни мужчин с серьгами тоже не увидеть. А ведь было время, когда они считались обязательным атрибутом. Так, единственный сын у матери носил серьгу в левом ухе. Последний в роду казак по мужской линии носил серьгу в правом ухе. Серьги в двух ушах означали, что это единственный ребенок. Кроме символического, сакрального значения серьги имели и чисто практическую роль: командир при построении казаков видел, кого надо поберечь, не отправлять на особо опасное задание, чтобы не пресекался этот казачий род. 

Кстати, украшения в уши вдевали в Древней Руси вплоть до XII века. Они тогда назывались одинцы – одиночные серьги. Мужчину, носившего их, называли серьгач.

При Павле I женские сережки были в моде среди военных. С тех пор как архаизм до наших дней дошла пословица: «Для милого дружка не жаль сережки из ушка». 

Цыгане традиционно надевали серьгу сыновьям в особых случаях – если те рождались после смерти предыдущего ребенка или единственному сыну в семье. Сейчас эта традиция сохраняется, но следуют ей уже не так строго, как ранее... Вообще, украшение ушей сережками изначально придумано было как раз для мужчин, а никак не для женщин. Их изготавливали семь тысяч лет назад в древней Азии, в Ассирии и Египте серьги в ухе свидетельствовали о высоком статусе мужчины, в Риме – указывали на то, что он раб. Серьга у африканских народностей служила оберегом от злых сил, считалась признаком статуса – вождем признавался тот, чья серьга была самой большой и тяжелой.

Кто он сейчас, дерзкий мужчина с серьгой, бросающий вызов обществу, на которого многие прохожие теперь косо поглядывают? Бунтарь? Модник, любящий всякую перчинку в облике? История внесла коррективы. Судите сами. Серьги носят, например, Дэвид Бэкхэм, Уилл Смит, Харрисон Форд, Майкл Джордан, клипсы – Джейми Фокс, ряд других заметных персоналий из мира спорта, музыки, кино. Байкерские серьги – это отдельная тема. Их можно увидеть у многих байкеров, считающих якобы женский атрибут способом самовыражения, привлечения внимания к своей персоне. Они носят украшения в виде крестов, черепов, птиц и хищных животных, как правило, массивные. Сейчас парни прокалывают себе все, что можно, – губы, ноздри, брови, язык, пупок... Серьги, кольца можно увидеть всюду. Для чего прокалывали-то – для красоты, чтобы обозначить, что «свой среди своих» в определенной субкультуре? Люди «в пирсинге» порой и сами этого не знают…