Было время, когда артисты театра и кино снимались в... мультфильмах

Борис Чиркин в мультике и в жизни.

Если бы мы попросили ковер-самолет перенести нас в 1950-е годы на студию «Союзмультфильм», то, приземлившись, могли бы подумать, что волшебная авиация сбилась с курса. Ведь если это «Союзмультфильм», то почему здесь загримированный, в сценических одеждах, с бутафорским горбом на спине корифей театральной сцены Михаил Астангов?

Бывает, конечно, что даже большие артисты соглашаются озвучивать мультипликационные персонажи и относятся к этому делу с величайшей ответственностью. Когда Анатолий Папанов озвучивал в «Ну, погоди!» Волка, который захлебнулся в воде, он попросил принести ему для большей достоверности полное ведро воды. И нахлебался ею, и замочил одежду, зато булькал, что надо!

Михаил Астангов озвучио Чудовище.Так, может, и Астангова мы застали на «Союзмультфильме» в тот самый момент, когда он пришел на озвучивание, а загримировался для более глубокого погружения в сказочный образ?

Нет, это случай другой. Астангов играл безобразное Чудовище в мультфильме «Аленький цветочек». Озвучивал потом, а сначала играл перед киноаппаратом. Почти как на съемочной площадке игрового фильма.

Задержись мы в том времени и пространстве, увидели бы, как отснятое передали художникам-мультипликаторам, а те прорисовали раскадровку, творчески переработали изображение. В итоге получился так хорошо знакомый нам заколдованный принц, который и двигается, и жестикулирует необыкновенно реалистично. У этого технического метода вкусное название: эклер. 

Продолжив путешествие, мы могли бы встретить на «Союзмультфильме» Михаила Яншина, Веру Марецкую и Михаила Жарова, Фаину Раневскую, Бориса Ливанова, отца нашего любимого «Шерлока Холмса», и других известных актеров, которые трудились здесь над созданием сказочных образов, придумывали для них пластику движений, мимику, жесты.

Рубен Симонов и его Раджа.Вот человек в восточном халате, с тюрбаном на голове, сомкнув руки за спиной, семенит туда-сюда смешными шажками. Это другой корифей театральной сцены Рубен Симонов обживает образ Раджи для мультфильма «Золотая антилопа».

К помощи эклера режиссеры «Союзмультфильма» обращались на протяжении двадцати лет, - почти до конца 1950-х годов. В той или иной мере он использовался при создании «Цветика-семицветика», «Каштанки», «Ночи перед Рождеством», «Красной Шапочки» и других мультфильмов, которые и сегодня демонстрируются по российским телеканалам.

Не каждый персонаж эклерных лент был первоначально сыгран или просто заснят на пленку (ведь такой метод использовали, создавая также и персонажей-животных). С персонажами, созданными благодаря актерскому перевоплощению, взаимодействовали исключительно фантазийные герои.

Одних актеров так гримировали или настолько перерабатывали их облик, что сходство мультперсонажей с ними в результате едва угадывается. А вот, к примеру, Старик из экранизации пушкинской «Сказки о старике и рыбке» - вылитый Борис Чирков, который и в самом деле сыграл данную роль в этом мультфильме.

Те реалистичные изображения, которых добивались с помощью эклера, сегодня одни ругают, считая, что нет в них настоящего искусства, другие, наоборот, превозносят. 

Однако насколько хорош получился мультик, зависит не только от применения какого-то метода, но и от таланта художника. Художник-мультипликатор Леонид Шварцман подарил нам много чудесных мультипликационных образов, в том числе Чебурашку, Крокодила Гену и всю их славную компанию. Он прожил большую жизнь в искусстве, застал и те времена, когда мультипликационных персонажей играли артисты. В частности, работал над созданной с применением этого метода «Снежной королевой».

Саму Снежную королеву играла Мария Бабанова. Она гримировалась, облачалась в костюм своей героини, тщательно прорабатывала с режиссером сцены. Снежная королева в мультфильме получилась похожей на свой прототип, но все же это был уже другой образ. Художник вспоминал, что, работая над ним, словно слышал неземной голос этой актрисы, и именно этот голос привел его к верному решению.