Одну из своих  этапных  киноролей  Вера Марецкая сыграла в «ростовский период»

15 июля 1936 года наша газета приветствовала театральный коллектив, руководимый Юрием Завадским, прибывший в Ростов на постоянную, как сообщалось,  работу.

Среди тех, чей приезд мог взбудоражить не только завзятых театралов, была Вера Петровна Марецкая, поскольку  играла в кино, имя на слуху.

Теперь часто пишут, что Завадского с его артистами отправили в Ростов  не иначе как в ссылку.  С этим можно поспорить: желание властей укрепить провинциальные труппы молодыми столичными актерами вполне в духе того времени. Другое дело, что столица открывает перед артистом  неизмеримо большие возможности, и покидать ее, да еще надолго, артисту не хочется. Однако судьба, как говорится, и на печке найдет. Именно в свой «ростовский период» Марецкая получила приглашение сняться в главной роли в фильме «Член правительства».

Узнав, что ей предлагается показать судьбу  Александры Соколовой, женщины, которая прошла путь от батрачки до депутата Верховного Совета, Вэ Пэ, как называли Веру Петровну в театральном закулисье, почему-то решила, что к этой роли совершенно не подходит.  Тем не менее на встречу в Ленинграде с режиссерами Хейфицем и Зархи пришла, прочла по их просьбе какой-то отрывок из сценария, а на следующий день участвовала в пробах. Марецкая  считала: все получилось так расчудесно, потому  что она на самом деле не собиралась играть в этой картине, ничуть не волновалась, и страх неудачи ее не сковывал.

У режиссеров после этих проб не осталось сомнений в том, что они сделали верный выбор.

Марецкая познакомилась с прототипом своей героини, которую  так и звали – Александра Соколова, стала основательно вживаться в образ.  Съемки проходили в деревне, и Вэ Пэ старалась отойти от городских привычек:  постоянно носила ту же одежду, что и колхозницы,  белье стирала, как они, прямо в речке, и полы, бывало, мыла в правлении колхоза вовсе не на камеру.

Сценарий картины выдающимся не назвать, но образ Соколовой давал простор для актерской импровизации, которую Марецкая очень любила. Или, вернее, так: Марецкой  удавалось отстаивать право на импровизацию и писать портрет Соколовой самыми разными красками, показывая будущего своего члена правительства не только серьезной и умной, но и   «смешной, беззащитной  и даже глуповатой в какие-то мгновения деревенской бабой».

Премьеру фильма об этой активной строительнице новой жизни приурочили к празднику всех тружениц. Он вышел на экраны 8  марта 1940 года.

Критиковали в разные годы «Члена правительства» за многое, но то, что роль Александры Соколовой удалась Марецкой на славу, никогда не ставилось под сомнение.

После этой работы в кино она вновь играла на сцене ростовского театра им. М. Горького.

Пройдет время, и Марецкая, отвечая, что значит для нее Ростов, скажет, что все, происходившее  в этом городе, близко ее сердцу. И уточнит свою мысль: Ростов – это город ее театральной молодости (она, кстати, приехала сюда почти накануне своего 30-летия). Здесь она сыграла свои любимые роли – Любовь Яровую в одноименном спектакле, Катарину в «Укрощении строптивой», Мирандолину в «Трактирщице».  Ростов – это воспоминания о друзьях и добрых знакомых. Наконец,  именно в Ростове у нее родилась дочь.

Что ж, не зря ее муж Завадский говорил, что умна Вэ Пэ, как бес. Хорошо ответила, сделала ростовчанам приятное и, в общем-то, не покривила душой. Ведь «близко к сердцу» - это не обязательно означает «радостно»…  Тот период, который вошел в биографию Марецкой как ростовский, несомненно, оставил в ее сердце и  незаживающие раны, только Ростов тут ни при чем. 

Черная полоса для Вэ Пэ началась   с известия об аресте  ее братьев. Их записали  во враги народа за то, что примыкали к бухаринскому кругу. Марецкая отправляла им из Ростова посылки, но однажды посылка к ней вернулась в связи с невозможностью доставки адресату, и Вера Петровна поняла, что случилась худшее. 

А как раз во время съемок «Члена правительства» разыгрывалась ее личная драма:  ее покинул  Завадский. Он сказал, что полюбил другую женщину – балерину Галину Уланову. Вэ Пэ осталась одна с двумя детьми: их с Завадским малолетним сыном и ее племянником, сыном расстрелянного брата.

Правда, вскоре Ростов подарил ей второй шанс создать  счастливую семью  : она вышла замуж за артиста Георгия Троицкого, который ее просто обожал. Но счастье оказалось недолгим.  В войну Троицкий ушел добровольцем на фронт и погиб в 1943-м.

Юрий Завадский делал все возможное, чтобы вернуться вместе со своими артистами в Москву, и в 1940-м это ему удалось. Просматривая подшивки «Большевистской смены», как называлась в те годы наша газета, я нашла любопытную заметку как раз последнего периода работы артистов Завадского в Ростове. 18 мая 1940 года «БС» сообщала о предстоящей платной публичной лекции по линии городского отдела народного образования на тему: «Дружба и любовь». Лекция должна была состояться в театре им. М. Горького, после – концерт,  и первое имя в списке его участников: Марецкая.

Сегодня уже не узнать, с чем же тогда выступила Вэ Пэ перед зрителями. А может быть, они, несмотря на  тему лекции, попросили ее прочесть тот финальный монолог, который в «Члене правительства» произносила  депутат Верховного Совета Александра Соколова с экрана: «И вот стою я перед вами, простая русская баба, мужем битая, попами пуганная, врагами стрелянная, - живучая»? Очень долго в народе его помнили. Да, пожалуй, и теперь еще не совсем забыли.