- Бывают книги - случайные попутчики, а бывают – спутники жизни. Книги-спутники моего детства – это прежде всего сочинения Аркадия Гайдара, которого я по сию пору считаю первоклассным писателем, несмотря на ушаты грязи, вылитые на него в перестройку.

Фото с сайта www.kazak-teatr.ru

«Р.В.С.» Гайдара я выучил наизусть, еще не умея читать. Меня так взволновали приключения мальчонки Димки в Гражданскую войну, который попадал то к красным, то к белым, то  к зеленым, отчаянно рисковал, что я просил отца вновь и вновь перечитывать мне эту книгу. Так и запомнил до последней буквы.

Две другие любимые книги детства – это «Тимур и его команда» Гайдара и «Два капитана» Каверина. Рад, что моя юность пришлась на то время, когда сверстников вдохновлял девиз Саньки Григорьева из «Двух капитанов»: «Бороться и искать, найти и не сдаваться».

В школьные годы мне выпала большая удача записаться в театральную студию Ростовского дворца пионеров к легендарному педагогу Тамаре Ильиничне Ильинской. Мы выпустили комедию «Ревизор», я сыграл судью и получил от Тамары Ильиничны свой первый гонорар размером  в двести с лишним страниц – книгу великого русского актера Владимира Николаевича Давыдова «Рассказ о прошлом». И для меня, пацана, мечтавшего о театре, эта книга стала настольной.

Есть такая идея, что артисту совсем не обязательно быть начитанным человеком. И даже, мол, лучше, если он не засоряет  восприятие окружающего мира чужим опытом, а сам наблюдает жизнь, как она есть.

Это – однобокий подход. Жизнь слишком многообразна, чтобы в ее познании опираться только на собственные ощущения. Мне вот интересно, когда у разных, не похожих  авторов, встречается описание одного и того же события. Например, такого знакового для  нашей истории, как Ходынка. У Горького в романе «Жизнь Клима Самгина» - это один ракурс, у Акунина в «Коронации» - совершенно другой.  Но в том, что касается знания предмета, я доверяю обоим.

Очень люблю прозу Юрия Трифонова. Большинство знакомо с творчеством Трифонова по единственной вещи – «Дом на набережной».  Как  обидно, что многие мои земляки даже не слышали о его гениальном романе «Старик»! А ведь это о наших, донских казаках. О трагедии гражданской войны и расказачивания, драматическом нравственном выборе…. 

Кстати, когда-то в нашем театре была идея сделать инсценировку «Старика». Тогда не сложилось, но мне думается, это из тех романов, которые еще и годы спустя не утратят актуальности.

Замечаю, что с годами к поэзии Пушкина стал относиться с тем нежным и трепетным чувством, которое близко к ностальгии. Это – как тоска по чему-то недостижимо прекрасному, которое все дальше от нас и дальше.

Меня давно интересовало многое, что связано с именем Пушкина, созвездием его друзей. Когда-то с упоением прочел книгу Юрия Тынянова «Кюхля», а недавно открыл для себя прозу Кюхельбекера, того самого Кюхли, лицейского товарища Пушкина. Очень любопытно. Особенно для любителей мистики.

Темп нашей жизни не благоприятствует вдумчивому чтению. Стараюсь жить несуетно, хотя на дворе 21-й век, а не тот прекрасный 18-й, про который знаменитый Талейран сказал: «Кто не жил в 18-м веке, тот вообще не жил». Хотя с этим, конечно, можно поспорить.


Записала Марина КАМИНСКАЯ