Звонок длинный, пронзительный – на связи с «НВ» Нью-Дели и ростовская «индианка» Екатерина Бузунова. Она – одна из самых талантливых и успешных выпускниц ростовского народного театра восточной танцевальной драмы «Лила», что в переводе с санскрита означает «игра». В индийском мегаполисе живет уже несколько лет. То и дело попадает там в телеобъективы. О приме пишут индийские глянцевые журналы.

Сама Катя, лауреат многочисленных престижных фестивалей, отличница Академии индийского классического танца в Шрирам Бхаратья Кала Кендра, не так чтобы сильно, но смущается от такого внимания. 

А вот на контакт с «НВ» вышла безо всякого смущения:

– Когда бываю в Ростове, вашу газету всегда просматриваю с удовольствием. «Гощу» и на сайте «Нашего времени». У нашей «Лилы» ныне юбилей. Руководитель театра Владимир Федорович Касаткин открыл его 25 лет назад при Дворце культуры «Ростов-Досуг». Искренне и сердечно поздравляю моего первого наставника со знаменательным событием. Где бы я ни была – в Москве, Санкт-Петербурге, Индии или Непале… – всегда по-доброму вспоминаю Владимира Федоровича и его жизненные, профессиональные уроки. Всегда по-доброму, конечно, вспоминаю и свою маму Наталью Владимировну. Порадовалась, когда узнала, что на недавнем бенефисе «Лилы» в Ростове Касаткин пригласил маму на сцену…

– Для выступления? Как артистку?

– Маме за шестьдесят, – смеется Катя. – У нее профессия – мама. Она – хороший воспитатель. Малышня от нее в восторге. А артисткой, как я узнала недавно, мама была в три годика. Хотите, пришлю детскую фотографию мамы в танцевальном костюмчике?

– Конечно! Она об этой фотке знает? Сюрпризом для Натальи Владимировны будет.

– Без мамы не было бы ни меня в «Лиле», ни поездки в Индию…

Катя вспоминает свое раннее детство. Говорит, что, едва услышав классические мелодии, норовила стать на пальчики. Мама Наташа заметила «балетные замашки» дочурки и отвела ее в балетную студию. Там вначале не хотели принимать девочку – уж слишком мала была. 

– Мама уговорила, чтобы меня «попробовали». В первый же день занятий я отстояла у балетного станка два часа со старшей группой. Педагог поразилась такому упорству и разрешила заниматься дальше. Так с маминой поддержкой и при ее «дирижерстве» началось мое путешествие в мир танца. Оно длится уже более двадцати лет! Первый свой танец на сцене я исполнила в 6 лет. Это был «китайский танец» из моего любимого балета «Щелкунчик». В балетной студии «Пируэт» при учебном центре «Донское творчество» я занималась 11 лет и с отличием закончила полный курс. В 12 лет стала солисткой. В 14 – ведущей солисткой. По-доброму мы с мамой вспоминаем нашу балетную наставницу Ольгу Александровну Виткову. Она сумела научить меня правильной технике, пластике и хореографии. Привить любовь к настоящему искусству. Профессиональной балериной, как видите, я не стала. Но эта школа очень помогла, когда стала осваивать классический индийский танец.

Впервые Катя увидела «вживую» индийскую танцевальную классику в 11 лет. Это было на городском творческом конкурсе, куда привела ее мама. Выступали как раз «лиловцы». Девочку потрясло все – яркость и красота костюмов, чарующая музыка, ритм барабанов, танцевальные «па» в сочетании с пением. 

– Все это завораживало, – вспоминает Катя. – Маму, по счастью, не пришлось долго уговаривать. Отвела меня к Владимиру Федоровичу Касаткину, в школу индийского классического танца. Учеба давалась легко – помогала балетная подготовка. Одновременно с учебой участвовала во всех постановках «Лилы». Так было до самого отъезда в Индию.

Катя блестяще закончила всемирно известную Академию индийского национального танца Шри Рам Бхаратия Кала Кедра. Из многих десятков выпускников академии она была единственной, кто получил на экзаменах близкий к максимальному результат – около ста баллов. Ректорат академии организовал сольный концерт ростовчанки. В красочном буклете, выпущенном по случаю ее выступления, оценка, правда, была менее эмоциональная: «За пять лет Екатерина Бузунова стала танцовщицей индийского и классического танца». В академическом ее сертификате появилась запись: «Специалист по индийскому классическому танцу бхааратанатьям».

Сейчас ростовская «индианка» – один из самых авторитетных в Индии специалистов по индийским танцам и в числе лучших мировых их исполнителей. Будем следить дальше, где и как вновь блеснет наша звездочка. Катя, заметим, не только овладела премудростями индийской танцевальной классики, но и научилась свободно говорить на хинди, освоила еще более сложный санскрит. В русской школе при российском посольстве в Нью-Дели она больше общается на языке жестов – преподает там хореографию…