При подготовке программ радио «Дон-ТР» происходят настоящие чудеса 

Елена Пономарева считает, что в работе звукооператора есть что-то от волшебства.

В доцифровую эпоху, то есть не так уж и давно, войдя в ростовский Дом радио, можно было застать такую картину: два человека, стоя в коридоре на расстоянии нескольких метров друг от друга, быстрыми движениями приводят в порядок так некстати запутавшуюся километровую (!) магнитофонную ленту. Или прямо во время эфира выбегает из студии человек (возможно, сам режиссер), бросается опрометью в фонотеку и в мгновение ока возвращается обратно с бобиной, на которой неожиданно востребованная запись. К примеру, какой-то песни.

Та фонотека напоминала книжное хранилище: сплошь стеллажи, только на них не книги, а коробки с магнитофонными записями на большущих бобинах.

Сегодня фонотека радио «Дон-ТР» – это обычный кабинет с компьютером. О доцифровом прошлом напоминает бобинный магнитофон почтенного возраста и солидных размеров у окна – последний из радийных могикан, с помощью которого фонотекарь Элла Михеева и проводила оцифровку главного сокровища радиожурналистов «Дон-ТР» – звукового архива. Голосов и великих наших земляков, Шолохова, к примеру, и людей не знаменитых, но причастных к событиям, которые стали историей.

Бобинный магнитофон: доцифровое прошлое радиостанций.Ветераны донской радио­журналистики рассказывали, что первая фонотека шумов – городских, сельских, природных создавалась во многом собственными усилиями: за ними охотились и звукооператоры тех лет, и корреспонденты.

Сейчас коллекция шумов радио Дон-ТР – большая, лицензионная, чуть ли не на все случаи жизни. Правда, по сей день высший пилотаж для радиожурналиста – это привезти с места события его родные, узнаваемые звуки. 

И есть такой парадокс: в богатой фонотеке Дон-ТР, как, впрочем, и других радиостанций, отсутствуют многие популярные песни. Причем некоторые из них («Маэстро», «Старинные часы) когда-то в этой сокровищнице звуков были, но теперь их нет.

– Лично убрала от греха подальше, – сообщает фонотекарь.

Зачем? Чтобы не попали вследствие какого-то недоразумения в эфир. Иначе штраф – на несколько миллионов. А дело в том, что ряд создателей музыкальных произведений не устраивают те «копейки», которые должны начисляться им авторскими обществами, стоящими на защите интеллектуальной собственности, за трансляцию их произведений. Эти авторы накладывают серьезные ограничения на использование своих сочинений в эфире. В этом черном для радиослушателей списке – поэт-песенник Илья Резник. Вот почему не услышишь сегодня в радиоэфире многое из избранного тех же Пугачевой и Леонтьева…

Бусины звуков из сокровищницы фонотеки нанизывают, если надо, на нить радиосюжета, подготовленного корреспондентом, звукооператоры. 

– Звукооператоры у нас волшебники, – говорит известная донская радиожурналистка Татьяна Прокудина. – Бывает, записываешь речь человека, а он и умный, и мыслит оригинально, но в разговоре «проглатывает» буквы! Хорошо, что есть звукооператоры, которые способны помочь этой беде.

– Каким же образом восстанавливаются проглоченные буквы? – спросила я одну из волшебниц «радиозакулисья» звукооператора Елену Пономареву.

– Находим в речи этого человека слова, в которых эти же буквы звучат достаточно четко, вырезаем их и восстанавливаем с их помощью проглоченное, – улыбнулась она.

Звукорежиссер Людмила Чаус сегодня подбирает музыку для утреннего эфира, а завтра – созвучную стихам.Вообще работу звукооператора (кстати, нынешнее официальное название людей этой профессии – инженеры звука), пожалуй, можно сравнить с трудом телевизионного гримера. Гримеры облагораживают, делают более привлекательной внешность, звукооператоры – более правильной и красивой речь, убирая из нее слова-паразиты, досадные эканья-мэканья и т. д.

А вот выбор музыкальных заставок к программам, того фона, который может накладываться в определенные моменты на голоса радиоведущих, словом, – идея звукового оформления программ, – это по части звукорежиссера. 

Тут, кстати, тоже есть свои модные тенденции.

– Прежде считалось, что это очень здорово, если режиссер подберет песню, которая настолько совпадает по мысли и духу с радиосюжетом, что словно для него и была написана, – говорит звукорежиссер радио «Дон-ТР» Людмила Чаус. – А сейчас нередко выше оценивается ассоциативный подход, когда песня словно продолжает, развивает тему, проявляет ее оттенки, возможно, связана с ней не напрямую.

– Музыкальные предпочтения самих радиоведущих при этом учитываются?

– Если для них это значимо. Татьяна Прокудина отдает явное предпочтение бардовским песням, и именно они звучат в ее художественно-публицистических программах об экологии, туризме, тем более, что и хорошо к ним подходят.

Бывают дни, когда режиссер Людмила Чаус вроде и тут, на радиостанции, и в то же время как будто где-то далеко. Это скорее всего означает, что работает она над программой «Дон литературный». Возможно, подбирает мысленно музыку к звучащим в ней стихам. Или к рассказу ведущей – Елены Джичоевой о тех людях, чьи труды составляют существенную часть современной донской художественной культуры. 

Правда, отставить ради этого творческого поиска все другие дела не получается. Радийные звукооператоры и звукорежиссеры в отличие от своих узкоспециализированных телевизионных коллег постоянно заняты еще и подготовкой текущих новостных программ. Сочетать то и другое непросто, но говорят, что коллегам-телевизионщикам ничуть не завидуют. Потому что интересно, когда разнообразно: работа над созданием идущей в записи художественно-публицистической программы, где выверено каждое слово, – это уже приближение к искусству. А прямой эфир или подготовка новостного выпуска по уровню адреналина почти что спорт.

– Бывает, что актуальный репортаж с места события поступает к звукооператору перед самым эфиром, – рассказывает Елена Пономарева. Времени на его обработку, казалось бы, совсем нет, но звукооператор мобилизуется и ухитряется за считанные мгновенья сделать невозможное. Нервная перегрузка? Конечно. Зато какой кайф от того, что этот срочный репортаж успевает выйти в эфир, и можно с полным правом сказать: « Мы это сделали!»