5 сентября исполнилось бы 100 лет народной художнице России Марии Владимировне САВЧЕНКОВОЙ.

Мария Владимировна Савченкова.
99 лет, шесть месяцев и шесть дней, – столько оказалось отмерено Савченковой. Ее земной путь завершился в марте этого года.

– Подумывали уже, как будем справлять вековой юбилей Марии Владимировны, и вдруг такая новость, – сказал тогда, позвонив в нашу редакцию, директор Сальского художественного музея им. В.К. Нечитайло Василий Шеховцов.

Новость пришла из Москвы. Вообще, если набрать в поисковике «Мария Васильевна Савченкова», появится много сайт-адресов, где рядом с этим именем будет стоять: «московская художница». Пожалуй, верно: московская. Но на Дону многие с этим не согласятся. Скажут: наша она, Мария Владимировна, донская казачка!

Мария Савченкова родилась в 1917 году в Новочеркасске. В ней рано обнаружился художественный дар, и она поехала совершенствоваться в изобразительном искусстве в Москву. Успешно окончила студию ВЦСПС и продолжила обучение в знаменитой «сури-ковке». В Первопрестольной познакомилась с талантливым парнем из Дона Василием Нечитайло. Он был родом из Воронцо-во-Николаевки, на месте которой вырос потом город Сальск. И тоже приехал в Москву учиться на художника. Мария и Василий по-любили друг друга, поженились и прожили вместе большую счастливую жизнь – до самой смерти Василия Кирилловича.

Мария любила мужа горячо. Супруг был не только талантливый мастер, но и герой: в войну сначала вступил в народное ополчение, а потом прошел фронтовыми дорогами с казачьим кавалерийским корпусом. Они воспитали троих детей и, как оказалось, стали основателями целой художественной династии.

Полувековая дружба связывала Марию Владимировну с писателем Анатолием Вениаминовичем Калининым. После войны Калинины решили поселиться в хуторе Пухляковском, там же – для летних занятий – хотела устроить творческую дачу-мастерскую Мария Владимировна.

– У Анатолия Вениаминовича и Марии Владимировны всегда было много общих тем для разговоров, – вспоминает дочь писателя Наталия Анатольевна. – Оба – из казаков. Мария Владимировна – новочеркасская казачка, папа провел в Новочеркасске целый период своей жизни – было что вспомнить и обсудить. Их объединяло отношение к творчеству, к творческой молодежи (несомненно – помогать!), к семейным ценностям, которые для обоих были незыблемы. Мария Владимировна подружилась и с моей мамой – Александрой Юлиановной. Мама называла ее по имени-отчеству. Это в мамином обычае, она всех называет по имени-отчеству. А Мария Владимировна «на правах» старшей на год или полтора говорила маме: «Сашенька».

– На полотнах Савченковой часто можно увидеть женщин сильных физически, без внутренних надрывов и надломов, здоровых душой и телом. А какое впечатление производила сама художница?
– Я восхищалась ее смелостью. Она и в Дону плавала, и лодкой управляла. Была человеком с широким кругозором. Душой не кривила. Свое происхождение Мария Владимировна вела от знаменитого рода Иловайских, и в ее облике, повадках, тонких чертах чувствовалась порода.

Когда в середине 1970-х годов Анатолий Калинин и новочеркасский художник Борис Плевакин решили устроить в хуторе Пухляковском картинную галерею, новочеркасская казачка Мария Савченкова тоже вдохновилась этой идеей. Она отсмотрела работы современников, хранившиеся в Художественном фонде, нашла те, которые, на ее взгляд, украсили бы Пухляковское собрание, и организовала их отправку на Дон.

На свою творческую дачу в хутор Пухляковский Мария Владимировна приезжала, за исключением последних двух лет, ежегодно. Не отдохнуть – поработать. Жаловалась, что врачи уже не разрешают ей заниматься ее ремеслом больше трех часов в день. Даже в жару, когда и молодые при возможности устраивают «сиесту», Мария Владимировна мочила в холодной воде полотенце, обматывала им голову и работала над картинами.

Здесь, в Пухляковском, она писала и портреты, и пейзажи, и натюрморты.
В-сельсовете.jpg
В Сальском художественном музее, который носит имя ее верного спутника жизни народного художника России Василия Кирилловича Нечитайло, сегодня демонстрируется выставка работ Марии Савченковой «Ровесница революции». В Сальске Марию Владимировну хорошо знают и помнят: она принимала деятельное участие в создании этого художественного собрания, способствовала увековечиванию в городе памяти Василия Нечитайло.

Ирина Переверюхина, главный хранитель фондов Сальского художественного музея, заметила интересную особенность. Мария Владимировна, задумав картину, старалась найти подходящий типаж не среди профессиональных моделей, позирующих художникам, а среди обыкновенных людей. Искала порой, как режиссер ищет актрису на нужную роль. К примеру, для большого полотна «Партизанская мать», которое она решила написать к 40-летию Победы, нашла крестьянку-скотницу, которая была так естественна во время художественных сеансов, что ее не нужно было просить «войти в образ». «Замечательная женщина», – отзывалась об этой крестьянке Мария Владимировна. Такие же слова она говорила и в адрес других своих современниц, с которых писала портреты и картины. Верно, только тех, кого могла назвать замечательными женщинами, Савченкова и запечатлевала.

Холсты Марии Савченковой – это словно ее ответ на вопрос, в чем заключается счастье. «Счастье, – словно говорят они, пронизанные теплом и светом, – это близость к природе, честный труд и крепкая семья».