Советские фильмы не только участвовали в первых программах престижнейших ныне европейских кинофестивалей, но и становились их призерами

Почему-то многие в нашей стране убеждены, что во времена Сталина Европа не видела советские фильмы, а окна на Каннский и Венецианский кинофестивали наши кинематографисты прорубили только в «хрущевскую оттепель».

На самом деле советские фильмы демонстрировались за рубежом еще с 1920-х годов. Не так, чтобы повсеместно, в лучших кинотеатрах, но шли. А некоторые, как, например, первая советская музыкальная комедия «Веселые ребята» или революционно-биографическая драма «Чапаев», демонстрировались в десятках стран с большим успехом.

В 1932 году в Венеции открылся первый международный кинофестиваль, и лучшим режиссером, по мнению зрителей, был назван гражданин Страны Советов Николай Экк. На фестивале демонстрировалась его картина о перевоспитании беспризорников - «Путевка в жизнь».

Есть сведения, что через год высшую награду фестиваля – Кубок Муссолини – получила целая программа советских фильмов разных жанров, в которую входили и «Веселые ребята» (на зарубежных экранах эта комедия шла под названием «Москва смеется»).
«Кубок Муссолини» - эта награда еще мало кого тогда шокировала, а названа так была потому, что Муссолини способствовал учреждению Венецианского фестиваля.

Но время шло, взгляды европейских мастеров культуры менялись. Когда с легкой руки Муссолини победителем очередного Венецианского фестиваля была объявлена немецкий режиссер-документалист Лени Рифеншталь с ее прославляющей Третий рейх «Олимпией», ряд прогрессивных кинематографистов одобрили идею французского министра искусств организовать другой международный кинофестиваль, свободный от субъективных оценок фильмов политическими лидерами. Недаром председательствовать на нем должен был один из отцов мирового кинематографа Луи Люмьер.

Этот фестиваль открылся во французских Каннах в сентябре 1939 года. Успели показать только один фильм, и началась война. На фестивальной афише значился и советский участник – фильм Михаила Ромма «Ленин в 1918 году»…

Продолжения прерванного войной Первого Каннского кинофестиваля ждали семь лет. Он открылся в сентябре 1946 года полнометражной документальной лентой «Берлин», созданной группой советских кинематографистов под руководством Юлия Райзмана.

Это было особое время. Неудивительно, что программа Первого Каннского фестиваля значительно отличалась от последующих. В дальнейшем к отбору фильмов подходили требовательнее и жестче. А первый послевоенный кинофестиваль уже сам по себе был событием. Захлестывала радость избавления от коричневой чумы, от того, что кинематографистам можно свободно собраться всем вместе. Впрочем, и на этом фестивале демонстрировались такие незаурядные ленты, как, например, «Рим - открытый город» Роберто Росселини.

Первый Каннский фестиваль оказался невероятно щедрым на награды. По одним данным, главного приза были удостоены сразу одиннадцать кинолент, по другим – и того больше: пятнадцать!

В число триумфаторов вошла советская кинокартина «Великий перелом» Фридриха Эрмлера. Это фильм о сражении за Сталинград.
Наш человек был в составе жюри – кинорежиссер Сергей Герасимов.

Первый Каннский кинофестиваль получился с явно русским акцентом. На этом фестивале показали восемь советских кинолент. Это и истори-ко-биографический фильм «Глинка» об основоположнике русской классической музыки, и героическую драму «Зоя» о нашей партизанке Зое Космодемьянской. Советские кинематографисты повезли в Канны красочную кинокартину «Каменный цветок», снятую по бажовским сказам (ее удостоили специального приза за использование цвета в кино), и музыкальную киноповесть «Здравствуй, Москва» - своего рода иллюстрированную историю баяна.

Ныне столь широкое присутствие советских и советского на Первом Каннском фестивале 1946 года объясняют тоже политикой, привилегиями держа-ве-победительнице. Но уместнее говорить о влиянии Советского Союза и его авторитете на тогдашней международной арене. О симпатиях, в конце концов, и неподдельном интересе заграницы к стране, избавившей мир от фашизма.
Удивительно ли, что и на первом послевоенном Венецианском кинофестивале в том же 1946 году золотую медаль получил советский фильм «Клятва» режиссера Михаила Чиаурели. Одним из героев этого монументального фильма (потом его так часто и называли: фильм-плакат) был товарищ Сталин, благодаря мудрому руководству которого советские воины сокрушили непобедимый Третий рейх.

Нельзя сказать, чтобы в последующие годы наши кинематографисты собирали на Каннском и Венецианском кинофестивалях урожаи наград, но призы на престижнейших европейских кинофестивалях они завоевывали еще и до наступления «хрущевской оттепели» - то есть до середины 1950-х годов. Наград были удостоены и лирическая комедия Григория Александрова «Весна», и сказка «Садко» Александра Птушко, и киноповесть Иосифа Хейфица «Большая семья», и экранизация Самсоном Самсоновым чеховской «Попрыгуньи»…

По страницам наших журналов гуляет история из жизни актрисы Людмилы Касаткиной. Впрочем, услышать эту историю можно и в телесюжетах. Рассказывают обычно так.

Канны. 1955 год. В расписании внеконкурсной программы кинофестиваля – советская кинокомедия «Укротительница тигров». Хотя зрителей на внеконкурсных программах раз-два и обчелся, в зале нет свободных мест. Среди собравшихся на просмотр можно увидеть известных людей. Пришел посмотреть «Укротительницу тигров» и знаменитый актер Жерар Филипп. Увидел Касаткину на экране - и влюбился с первого взгляда.

В Канны приехала со своим фильмом и сама актриса. Жерар Филипп с ней познакомился и не отходил от нее на приеме, устроенном в честь советского кино.

Далее большинство рассказчиков делает многозначительную паузу, позволяющую читателям или слушателям сделать вывод о глубине возникших между ними отношений, и сообщает, что вскоре портрет Людмилы Касаткиной появился на обложке одного из парижских журналов. Этот факт молва-де связала с именем Жерара Филиппа…

У романтических версий есть, конечно, свой шарм. Но почему-то упускается из виду одна важная деталь: на просмотре нашей комедии в Каннах был аншлаг! А, может, «Укротительницу» посмотрели и кинокритики из того парижского журнала? Может, и им понравились и исполнительница главной роли, и сам фильм? Ничуть не хуже он тогдашних западноевропейских комедий.