Музыкант Дмитрий Кривоносов –о пути в профессию, идеале учителя и рояле Билана

Знак метели

Кто-то из знаменитых однажды заметил, что стихия, не на шутку разыгравшаяся накануне концерта,  - это тест на отношение публики к артисту. В прошлом январе в Курске за пару дней выпала месячная норма осадков, все вокруг замело и заснежило. Жителям не рекомендовалось выходить на улицу без особой необходимости. Концерт заслуженного артиста Ингушетии солиста Ростовской филармонии Дмитрия Кривоносова куряне  отнесли как раз к тому, без чего не обойтись и в метель.

В этой ситуации, совпавшей с приездом музыканта,  можно было при желании усмотреть даже некий знак. Ведь курская земля – это малая родина гениального Георгия Свиридова, а одно из самых известных его произведений – музыкальная иллюстрация к повести Пушкина «Метель». Как бы то ни было, а  проверку  непогодой Дмитрий Кривоносов прошел успешно. Как сообщалось потом в местных СМИ, музыкальная классика в виртуозном исполнении ростовского пианиста наполнила тот филармонический вечер теплом и светом.

Во время курских гастролей Дмитрий Кривоносов совершил музыкальное приношение Свиридову, выступив еще в Фатеже,  в доме, где прошли детские годы будущего композитора. Ныне там музей Георгия  Свиридова и детская школа искусств, которая носит его имя. Многие музыканты, бывая в Фатеже, дают  в этих стенах  концерты или мастер-классы, но не у каждого в биографии есть своя, почти по Свиридову, метель…


Больше чем учитель

На одном из русскоязычных сайтов ближнего зарубежья можно найти интересные   «Уроки музыки», способные наполнить жителей Донского края особой гордостью. К примеру, урок мелодики иллюстрируется «Временами года» Чайковского. А звучат эти двенадцать месяцев  в исполнении (в записи) двенадцати музыкантов разных стран, фортепианных школ, поколений. Среди них – ростовчанин Дмитрий Кривоносов, играющий пьесу «Август».

Наверно, многим юным слушателям подобных уроков интересно узнать, как стать таким музыкантом, чтобы исполненные тобой музыкальные произведения включали в «Избранное»? Да и вообще – концертирующим пианистом как стать?

Дмитрию Кривоносову повезло родиться  в семье музыкантов, музыка волновала его с самых ранних лет. Когда сверстники с упоением играли в войнушку и, не имея под рукой игрушечного оружия, брали в руки палку, воображая, что это меч или автомат, он такую же корягу превращал силой  фантазии в скрипку.

Хорошо родиться в музыкальной семье, рано ощутить в себе художественные способности. Но есть  важное условие, без которого состояться в музыкальном мире невозможно: надо встретить хорошего учителя.

- Не знаю, как сложилась бы судьба, если бы не посчастливилось учиться у таких талантливых педагогов Ростовской консерватории, как Сергей Иванович Осипенко и Владимир Александрович Денежкин, - говорит Дмитрий Кривоносов.

Встреча с профессором Осипенко вообще перевернула и его планы на ближайшие пять лет, и представление о самом себе. В то время Дмитрий оканчивал  музыкальное училище и собирался, по совету мамы, продолжать обучение в Москве. Там, в знаменитой Гнесинке, учились в свое время его родители, а в Ростов приехали уже по распределению. Но под впечатлением от мастерства, эрудиции, масштаба личности Осипенко Дмитрий решил не искать счастье за семью горами, когда в Ростовской консерватории есть учитель, о котором только можно мечтать:  

- Сергей Иванович своим отношением к ученикам напоминает мне терпеливого ученого, который кропотливо, изо дня в день трудится в лаборатории, наблюдая, как созревают взращенные им всходы, чутко улавливает тот момент, когда пора подвести ученика к новой ступени мастерства.

Недавно после выступления в одной из донских музыкальных школ местные телевизионщики спросили Дмитрия Кривоносова: «Для кого играть труднее: для взрослых или детей?». В ответ услышали:

- Музыканту никогда нельзя терять ощущение того, что в зале находится очень внимательный и взыскательный слушатель.

Это из тех профессиональных секретов, которые открывали для Дмитрия Кривоносова его учителя.


«Я не конкурсный музыкант»

Эту фразу я услышала от лауреата международных конкурсов Дмитрия Кривоносова, когда попросила рассказать о музыкальном состязании в Японии, в котором отличились он и его друзья. Дмитрий участвовал в этом соревновании в составе трио, и этому ростовскому трио жюри присудило Гран-при.

К конкурсам, как выяснилось, у этого музыканта отношение двоякое:  есть понимание того, что звание лауреата и для организаторов концертов, и для публики весьма значимо.   Но в то же время есть и убеждение в том, что победа в конкурсе – не самое важное в жизни музыканта.

Впрочем, конкурс конкурсу рознь.

- В Италии теперь едва ли не каждая деревушка стала учредительницей собственного международного музыкального конкурса, - рассказывает Дмитрий Кривоносов. – Однако авторитетных среди профессионалов конкурсов – во всем мире по пальцам пересчитать.

Международный конкурс камерной музыки в Осаке – из их числа. У ростовского трио, покорившего публику и судей, был необычный состав: пианист и два домриста – Михаил Савченко (ныне ректор Ростовской консерватории) и его дочь Алена. Но необычные комбинации инструментов на этом конкурсе не в диковину. Гран-при ростовским музыкантам присудили не за оригинальный состав, а за мастерство.

Самой большой наградой для наших артистов стало приглашение проехать с гастрольным туром по всей Японии.

- Что больше всего удивило вас во время этих гастролей?

- Всюду, где мы выступали, будь это концертный зал в Токио или в маленьком провинциальном городке, на сцене  стоял великолепный рояль «Стейнвей», а за кулисами находился его настройщик, готовый исполнить любое пожелание музыканта. Для многих российских концертных залов это что-то из области фантастики. Удивляла тишина, которая воцарялась во время выступлений: полная, какая-то невероятная.

- Вы ехали на гастроли с музыкальным сюрпризом?

- У организаторов этого тура была просьба включить в концертную программу что-нибудь с японским национальным колоритом. Нас выручил наш общий друг ростовский композитор Алексей Хевелев. Специально для этого трио он написал пьесу на основе популярной в Японии песенной мелодии. Слушателям очень понравилось.


Поможет ли рояль Димы Билана?

- Дмитрий Викторович, пару лет назад многие СМИ сообщали о «Танцах с фортепиано» - вашем дуэте с пианистом Александром Яковлевым. Очевидно, что впечатлило яркое название. Трудно вообразить, какой поднялся бы фурор, если бы на сцене кто-то в самом деле предпринял попытку таких  танцев. Время заставляет исполнителя академической музыки быть немножко шоуменом?

- Шоу сегодня предостаточно и на телеэкранах, и в концертных залах. Зачем этой карнавальной стихии вторгаться еще и в академическую музыку? Шоу – это эмоции яркие, но довольно поверхностные. У людей, одних – чаще, других – реже, все же  возникает потребность и в глубоких переживаниях, во встречах   с искусством, которое хотя бы немножечко возвышает и облагораживает. Наши «Танцы с фортепиано», кстати, не были шагом в сторону эстрады. Это был поиск новых форм и средств выразительности на своей территории.

- Есть такое мнение, что знаменитый рояль Димы Билана, из которого бесконечной чередой вылезали какие-то странные персонажи, способен пробудить интерес к этому инструменту, а там, глядишь, и к классической музыке…

-   В эффект популяризации инструмента через фокус с бездонным роялем верится мало. Научить слушателя понимать и глубоко чувствовать музыку – это большой, долгий, кропотливый труд. Ростовская филармония взяла на себя эту колоссальную миссию несколько десятилетий назад, когда начала разрабатывать музыкальные программы для самых маленьких, включая детсадовцев, и продолжает ее по сей день. Поэтому у нас на концертах серьезной музыки всегда можно встретить тех, для кого посещение филармонии – это уже семейная традиция.