В России начался показ еще одного сериала о частной жизни турецких султанов и интригах гарема – «Великолепный век. Империя Кесем»

– Я хотела бы теперь сыграть Кесем-султан, потому что восхищена ее способностью выживать и даже одерживать верх в самых безнадежных ситуациях.

Так говорила в интервью турецкая актриса Мерве Болугур, сыгравшая в первом «Великолепном веке» фаворитку наследника султана Сулеймана и будущую султаншу Нурбану.

Премьера фильма о Кесем состоялась в Турции осенью 2015-го, а вскоре его показали и в ряде других стран. В России он стал своеобразным подарком телезрителям к нынешнему Рождеству.

Но Мерве сыграть Кесем не удалось. В новом «Великолепном веке» нет, кажется, ни одного артиста, который бы удачно засветился в окружении султана Сулеймана.

Когда в Турции стало известно об идее нового «Великолепного века», группа фанатов Хюррем, любимой жены Сулеймана (ну, разумеется, исполнительницы этой роли Мерьем Узерли), предложила утвердить ее на роль Кесем.

Было множество других претенденток, а в итоге три возраста Кесем играют три актрисы: греческая (Анастасия Цилимпоу) и две турецкие (Нюргюль Йешильчай и Берен Саат).

 Это не первые киновоплощения легендарной султанши. Она появлялась в исторических лентах как персонаж второго плана, а несколько лет назад в Турции сняли о ней художественный фильм «Махпейкер». 

«Махпейкер» по-турецки – Луноликая. Такое имя прекрасная пленница-чужеземка носила в гареме до тех пор, пока ее повелитель не дал ей новое – Кесем. То есть – «Самая любимая».

Судьба Кесем не может не привлекать кинематографистов: один захватывающий сюжет сменяется другим, еще более ярким и драматичным.

Как и в случае с Хюррем, почти многие факты биографии Кесем, включая ее происхождение, не имеют достоверного подтверждения.

Ее то называют дочерью венецианского купца, то гречанкой Анастасией Поповной. Вторая версия более популярна.

Девочку-подростка Анастасию похитили турецкие пираты, и она, согласно легенде, стала подарком теневой правительницы империи Сафие внуку – султану Ахмеду I.

Несколько раз Анастасия готовила побег из гарема, но совершить его так и не смогла. И вовсе не из-за бдительности евнухов. Предателем, срывавшим свободолюбивые планы Анастасии, оказалось ее сердце. В нем поселилась любовь к такому же юному, как она сама, Ахмеду.

«Самая любимая» не была для султана единственной. Однако, как утверждали европейские послы при османском дворе, Ахмеду нравилось проводить время с Кесем. Он был готов выполнить любое ее желание, если только оно не касалось политики. Политика, по его убеждению, не женского ума дело. И Кесем до поры до времени не демонстрировала ни малейшего к ней интереса.

Плодами их любви стали тринадцать принцев и принцесс. В возрасте 28 лет султан Ахмед скончался от тифа, и Кесем оказалась в центре борьбы за опустевший трон.

Сначала его занял брат покойного Мустафа. С конца ХV века в Османской империи существовал закон, который предписывал новоиспеченному султану умерщвлять всех своих братьев, дабы не разгорелась между ним и ими кровавая распря, пагубная для всего государства. Как же тогда уцелел Мустафа?

Версий несколько. Убедительно такое объяснение: Мустафу спасла его болезнь. Он был не вполне здоров психически, поэтому Ахмед не видел в нем угрозы для трона. К тому же и на Востоке к таким людям отношение особое. 

Мустафа процарствовал три месяца, был низложен и вновь отправлен в специальное сооружение для ненаследных принцев, отнюдь не лишенное комфорта, но в котором они находились под постоянным присмотром.

Время спустя Мустафу опять провозгласят султаном. Произойдет это после того, как новый правитель империи Осман, сын Ахмеда от другой фаворитки, погибнет в результате заговора недовольных его политикой янычар. И снова царствование его будет недолгим.

После Мустафы, прозванного Блаженным, очередь на престол перешла к старшему сыну Кесем Мураду. Но ему было всего лишь одиннадцать лет. И тогда впервые в истории Османской империи регентом при несовершеннолетнем правителе утвердили женщину – его мать.

Произошло это не одной только волей прихотливого случая. Кесем все это время искала союзников среди влиятельных лиц государства, и в зятьях у нее были люди с положением и связями.

Став султаном, Мурад вспомнил о старом законе и умертвил братьев, оставив в живых только одного – Ибрагима, которого все считали слабоумным.

Пока Мурад не достиг совершеннолетия, Кесем управляла государственными делами и была этим очень довольна. Султан Мурад IV не хотел делиться с матерью властью, у него были большие планы реформ и военных походов, но его сгубила дружба с зеленым змием. Рассказывают, что после одного из чрезмерно обильных возлияний и пришел 28-летнему султану конец. 

Уже на смертном одре Мурад распорядился умертвить брата Ибрагима. Наследников у Мурада не было, трон он якобы собирался завещать своему фавориту из рода крымских ханов Гиреев. Но Кесем спасла Ибрагима, велев оставить его в живых, а Мураду сообщить, что его последняя воля выполнена.

Какие уж надежды связывала Кесем с воцарением Ибрагима, только они не оправдались. Почившего султана народ прозвал Кровавым, большой любви к нему не испытывал. Но когда его сменил на троне Ибрагим, то, как пишется в одной из книг о том времени, «стало ясно, что это самый развращенный, эгоистичный, жестокий, жадный и трусливый человек, который когда-либо появлялся на свет в Османской империи. Все лучшие посты в государстве были проданы тем, кто заплатил больше, и розданы ничего не знающим и не умеющим фаворитам, налоги росли, государственная казна опустела – все деньги ушли на разгульную жизнь Ибрагима».

Неудивительно, что против Ибрагима возник заговор. Причем, по одной версии, заговорщики не случайно доверились Кесем, а по другой – именно Кесем и стала инициатором свержения непутевого сына. Последней каплей якобы было оскорбительное для династии превращение Ибрагимом своих сестер в служанок-наложниц его гарема.

Что бы ни было причиной, но Ибрагим был низвергнут и вскоре умерщвлен. А трон перешел к его шестилетнему сыну.

Кесем использовала все свое влияние при дворе, чтобы снова стать регентшей, – теперь уже внука Мехмеда. Упирала на свою многоопытность в государственных делах, особенно в сравнении с двадцатилетней Турхан – матерью наследника.

А Турхан тоже оказалась обуреваема жаждой власти. Узнав, что свекровь решила ее устранить и возвести на трон сына более сговорчивой невестки, Турхан пошла на опережение.

Тщетно Кесем пыталась спрятаться от своих палачей в платяном шкафу, напрасно пыталась их подкупить. Они были неумолимы и хуже того: отнеслись к ней без подобающего ее сану уважения.

Однако уже мертвой Кесем воздали царские почести, похоронив рядом с султаном Ахмедом. Из правительницы, которой народ часто бывал недоволен, она скоро превратилась в Кесем-мученицу.

Такова историческая канва, по которой в Турции вышили еще один «Великолепный век». 

Бюджет этой картины внушительнее, чем у предыдущей. Презентация нового «Великолепного века» состоялась во французских Каннах. Султан Сулейман (Халит Эргенч) там был, преемников своих благословил. А Хюррем (Мерьем Узерли) заглядывала на съемочную площадку этого сериала и дружески беседовала с греческой актрисой, играющей юную Кесем.

В свое время рассказывали, что из проекта «Великолепный век» Узерли ушла, громко хлопнув дверью. Однако режиссеры первого «Великолепного века» братья Тайлан не держат зла на свою звезду. Более того: в прошлом году они выпустили мини-сериал «Королева ночи» с Мерьем в главной роли. Но это уже не из жизни султана и его семьи. Это – про обычных людей, наших современников, и вечные сложности любви.