Так можно назвать программу, показом которой Ростовский музыкальный театр отметит свою круглую дату

20 лет назад Ростовский театр музыкальной комедии переехал на улицу Большую Садовую в «Белый рояль» – одно из самых оригинальных зданий донской столицы. Это было не только новоселье, но и обретение нового статуса – Музыкальный театр. Как будто второе рождение.

В честь этих событий Ростовский музыкальный театр открывает сегодня фестиваль. Он так и называется: «20 лет на Большой Садовой». Название каждой постановки в фестивальной программе (всего их 13) в биографии этого театра знаковое. Что это за знаки? Какие сюрпризы ждут зрителей в ближайшем будущем? Об этом и многом другом – наш разговор с заместителем генерального директора Ростовского музыкального театра Натальей Самоходкиной.


– Наталья Вячеславовна, начну с другой круглой цифры: в конце нынешнего сезона Ростовский музыкальный выпустит балет «Эсмеральда». Он станет 120-й премьерой за годы на Большой Садовой. Думаю, что зрителей такое количество впечатлит. А для самого театра 120 постановок за 20 лет – это программа-минимум или программа-максимум?

– Впечатляющее количество постановок никогда не было целью. В каждом сезоне мы стараемся представить премьеры разных жанров: опера, балет, оперетта или мюзикл, спектакли для детей. Если посчитать все наши проекты, то их будет гораздо больше, чем 120. Ведь мы, к примеру, не называем премьерами концертные программы, которые почти всегда театрализованные.

– В первые сезоны Ростовского музыкального я слышала от поклонников ростовской оперетты мрачные пророчества: здесь будут ставить оперу и балет, ну, возможно, еще мюзиклы, а оперетту сведут на нет. Существовал план исключения из репертуара оперетты?

– Ни о чем подобном даже не помышляли, зная, сколько на Дону поклонников именно этого жанра. Другое дело, что прежние спектакли требовали нового художественного решения, их костюмы и декорации грозили вот-вот истлеть.

Недавно на нашу афишу вернулась «Сильва». Это – современный взгляд на шедевр Кальмана, но при этом – классическая фрачная оперетта со всеми характерными особенностями, свойственными этому легкому, солнечному жанру.
«Леди Макбет Мценского уезда».
– Фестиваль «20 лет на Большой Садовой» начинается с «Леди Макбет Мценского уезда», спектакля – дважды лауреата национальной премии «Золотая маска», что, конечно, звучит гордо. А если бы вышло так, что не было бы у этой постановки такого высокого признания, какая постановка в фестивальной программе стояла бы под номером один?

– Все та же опера Шостаковича «Леди Макбет Мценского уезда». Это – труднодоступная вершина. Не каждый театр даже с большим опытом постановок и серьезной историей отваживается к ней приблизиться. Нам было всего пять лет, но мы рискнули. И не просто получилось – произошел качественный рывок. И артисты, и зрители ощутили, что с восхождением на эту вершину театр поднялся на новый творческий уровень. А победа нашей «Леди Макбет» в двух номинациях «Золотой маски», очень важная для молодого коллектива, эту уверенность укрепила.

– Нынешний юбилейный сезон вы тоже начали с покорения труднодоступной вершины – оперы Мусоргского «Хованщина». В фестивальную программу включена и она. Какие еще «горные пики» отмечены на вашей карте для будущих восхождений?

– Не могу утверждать, что это произойдет уже в следующем сезоне, но надеюсь, что в ближайшем будущем приступим к работе над таким масштабным, знаковым произведением, как опера Верди «Аида».
«Сильва».
– «Сильва», успевшая войти в эту фестивальную программу, стала 118-й премьерой на Большой Садовой, «Эсмеральда» будет 120-й. А что скрывает таинственный пока номер 119?

– Готовится очень интересная премьера на Камерной сцене: две одноактные оперы американских композиторов. Это – «Телефон» Джан Карло Менотти и «Дары волхвов» (по мотивам одноименного рассказа О’Генри) композитора Дэвида Конте.

– Венчает фестиваль «Кармен» – первый оперный спектакль Ростовского музыкального. Но в сравнении с 1999 годом – это уже совсем другая «Кармен». Не просто подновленная, с другим исполнительским составом, а совершенно иной спектакль. И такие превращения произошли не только с «Кармен». Дважды за эти годы менялось художественное решение «Пиковой дамы», трижды – «Евгения Онегина». Опера «Травиата», балет «Лебединое озеро» тоже идут не в первоначальных своих версиях. Этот список будет продолжен?

– Существует проблема «возрастных» спектаклей, причем постановки в эту категорию попадают теперь быстрее, чем раньше. Ведь сейчас у театров совсем иные, чем даже несколько лет назад, технические возможности в создании декораций, костюмов, всего того, из чего складывается незабываемое зрелище.

Поэтому некоторые наши «возрастные» спектакли мы будем на какое-то время откладывать, чтобы потом вернуться к ним, возможно, уже и с новым художественным решением. Ведь речь о названиях, без которых музыкальным театрам нельзя. Это и «Севильский цирюльник», и «Царская невеста», и «Мадам Баттерфляй».
«Ханума».
– С «возрастными» спектаклями понятно. Но я слышала, что переделки очень скоро могут коснуться и водевиля «Ханума» – премьеры нынешнего сезона. Почему время для нее понеслось с совсем уж космической скоростью?

– Это совершенно другая история. Летом нашему театру предстоят два выезда на гастроли. В июле на Исторической сцене Большого театра мы покажем оперы «Жанна д’Арк», «Хованщина» и балет «Эсмеральда». В августе планируем выступить в Зимнем театре Сочи, показать «Хануму». Но поскольку сочинская сцена больше нашей Камерной, для которой был создан этот спектакль, потребуется немного переделать декорации.

В Ростове ситуация с «Ханумой» такая, что зрители атакуют кассы, чтобы купить билет на этот спектакль, требуют дополнительных показов. Вот у нас и возникла идея и у себя дома перенести этот водевиль с Камерной сцены на Большую.

Скорее всего так и поступим, хотя у Камерной сцены есть свои преимущества. Там очень уютно. Ты словно погружаешься в атмосферу спектакля. В случае с «Ханумой» – словно переносишься в старый Тифлис.
«Кармен».
– Вернусь к «Кармен». Помню, как много лет назад постоянные зрители Ростовского музыкального рассказывали друг другу о забавном случае, когда исполнитель партии Тореадора запел его знаменитые куплеты по-французски. Сегодня смех вызвала бы прямо противоположная ситуация: если бы они прозвучали по-русски. Оперы зарубежных композиторов Ростовский музыкальный исполняет теперь на языке оригинала. Это беспрекословное правило или возможны исключения?

– Исполнение на языке оригинала – это магистральный курс, но исключения возможны. Та же 119 наша премьера прозвучит на русском языке, а не на английском. Там очень важны слова, а электронной строки с синхронным переводом на Камерной сцене нет.

– Когда солистка Ростовского музыкального Наталья Дмитриевская стала еще и приглашенной солисткой Большого театра, поклонники Ростовского музыкального почувствовали себя именинниками. Эта новость и их словно возвысила в собственных глазах. Сегодня ряд ваших артистов участвует в проектах других театров. Легко ли Ростовский музыкальный их отпускает и какое вообще в театре отношение к этой практике?

– Замечательное отношение. Борис Борисович Гусев не раз участвовал в таких проектах, в том числе исполнял партию Мефистофеля в опере «Фауст» на сцене Челябинской оперы, поют на других сценах наши Екатерина Краснова, Илья Говзич. Как раз в эти дни наша Анна Шаповалова выступает на оперной сцене в Будапеште.

– Вернется?

– А как же! Участвует в фестивальном гала-концерте, назначенном на 22 марта.
«Хованщина».
– На фестивальной афише – не только знаковые спектакли, гала-концерт, составленный из фрагментов любимых постановок, но и шоу-программа «Симфо-рок-2». Успех «Симфо-рока» без преувеличения можно назвать оглушительным. Для театра это – ожидаемая реакция?

– Это была рискованная идея, в чем-то даже творческая авантюра. Риск оказался небеспочвенным, хотя на Большой сцене – аншлаги, и билетов не достать задолго до концерта. Публика на эти программы валом валит, но в большинстве своем – другая публика. Не та, что ходит на оперы и балеты.

Однако проект «Симфо-рок» развиваем. Хотим надеяться, что он выполнит еще и просветительскую задачу, и зрители, которые горячо аплодируют нашим артистам – участникам этих программ, захотят увидеть их и в наших спектаклях.


Фестиваль «20 лет на Большой Садовой» продолжится по 31 марта. На его афише – 13 названий. Также в рамках фестиваля планируются творческие встречи с создателями и звездами знаковых спектаклей, автографсессии.

Фото с сайта www.rostovopera.ru