На родине каюка, Верхнем Дону, как ни искали, мы не нашли сегодня ни одного человека, который мастерски мог бы изготовить некогда очень востребованное в здешних краях суденышко

Последний верхнедонской умелец Иван Петрович ОВЧИННИКОВ, который мастерски делал каюки.

Последнего такого умельца – Ивана Петровича Овчинникова из станицы Мигулинской – не стало несколько лет назад. Фото Петровича рядом с его творением нам показал местный краевед, энтузиаст поиска, а в недавнем прошлом подполковник полиции Георгий Абакумов.

– Знаете, откуда пошло слово «каюк»? – спрашивает нас Георгий Николаевич. – От названия суденышек, которые наши предки изготавливали из вербы. Дерево срезали весной на сокодвижении, и пару лет оно «вялилось» и сохло. Затем топором придавали наружные формы в виде человека. Внутреннюю часть выбивали теслом. Готовую лодку-долблёнку смолили и спускали на воду. Управлялся каюк одним веслом.

– Без навыка на таком транспорте далеко не уедешь...

– Сам испытал и убедился в этом, – говорит Абакумов. – Очень лодчонка неустойчива. Потому и говорили, когда что-то угрожало жизни: «Тебе каюк!»

– Страшноватое словцо...

– В былые времена у казаков пилорам и циркулярок не было. В дефиците были доски. Умерших хоронили не в гробах, сбитых из досок, а в колодах, выдолбленных из мягкой вербы. И назывались эти колоды каюками. Байки на этот счет до сих пор ходят в наших краях. Каюки, кстати, изготавливались только на Верхнем Дону.

– Однако самой «именитой» лодкой у казаков была будара. Ее тоже из вербы мастерили?

– Будары изготавливали из осины. В лесу выбирали подходящее дерево. В ствол загоняли дубовые клинья. Причем делали это в течение пяти лет! Искусственно придавали нужную форму. Весной осину рубили и «вялили». А затем снаружи придавали форму лодке в виде женского стана. Будара изготавливалась обоюдоострая, носы делались загнутыми вверх, как у гондолы. Внутри лодка выдалбливалась и заливалась водой. Затем, когда дерево набиралось влагой, разжигался внутри лодки костёр. Так древесина запаривалась и делалась эластичной. Распорками борта раздвигались еще шире. Выдолбленной бударе затем с полощью досок нашивали борта. В готовом виде лодка представляла собой целое произведение искусства!

В белый цвет выкрашивалась атаманская лодка. Остальные красились произвольно. В лодке было до десяти посадочных мест. Ее длина составляла порядка 11 метров, ширина – 70 сантиметров. Весила будара до двух центнеров. Экипаж фактически мог на руках переносить такую лодку. И если казаки принимали решение идти «за зипунами» – походом на турка – на Дону собирались десятки будар. Избирался походный атаман, и флотилия спускалась до Азовского моря. На турецкий флот такая компания наводила ужас. Если корабли стояли в рейде, ночью казаки подплывали к ним на бударах с двух сторон. И два десятка топоров мгновенно рубили борта. Бывало, что турецкие корабли забрасывались кожаными мешочками с горящей нефтью. Будары, несмотря на свою длину, были маневренны. Гребцы по команде кормчего разворачивались на сиденье и гребли в обратную сторону.

Краевед Георгий АБАКУМОВ знает о каюках все…

– Словом, будара была у казаков грозной боевой единицей, – подытожил Георгий Абакумов. – Раньше такие лодки делались севернее станицы Казанской, где в былые времена протекала речка Казанка. Теперь она пересохла, осталось только устье у хутора Поповского. Старики рассказывали, что еще в начале двадцатого века через речку переплывали табуны лошадей. В 1929 году житель хутора Нахаловского казак Агафонов, не желая отдавать плуги, сеялку и веялку в колхоз, утопил их в речке Казанка. Узнав об этом, хуторяне решили вытащить из воды такое богатство. Но не смогли – глубина омута была около восьми метров. По нашим предположениям заготовки для будар делались в районе хутора Казанско-Лопатинского в лесу Бударном, местечке Осинки. Затем заготовки спускали вниз по течению речки Казанки, до затона в устье, который назывался Бударка. Там лодки доводили до готового состояния. Здесь же, в затоне, была и стоянка лодок. Казаки лодок на Дону не ставили – от Бударки до Дона рукой подать.

– На Дону будар ныне не встретить...

– Давно исчезли! Наверное, с тех пор, как казаки основательно пересели на коней и необходимость в морских походах отпала. А вот на реке Урал рыбаки пользовались бударами еще очень долго – спускались на них за рыбой до самого моря. Бытует мнение, что строить будары наших предков научили сибиряки. Это не так – донские казаки во главе с Ермаком Тимофеевичем покорили Сибирь и донесли до местных жителей свои ремёсла!

Понятно, что будару в Казанской мы не смогли найти. А вот каюк увидели в местном краеведческом музее. На речке увидели казанки. Эти лодки-плоскодонки изготавливаются из досок. Они с малой посадкой. И приспособлены для плаванья по мелководью. Получили своё название, вполне возможно, от речки Казанка...