13 мая в донской столице откроются гастроли Казанского академического русского большого драматического театра им. В.И. Качалова 

Его руководитель народный артист России и Татарстана Александр Славутский в течение нескольких лет был главным режиссером Ростовского академического драмтеатра им. М. Горького, но так сложилось, что покидал его не под триумфальный марш.  И вот снова на этой сцене - его спектакли. 

-  Александр Яковлевич, думали ли вы, уезжая в 1993 году из Ростова, что когда-нибудь вновь вернетесь сюда? Каким вам представлялось возвращение?

- Я уезжал с чувством определенной горечи. О том, что вернусь,  и мысли не допускал. Но когда уже немало лет прошло, когда мой театр в Казани мощно встал на ноги, когда наш зал полон на каждом спектакле и в Казани, и во всех городах, где мы гастролируем, мне захотелось побывать и в Ростове-на-Дону. Городе, где  я был  молод, полон сил и энергии, счастлив в творческом отношении.  До сих пор помню замечательных артистов ростовских: и Бушнова, и Сорокина, и Игоря Богодуха, и Тамару Яблокову, и Семена Краснюка… Многих помню, с которыми с удовольствием работал. На наших спектаклях  «Дальше… дальше… дальше!», «Интердевочка», «Кот домашний средней пушистости», «Американская шлюха», «Скрипач на крыше» огромный зал ростовского театра был переполнен. И потому вернуться сюда хотелось на коне, предъявив не менее достойный  уровень. Театр имени Качалова  - это сегодня  хорошая, высокая драматургия, достойная сценография моего друга и коллеги, художника, тоже работавшего вместе со мной в Ростове, Александра Патракова ну и, конечно же, актерский ансамбль.

- На афише гастролей Качаловского театра – восемь названий, и одно из них наверняка вызывает у донских театралов чувства особые. Это мюзикл «Скрипач на крыше». Вы ставили «Скрипача»  на ростовской сцене, в нем блистал народный артист СССР Михаил Бушнов, у спектакля была долгая жизнь. Что подвигло вас на постановку этого мюзикла потом еще и в Казани?

- Успех в Ростове дал мне основания надеяться на неменьший резонанс и столь же долгую жизнь этого мюзикла на казанской сцене. В труппу в тот момент вошли мои ученики, выпускники совместного с ГИТИСом актерского курса – музыкальные, поющие, в театре работали хормейстер и хореограф, был создан даже оркестр небольшой. И спектакль в Казани, на мой взгляд, получился более цельным, более ансамблевым, в чем-то более эффектным. Он отличается от ростовской постановки,  хотя Михаил Ильич Бушнов – яркий актер и очень неуспокоенный, увлеченный театром человек, был очень хорошим Тевье. Казанский «Скрипач на крыше» прошел уже 360 раз.  Это редкая для театров цифра.

- Вы руководите Русским драматическим театром в национальной республике. Влияет ли это на репертуар, выбор  художественных средств?

-   Год назад завершилась масштабная реконструкция нашего здания, 1 миллиард 100 миллионов было потрачено на нее из бюджета республики. Это свидетельство того, что в Татарстане понимают необходимость и нужность русского театра.   Наш зритель многонационален, ведь нет здесь  человека, не знающего русского языка, и у нашего театра в столице национальной республики, конечно,  миссия сохранения русской культуры. Поэтому в репертуаре у нас Пушкин, Островский, Чехов, Достоевский, Гоголь, Булгаков, Зощенко – кладезь русской литературы. «Пиковая дама», которую мы привезем в Ростов и которая идет у нас  с 1999 года (а премьера была в Марселе, во Франции), по сей день собирает полные залы. Мы играли ее в Москве, Петербурге, Финляндии, Турции, Украине, Болгарии, Македонии... Мюзикл «Роковые яйца» по повести Булгакова я задумывал еще в Ростове. В Казани этот спектакль, музыку к которому специально написал Владимир Дашкевич, идет уже во второй редакции.

-  Два года назад вы стали депутатом Госсовета республики Татарстан. Что заставило художника пойти в политику?

- Я не рвался, но так случилось, что ушел из жизни человек, много лет отстаивавший в республиканском парламенте интересы культуры. И мне показалось, что нужно взять определенную ответственность за это на себя.  Хотя у нас сильно отстаивать не надо, на культуру республика выделяет достаточно серьезные деньги.

- Донским театралам памятен ваш спектакль «Дальше... дальше... дальше!» по пьесе Шатрова, в котором большевики были показаны обаятельными романтиками, идеалистами. На тот момент это было смело. Словно вызов партийным чинушам предперестроечных времен. Если бы начать сначала, вернуться в то время, вы  бы вновь поставили такой спектакль?

- Время многое меняет. Наверное, сейчас это был бы другой спектакль. Могу только сказать, что нужно уметь  не терять то хорошее, что было даже не в самые безоблачные времена. Ну, скажем, даже такой проект, как большие гастроли, – это ведь  традиция еще советских времен. Прекрасная традиция, почти ушедшая. Театр имени Качалова, почти единственный,  ее не прерывал.  Другое дело, что мы благодаря государственной поддержке можем себе это  позволить. Затраты на приезд такого  большого коллектива, как наш, с таким  полноценным репертуаром не могут оправдаться экономически. Наши гастроли - это наш моральный капитал. Нами движет желание встречи с новым зрителем, желание продвинуть бренд Татарстана.

-  Можно ли назвать эти гастроли стремлением горьковского и Качаловского театров дружить домами?

- Конечно, почему нет? Это, кстати, наша третья попытка приехать на гастроли в Ростов: две предыдущих застопорились на стадии переговоров. Но четыре года назад  на фестивале «Русская комедия»  в Ростове  прошла с большим успехом наша «Квадратура круга» по Катаеву, получила пять призов. И вот в этому году наше желание приехать на гастроли в Ростов нашло отклик у нового худрука   театра имени Горького Александра Ивановича Пудина. Он проявил себя человеком слова. Думаю, эти гастроли станут началом нашего сотрудничества.