Он видел самого Рембрандта!

Можно спорить о том, останется ли имя художника Никаса Сафронова в истории российского изобразительного искусства, но очевидно, что на наших современников оно производит действие магическое. Такие очереди, как ныне на выставку Сафронова «Избранное»,  выстраивались в Ростовский музей изобразительных искусств, пожалуй, лишь тридцать лет назад, когда донская столица впервые встречала полотна отца и сына Рерихов. Неудивительно, если, листая подшивки «Нашего времени» этих дней, кто-то лет так через «надцать» назовет выставку Сафронова  ярчайшим художественным событием Дона-2016.



Ростовский художник Семен Скопцов годы спустя.

Интересно, что много лет назад, на излете зимы 1939 года, в художественной жизни Дона произошло тоже неординарное событие, которое не могли не отметить наши предшественники. Заключалось оно в том, что картины молодых ростовских художников П. Гагаева и С. Скопцова, как писала тогда «Большевистская смена», обратили на себя внимание на Всероссийской выставке в Москве и были рекомендованы для показа еще и на выставке  «ХХ лет Ленинско-Сталинского комсомола», которая должна была состояться в Третьяковской галерее. А выставляться в Третьяковке престижно в любое время, при любом режиме.

Как говорится, лучше один раз увидеть, чем семь раз услышать, и все-таки порой даже рассказ о том, что лучше бы самому увидеть, тоже  превращается в событие.

22 марта 1937 года наша газета сообщала о встрече ростовских художников с четырьмя их коллегами, только что вернувшимися из творческой командировки в Москву. Причем каждый из этих четверых подготовил к встрече доклад. Чем же отличилась эта четверка? Побывала на выставке Рембрандта и Сурикова и теперь должна была содержательно рассказать о своей завидной культпоездке.


В помощь писателям – десант из Москвы

Поэт Семен Кирсанов. Наверно, не было еще такого случая, чтобы приехавший на Дон для встречи с читателями именитый столичный писатель не получил бы рукопись местного автора или выпущенную этим автором на свои средства минимальным тиражом книгу с просьбой дать на нее отзыв.

По крайней мере, обратить просвещенное свое внимание.

Столичные знаменитости, понятное дело, в большинстве своем от таких подарков отбиваются, как могут. Им бы со своими рукописями разобраться...

Жажда такого общения местных литераторов пусть даже не со знаменитостями, но с более опытными столичными коллегами существовала и в прежние времена. 12 января 1939 года наша газета сообщала об интересной акции, проходившей впервые: «Союз советских писателей командировал в Ростов из Москвы группу писателей, поэтов и критиков для оказания творческой помощи писателям нашей области.

Помощь москвичей выразится в том, что они познакомятся с рукописями новых произведений наших писателей, примут участие в их обсуждении».

Предполагалось, что творческий десант из Москвы высадится в Ростове на месяц. Единственным из упомянутых в заметке авторитетных москвичей, чье собственное творчество выдержало проверку временем, оказался поэт Семен Кирсанов. 

Сначала лучшими не показались…

Аксинья - Элина Быстрицкая.В нынешнем году в Ростовской области в рамках мероприятий, посвященных Году кино, пройдет кинофестиваль в честь юбилея герасимовской экранизации «Тихого Дона».

Наша газета в свое время  информировала своих читателей о начале съемок  этой картины  в октябре 1956 года неподалеку от Каменска, в хуторе Диченском.

23 августа 1957 года «Комсомолец» порадовал  своих читателей: премьера точно не за горами. Ведь съемочный коллектив приложил все усилия, чтобы две первые части трилогии вышли в прокат к 40-летию Великого Октября.

Наконец, долгожданная премьера и 17 ноября – первые отзывы зрителей о том «Тихом Доне» в газете «Комсомолец».

Это сегодня почти абсолютное большинство  людей среднего и старшего возраста убеждено, что не было и не будет на киноэкране  Аксиньи и Григория лучше, чем Элина Быстрицкая и Петр Глебов. Но то ли они говорили, когда были молодыми?

К примеру, товарищ Ворошилов, слесарь одного из ростовских заводов и, вероятно, человек молодой, поскольку среди читателей «Комсомольца» большинство составляла молодежь, попенял создателям картины на то, что характер Григория в первой серии раскрыт слабо, а «Аксинья – здоровая, сильная, смелая казачка, в исполнении артистки Быстрицкой кажется вначале какой-то городской».

Скорее всего, потом фильм товарищу Ворошилову  все же понравился, полюбились и образы этих Григория и Аксиньи. Возможно,  годы спустя он даже искал шоколадные конфеты с профилем Аксиньи-Быстрицкой на обертке, чтобы подарить их вместе с весенним букетом любимой женщине в честь дня Восьмое марта.