Народный артист СССР Юрий Соломин не только открыл гастроли Малого театра в донской столице, но и провел встречи с журналистами и зрителями

Нина, которая из Чехова

Художественный руководитель Малого театра Юрий Мефодьевич Соломин убежден, что театр должен нести свет просвещения, а артист обязан быть человеком хорошо образованным. Он очень огорчается, когда видит, как мало начитаны нынешние абитуриенты. Некоторые не удосуживаются даже прочесть пьесу, отрывок из которой собираются показать экзаменационной комиссии.

Пришла поступать в Щепкинское театральное  училище девушка, объявила о намерении прочесть монолог Нины.

– Какой Нины? – попросил уточнить Соломин.

– Нины из Чехова, – сказала она.

Ни фамилии своей героини (Заречная), ни названия пьесы («Чайка») абитуриентка, как выяснилось, не знала. Монолог скачала из Интернета.

Конкурс в Щепкинское училище-спутник Малого театра – сумасшедший. Юрий Соломин сообщил, что ежегодно здесь отсматривают до пяти тысяч кандидатов. А набор на курс – это всего 25 человек. Но  степень образованности и литературной эрудиции даже выдержавших такую жесткую конкуренцию Соломин в последние годы оценивает словом «ужас».

Александра Александровна Яблочкина.В прошлом году, в связи с юбилеем мастера, одна из российских академий решила добавить к длинному списку его наград свою. Как раз за вклад в просвещение. Но на церемонии случилось невероятное. Президент академии, раскрыв свидетельство о награде, вдруг тут же захлопнула его с возгласом: «Нет! Этого не может быть!»

Увы, но отчество юбиляра было написано с ошибкой: «Мифодьевич»…

Похоже на анекдоты. Но вообще-то грустные проглядывают за всем этим перспективы. И понятно, почему худрук Малого театра и театральный педагог Юрий Соломин так взыскателен к своим будущим коллегам.

Нынешний приезд Малого театра в Ростов, уже второй за довольно короткое время, произошел благодаря крепнущим творческим связям между ним и Ростовским академическим драмтеатром  им. М. Горького. 

На сей раз на гастрольной афише Малого  не только классика (пьесы Островского «Сердце не камень» и «На каждого мудреца довольно простоты»), но и исторический детектив нашего современника Радзинского «Театр императрицы».  Малый театр, тяготеющий к классике,  взялся за постановку этой современной пьесы, потому что она  о российской истории, поданной увлекательно, но без помощи кривых зеркал, и, что не менее важно, написана хорошим языком.

– А вы знаете, что послы иностранных государств ходят на наши спектакли, чтобы услышать правильную русскую речь? Я слышал от троих, что учиться говорить по-русски им помогал наш театр, – сказал Юрий Соломин на встрече с журналистами.

Почти по О.Генри

Юрий Соломин – великолепный рассказчик, способный даже пресс-конференцию превратить в театр одного актера, раскрасить ее историями, словно вышедшими из-под писательского пера.

Возможно, вы слышали о великих стариках Малого театра, глубоко почитаемых их младшими коллегами, которые и сами сегодня большие мэтры.

– Я застал пять великих старух Малого театра, – вспоминал Соломин на встрече с журналистами. – Моя первая роль, которую я играл в «Ярмарке тщеславия» еще студентом Щепкинского училища, заключалась в том, что, загримированный под негра, я вывозил на сцену коляску с английской барыней – великой старухой Яблочкиной.

Между собой наши великие старухи не ладили, но все были невероятно преданы сцене и готовы служить ей до последнего вздоха.

Однажды с Яблочкиной случилась невероятная история. Александра Александровна, которой было под сто лет, жила вдвоем с подругой-ровесницей, актрисой, а позже суфлером – Тиной Гавриловной Армининой. К ним в дверь позвонили. Тина Гавриловна вышла справиться, кто пожаловал, и услышала, что это молодые драматурги, желающие показать свою пьесу великой Яблочкиной.

Тина Гавриловна открыла «драматургам», и тут же была схвачена и заперта в ванной. С Яблочкиной, сознавая все же, видимо, ее значение в искусстве, поступили бережнее: ее связали и положили на диван. И на ее глазах стали рыться в  шкатулках с драгоценностями и  какими-то царскими еще наградами.

Когда они вытащили бриллианты, Александра Александровна подала голос:

– Не берите, это – бижутерия, которую я надеваю перед выходом на сцену. Если вы ее унесете, как я буду завтра играть?

Она так это произнесла, что грабители поверили и не стали брать то, что Яблочкина  назвала бижутерией, хотя на самом деле это были настоящие бриллианты.

Грабители были явно новичками в разбойничьем ремесле. Они тут же пошли сдавать награбленное в комиссионку и, конечно, попались. 

Весть об этом происшествии молнией разнеслась по театру. Все были уверены, что Яблочкиной потребуется время, чтобы прийти в себя после пережитого. Ей позвонили и сказали, что в спектакле нынешним вечером ее готова заменить Елена Николаевна Гоголева. Это была тоже великая старуха Малого театра, но моложе Яблочкиной. В сравнении с ней еще, пожалуй, молодуха.

– Нет, Леночка еще наиграется, – ответила Яблочкина и пришла в театр, как ни в чем ни бывало.