В ростовском «Шолохов-центре» открылась выставка современного искусства

Вот такие они – современные казачки!

Уже одна эта новость способна заставить вздрогнуть немало почитателей творчества нашего великого земляка. Имя Шолохова связано для них с классикой, академическими театрами, фольклорными фестивалями. А тут вдруг – современное искусство. И – больше того: «Известен как мастер сюрреалистических скульптур». Это – из аннотации к выставке «Аксинья». Про одного из ее участников – московского скульптора Владимира Амодео.

Выставка «Аксинья» проходит на Дону в два этапа. Сначала ее демонстрировали в Народном доме станицы Вёшенской, на родине Михаила Александровича Шолохова. Никогда прежде в этом выставочном зале ничего подобного не показывали. Однако если у кого-то и были опасения насчет того, как отреагируют на этот эксперимент казаки, то они оказались напрасны. Возможно, повлиял авторитет сотрудников Шолоховского музея-заповедника и внука писателя  Александра Шолохова, депутата Госдумы, которые отнеслись к этому проекту с большим интересом. Возможно, сказалось то, как посетителей знакомили с авторами выставки и их работами. К примеру, каждый мог узнать о своеобразном творческом кредо Владимира Амодео: «Я создаю скульптуры женщин, потому что если лепить мужчину, то в его руках обязательно должно быть оружие или же он должен что-то делать. А женщину можно лепить просто так. Она красива сама по себе».

Красота здесь почти всегда синоним гибкости, раскованной кошачьей пластики (на выставке – около пятидесяти скульптур, созданных Амодео за четыре последних года). Но скульптура Аксиньи от них отличается.

Как читатель «Тихого Дона» автор скульптуры «Аксинья» Владимир АМОДЕО больше симпатизирует Наталье.– Когда одна моя знакомая, живущая в Италии, увидела эту работу, она сказала, что это – не Аксинья, героиня романа «Тихий Дон», – услышала я от Владимира Амодео на презентации выставки в «Шолохов-центре». – Для нее шолоховская Аксинья – это женщина, облик которой должен восхищать. Такая, в которую нельзя не влюбиться. А для меня роман «Тихий Дон» – не про любовь. Страшная книга о страшной судьбе казаков. Если же говорить о женских образах романа, то я – на стороне Натальи, а не Аксиньи. Она, по-моему, и по-человечески симпатичнее, и женственнее.

Если у скульптур Амодео лица отсутствуют (автор объясняет это тем, что их выражение отвлекает от пластики, того запечатленного движения, которое для него важнее), то на графических листах художницы Галины Салиховой – наоборот. Есть персонажи с очень даже узнаваемыми лицами. Это сцены из романа «Тихий Дон». 

Некоторые герои – такие, какими их увидели экранизировавшие в разное время этот роман Сергей Герасимов и Сергей Урсуляк. То есть Григорий Мелехов – Петр Глебов, Мишка Кошевой – Александр Яценко…

Скульптуру «Аксинья» (а точнее две фигуры самой знаменитой казачки) Владимир Амодео Шолховскому музею-заповеднику подарил. Одна из них после окончания 20 сентября выставки в «Шолохов-центре» вернется в Вёшенскую, где гостила этим летом. Другая останется в Ростове. 

Интересно, что летом разнесся слух, будто «Аксинью» Амодео установят на открытом пространстве, и она словно будет соперничать с композицией Николая Можаева «Григорий и Аксинья», которая давно стала визитной карточкой Ростовской области. Но достаточно побывать на нынешней выставке, чтобы убедиться: эти две «Аксиньи» друг другу не соперницы. У Можаева – монументальный образ. «Аксинья» скульптора Амодео ростом – сантиметров в тридцать. Скорее настольная, для кабинета, а не для площади. Впрочем, мини-скульптуры Амодео на колонноподобных постаментах сегодня можно увидеть в фойе зданий, а некоторые даже стали частью городских пейзажей. 

Шолоховский музей-заповедник и Фонд развития современного искусства «Эксперимент Ум», при поддержке которого и состоялась эта выставка, выразили надежду на дальнейшее сотрудничество.