В донской столице стартовал музейно-просветительский проект, посвященный ученому-психоаналитику Сабине Шпильрейн

О том, что в старинном трехэтажном здании по ул. Пушкинской, 83 жила когда-то известный психоаналитик, ученица Юнга и Фрейда Сабина Шпильрейн, еще недавно напоминала только мемориальная доска  на его стене. В канун 130-летия со дня рождения нашей знаменитой землячки  в художественной галерее NNN, расположенной в этом доме, появился целый многофункциональный центр Сабины Шпильрейн.

Войдя в эту галерею, вы не сможете миновать экспозиции, дающей представление о разных этапах жизни Шпильрейн. Здесь — серия портретов Сабины и дорогих ее сердцу людей (автор — заслуженный художник России Николай Полюшенко), книги, рассказывающие о Сабине, а также предметы дореволюционного быта.

Особая гордость коллекции — два блюда кузнецовского фарфора. По мнению создателей проекта, эта столовая посуда могла принадлежать семье Шпильрейн. Ведь все это красивое здание до 1917 года находилось в собственности отца Сабины и являло собой доходный дом. Не исключено, что если семья Шпильрейн и не пользовалась этой посудой сама, то приобрела ее для своих жильцов. Эти блюда были обнаружены среди мусора и хлама на чердаке этого дома, превращенного после революции в коммунальный улей.

Музейно-просветительский комплекс Шпильрейн — это и галерея портретов пионеров психоаналитики, и зал Сабины, украшенный графическими работами, которые навеяны ее размышлениями о влиянии на поведение человека двух мощных сил — Эроса и Танатоса.

Много лет Сабина Шпильрейн провела в Западной Европе. Туда  родители отправили  ее на лечение, и Сабина стала первой пациенткой,  на которой  молодой тогда врач Карл Юнг успешно опробовал   новый метод  психоаналитической терапии. Вскоре она стала и одной из  учениц Юнга. Причем это был как раз тот случай, когда идеи ученика влияли на теории учителя. Большая серия западноевропейских пейзажей Полюшенко помогает словно проследовать за Сабиной в Швейцарию, Австрию, Германию.

Жизнь Сабины Шпильрейн и двух ее дочерей трагически оборвалась летом 1942 года. Сабине Николаевне до последнего не верилось, что немцы, чей интеллект и культурное развитие она высоко ценила, способны на методичное истребление безвинных людей. Мать и дочери отказались эвакуироваться. Они разделили трагическую судьбу многих ростовских евреев, расстрелянных в Змиевской балке.

В последние годы жизни Шпильрейн работала невропатологом в одной из ростовских поликлиник. Советская власть к психоанализу относилась с большим подозрением, и работы на эту тему в советских научных изданиях тогда уже не публиковались.

Однако, как показало время, вклад Сабины Шпильрейн в эту науку оказался таков, что и нынешние ее коллеги по сей день открывают в ее работах что-то для себя важное. Юбилей Шпильрейн был отмечен еще и научно-практической конференцией. Это — совместный проект галереи NNN и Академии психологии и педагогики ЮФУ. Вообще музейно-просветительский проект галереи NNN  предполагает постоянные встречи по вопросам, связанным с актуальными проблемами психоаналитики и творчеством Шпильрейн.