Наши читатели часто спрашивают: «А что знаменитости, посещавшие Ростов, те, которых сегодня называют легендами, рассказывали в интервью вашим предшественникам? Ведь здесь бывали и Есенин, и Маяковский, жили и работали Завадский, Плятт, Марецкая, сюда приезжал Мейерхольд. Много можно вспомнить звездных имен».

Лев Кассиль.

И вот это, что называется, вопрос на засыпку.

Нынешним современникам трудно представить себе массовые издания, рассчитанные на широкий круг читателей, в которых не было бы интервью со знаменитостями. Нынешние беседы со звездами в СМИ любых цветов и оттенков касаются, как правило, не только различных аспектов профессиональной деятельности звезд, но и личной жизни, политики.  Такая открытость, переходящая порой в неприличную откровенность и обывательское любопытство, пришла в наши СМИ с перестройкой. А до самой хрущевской оттепели  развернутые, наполненные  интересными размышлениями и фактами интервью со знаменитостями, в частности, деятелями искусства,  на страницах местных общественно-политических газет были большой редкостью. За всю предвоенную историю «Большевистской смены» и вплоть до 1960-х годов публикаций, в которых звучал бы живой голос звездного гостя Дона или местной знаменитости, можно пересчитать по пальцам. А если и звучит, то либо очень делово, либо — патетически.

18 ноября 1937 года «Большевистская смена» писала о встрече известного детского писателя Льва Кассиля с рабочими судостроительного завода и молодежью Таганрога. «Тов. Кассиль рассказывал о своей поездке в Испанию, - сообщала «БС». Рассказ был такой:

Дмитрий Шостакович.- Я поехал в Испанию на теплоходе «Комсомол», когда он шел первым рейсом. Теплоход вез испанским детям подарки трудящихся Советского Союза. В эти дни в Испании шли горячие бои за Мадрид. Мне пришлось быть свидетелем многих трагедий.

«Писатель, - продолжала газета, - с ненавистью рассказывал о зверствах испанских мятежников, фашистских полчищ Гитлера и Муссолини». Но было и то, что наполнило Льва Кассиля радостью:

- Наш теплоход «Комсомол» посещали раненые бойцы героической Испании. В одно из таких посещений произошел интересный случай: раненый боец, увидев портрет тов. Ворошилова, стал перед ним и сказал:

- Вива, маршал, вива, Ворошилов, камраде!

Грузчики порта в знак приветствия кричали нам:

- Вива  Русия! Вива Сталин!»

Зоя Федорова.Далее следовала фраза о том, что тов. Кассиль ответил на многочисленные вопросы собравшихся. Возможно, спрашивали его и том, что ныне называется творческой лабораторией писателя, вообще — о жизни. Но  на страницы газет это уже не попадало. Содержание газетных интервью с выдающимися деятелями искусства вообще сводилось к творческим планам и тому, чем в сердце художника отозвалось то или иное общественно значимое событие, важное постановление партии и правительства.

В апреле 1941 года в Ростове должны были состояться концерты Дмитрия Шостаковича. Его еще не называли великим, но это уже был автор ряда значительных произведений, орденоносец.

«Большевистская смена» связалась с ним по телефону, поздравила с присуждением Сталинской премии и... правильно, спросила о предстоящем визите и творческих планах.

Шостакович ответил, что все его внимание поглощено одной мыслью — возможно скорее написать симфонию, посвященную Владимиру Ильичу Ленину, самому человечному человеку.

Вот, собственно, и весь разговор с гением. И такие интервью — это тоже характерный штрих к портрету своего времени.

22 июня 1941 года «БС» писала о прибытии в донскую столицу актрисы Зои Федоровой. Всех ли знаменитостей встречали на Дону с такими почестями или это был случай особый, теперь можно только гадать. Но прежде так о визитах звезд в «БС» не сообщали: «Вчера из Москвы в Ростов на самолете ПС-84 прилетела известная киноактриса, лауреат Сталинской премии, орденоносец Зоя Алексеевна Федорова. 

В аэропорту ее встречали представители партийных и общественных организаций». 

Предполагалось, что Зоя Федорова пробудет на донской земле несколько дней, встретится с шахтерами. Интервью, если и планировалось, не состоялось: началась война.

...И после хрущевской оттепели  каждое мало-мальски развернутое  интервью  с выдающимися современниками становилось событием и для журналистов и для читателей. 15 апреля 1966 года нашей газете, переименованной в «Комсомолец», исполнилось 45 лет. Наверно, нашим предшественникам эта цифра казалась не  такой уж солидной: во всяком случае, на газетных страницах — ни слова о юбилее. Зато в следующем номере — небольшое лирическое интервью с легендарным Леонидом Утесовым, который был тогда в Ростове с гастролями. Мэтр отечественной эстрады, должно быть, удивил читателей тем, что пишет новеллы о родном своем городе Одессе, а еще — стихи.

Возможно, это интервью со звездой было своего рода сюрпризом читателям к неоглашенному юбилею.  Что-то типа десерта, которым часто не баловали.