Продолжение. начало в №№ 402-404 

Когда мы приехали на водопад Дудхсагар в заповеднике Бхагаван Махавир, где тоже была масса индийцев, местные купались в озере у водопада исключительно в спасательных жилетах (такими жилетами был снабжен каждый джип, что привозит туристов к водопаду). Большинство индийцев топтались вокруг озера на камнях. Русские, естественно, плавали в ледяной воде и пытались добраться до срывающихся с высоты в триста десять метров струй. 


В заповеднике обитало много мартышек. Когда мы только собирались в Индию, многие предупреждали, что обезьяны могут быть опасны – кусаются при попытке погладить, кидаются, когда улыбаешься им и показываешь зубы, бросаются мусором. Но в городе Кандолим, где мы жили, диких обезьян не было, а в заповеднике обезьянки были спокойными и смиренно, даже боязливо, брали арахис, который специально для них и продавали на входе в заповедник местные жители по десять рупий (рупия стоит чуть меньше рубля, около девяносто трех копеек) за пакетик.

В озере под водопадом живут огромные карпы, и никто их не ловит. А еще в заповеднике живут слоны – правда, на ферме.

Слон – животное красивое и в Индии почитается как священное. Живет слон в природе до пятидесяти лет – на столько ему хватает шесть раз меняющихся зубов. Затем слон погибает от бескормицы. У людей, если они кормят беззубого слона мягкой пищей, слон может прожить до девяноста лет. Однако жизнь слонов на ферме показалась мне несколько однообразной. 

Отвязав цепь с ноги слона, погонщик приводит его к реке. Там все желающие купаются со слоном – стоит удовольствие семьсот рупий. Купающийся садится на спину слона, и животное десять раз в быстром темпе набирает воду из реки и окатывает ей свою спину и туриста. По-моему, считает количество обливаний слон сам, процедура отработана до автоматизма. Облили одного – сажают следующего. Катание на слоне также стоит семьсот рупий.

После того как заканчиваются желающие искупаться и прокатиться, слон за сто рупий благословляет желающих. Он кладет им хобот на голову, потом надевает на шею специально сделанное ожерелье из живых или искусственных цветов (цветы остаются на память туристу), потом обнимает за талию, потом обнимает за шею, а потом раскрывает пасть, улыбаясь – в этих позах со слоном очень хорошо фотографироваться. Мне благословение слона понравилось куда больше. Правда, купаться я и не пробовал. 

Содержать слона довольно дорого, но в заповеднике, наверное, выгодно: только с двух небольших групп русских туристов животное заработало за утро пять-шесть тысяч рупий. По местным меркам – сумма хорошая.

Заповедник, как я уже писал, пользуется большой популярностью у местных туристов. Очередь индийцев к кассам тянулась на два квартала, и даже туристические группы, которые шли практически без очереди, ожидают час, два, а то и все четыре. Около касс работает кафе, в котором индийцев довольно мало. А на улице стоит специальная машина, которая выжимает сок из сахарного тростника. Такой сок продают по тридцать рупий за стакан. Вкус, консистенцию и цвет сок имеет очень своеобразные. 


Экскурсии, как и везде, можно покупать у гида своего туроператора и у местных организаторов экскурсий. У гида экскурсии почти вдвое дороже. Но гарантий в случае с частными операторами действительно нет. Так, экскурсию на рыбалку мы брали у русских девушек, работающих на какую-то индийскую фирму. Не то чтобы экскурсия оказалась плохой, но не все пункты программы выполнялись – в частности, обещанного русскоязычного гида мы не дождались и довольствовались краткими пояснениями на английском. 

Заработать на богатом европейце, даже при помощи легкого обмана, как мне показалось, в Индии вообще в порядке вещей. К примеру, стоит на улице русская девушка, зазывает русских в кафе. Рассказывает, что заведение ориентировано именно на русских туристов, там любая кухня на выбор, а каждому сделавшему заказ презентуют бутылку рома.

Кафе действительно оказалось неплохим, цены – лояльными, но вот с ромом вышла незадача. Бутылку не подарили. Когда девушке об этом сказали, она посоветовала сразу давать официанту стикер с приглашением. Хорошо, в следующий раз мы так и сделали. Покормили опять вкусно, без проблем взяли доллары в качестве оплаты, а вот о роме снова забыли. Скромно сказали, что рома нет. Хотя сначала даже поинтересовались, с собой мы его возьмем или за обедом выпьем… 

И, к сожалению, не только мелким надувательством запомнился визит в Индию. Серьезные проблемы начались у всех русских туристов сразу после окончания Дивали, когда премьер-министр Индии объявил о том, что нужно бороться с коррупцией. Бороться решили своеобразно – отменив хождение купюр в пятьсот и тысячу рупий. Наши соотечественники сразу вспомнили реформу премьер-министра Павлова 1991 года.

Стоит ли объяснять, что когда вы меняете даже двадцать долларов на местную валюту, вам причитается две тысячных купюры или четыре пятисотки? В случае со ста долларами это шесть с половиной тысяч. И никто их сотнями не дает, что, впрочем, абсолютно всех устраивало!

Поэтому в самый первый день началась паника. Пятьсот рупий никто не брал, а у большинства туристов были именно такие деньги. Ушлые дельцы наживались, не давая сдачу, продавая товары вдвое дороже. Доллары меняли на мелкие купюры по вдвое заниженному курсу.

Потом ситуация несколько успокоилась. Стало ясно, что пятисотки и тысячные принимают и рестораны, и крупный универсам «Ньютонс». Но принимают тогда, когда они практически целиком идут в оплату товара. Если вы хотите купить что-то за сто рупий, пятьсот у вас не возьмут, точнее, сдачу не дадут…

Абсурдность ситуации заключалась также в том, что доллары по-прежнему меняли только на пятисотки и тысячные. Уверенности в том, что завтра «запрещенные» деньги не перестанут брать вообще, уже не было. Государство разом отменило официально ходившие деньги, но ничего не предложило взамен. Во всяком случае, на местах его предложений никто не увидел. Мелких купюр не хватало, новых крупных (взамен старых должны были ввести пятисотки нового образца и двухтысячные купюры) в Гоа тоже никто не видел. Бывалые люди говорили: это Индия… И ничему не удивлялись. Видимо, к подобным сюрпризам здесь привыкли.

Окончание в №№ 426 – 428