Несколько тысяч экспонатов насчитывает коллекция предпринимателя, историка, эксперта по историческому оружию и военной форме Министерства культуры РФ Николая НОВИКОВА

Коллекцию, посвященную лейб-гвардии Казачьему Его Величества полку, Николай Леонидович собирал почти тридцать лет. Сегодня она размещается в культурно-выставочном центре «Донская казачья гвардия» Донского государственного технического университета и стоит в одном ряду с лучшими военными полковыми музеями Европы. 

Большинство предметов в коллекции Новикова – подлинные. Есть в ней и уникальные вещи. 

Вот в витрине красуется мундир младшего урядника лейб-гвардии Казачьего Его Величества полка образца 1910 года. Он сшит в 1914 году (об этом свидетельствуют приемные клейма) из алого сукна прекрасного качества. Причем сукно настолько плотное, что «не по зубам» даже моли. Сам мундир достался Николаю (подарок его приятеля) в очень плачевном состоянии. На нем не было никаких знаков отличия и различия. Реставрация мундира, поиск подлинных пуговиц и эполетов прошлого века заняли несколько лет. 

Есть еще уникальный офицерский воротник с полковым павловским историческим шитьем серебряными нитями и канителью. Он был пожалован полку императором за полгода до Первой мировой войны, в январе 1914 года. В Российской империи было всего 44 мундира с такими воротниками (по количеству числящихся в лейб-гвардии Казачьем полку офицеров и нескольких высочайших особ). В России на сегодняшний день их осталось только два. Один из них – в коллекции музея в Царском Селе, на мундире императора Николая II, второй – в коллекции Николая Новикова. 

Башлыки – суконные капюшоны из верблюжьей шерсти, которые надевались в непогоду поверх головного убора, а концы обвязывались вокруг шеи как шарф, – носила вся русская армия с 1862 года. Возможно, что имеющийся в коллекции башлык принадлежал кому-то из кадет. 

– В хорошую погоду кадеты набрасывали его на плечи, а чтобы капюшон ровно лежал на спине, в него бросали кусочек олова или свинца, – рассказывает Николай Леонидович. – Это же практиковалось и в морозы, хотя при морозе ниже 5 градусов, по правилам ношения формы, башлык полагалось надевать поверх фуражки. Вообще, носить башлык поверх фуражки кадеты считали дурным тоном. Мерзли на морозе, но не надевали. Такие были кадетская мода и свой шик.

Про пеликана и паспорт

Раритетов в коллекции немало. А еще историй, связанных с их хозяевами. Вряд ли о них написано в учебниках. 

Скажем, редкий снимок генерал-майора лейб-гвардии Казачьего полка Константина Ростиславовича Поздеева. В детстве донской кадет Костя Поз­деев очень любил цирк. Как-то в город Новочеркасск приехал на гастроли цирк шапито известного дрессировщика Дурова. Константин посетил несколько его представлений. Ему очень нравился номер с пеликаном. И вот на очередном представлении пеликана не показали. У дрессировщиков он узнал, что пеликан сдох. Костя обратился к артистам цирка с просьбой отдать ему тело птицы. Те согласились. Через весь город Константин волок труп пеликана в родной Донской императора Александра III кадетский корпус. Из птицы им было изготовлено чучело и установлено в кабинете биологии. 

Об этой истории Николаю Новикову рассказал проживающий во Франции председатель объединения памяти лейб-гвардии Казачьего полка Владимир Николаевич Греков – потомок старинного донского казачьего рода Грековых, относящегося к донскому дворянству. Он же пополнил коллекцию Николая предметами из личной коллекции, включая подлинный паспорт своего дяди – полковника лейб-гвардии Атаманского полка Константина Митрофановича Грекова, в 1918–1919 годах бывшего градоначальником Ростова и Нахичевани, вошедшего в историю города как веселый градоначальник, поскольку писал приказы и распоряжения со свое­образным армейским юмором.

С Владимиром Грековым Николай познакомился в 2002-м в Санкт-Петербурге. С тех пор они дружат. В прошлом году Новикова приняли в действительные члены объединения памяти лейб-гвардии Казачьего полка во Франции с правом решающего голоса. Николай несколько раз бывал в Париже в музее полка. Участвовал в торжествах и полковых праздниках. Несколько раз на Дон приезжал и Владимир Николаевич Греков. Посетил КВЦ «Донская казачья гвардия». «Ваш музей создан на уровне лучших военных полковых музеев Европы», – сказал он, видевший многое и сам являющийся капитаном II ранга в отставке военно-морского флота Франции. 

Победили оловянные солдатики

Собиранием Николай увлекся с детства. Первая в его жизни коллекция состояла из оловянных солдатиков. Они и определили военную тематику его увлечения. А еще – книга Михаила Брагина «В грозную пору. 1812 год», которую он прочитал школьником. В книге его потрясли изображения разнообразной формы русской кавалерии, казаков лейб-гвардии Казачьего и Атаманского полков, солдат наполеоновской армии. Тогда он подумал, что станет военным. Школу окончил в 1989 году. В СССР вовсю шла перестройка. Страна постепенно разваливалась, а вместе с ней и армия. Родные отговорили Николая идти по пути военной службы. 

Тогда он решил стать военным историком и поступил на истфак Ростовского госуниверситета. Со студенческих лет в составе Донского военно-исторического клуба участвовал в реконструкциях Бородинского сражения 1812 года, Первой мировой и Гражданской войн. После учебы был офицером-воспитателем и преподавателем в кадетском корпусе, работал в оружейном магазине «Грифон-В», организовывал реконструкции боев, коллекционировал военную форму, оружие. 

Николаю хотелось, чтобы его коллекцию увидело как можно больше людей. Несколько лет назад, в годовщину окончания 200-летия заграничного похода русской армии в Европу и 100-летия начала Первой мировой вой­ны, коллекция Николая была представлена в музее ст. Старочеркасской. В то время на Дону проходил Всемирный казачий конгресс. Там выставку увидел патриарх всея Руси Кирилл, депутаты Госдумы, представители правительства Ростовской области, Всевеликого войска Донского, атаманы других казачьих войск и просто обычные люди. Все были восхищены представленными экспонатами. Именно после этой выставки коллекционеру было предложено несколько вариантов размещения коллекции для постоянно действующего музея. Он принял предложенный ректором ДГТУ Бесарионом Месхи.

– Было несколько условий, – вспоминает Николай. – Помещение должно было быть удобным в плане парковки, потому что в музей приезжают экскурсионные группы учащихся, студентов, туристов. Должен был быть доступный вход для инвалидов-колясочников. Мы, кстати, уже провели для них несколько экскурсий. Спасибо Бесариону Чохоевичу, он сделал все, чтобы помещение было удобным для всех.

Не рвется связь времен

Сегодня коллекция живет активной жизнью. Осмотреть ее приходят учащиеся, студенты, обычные ростовчане и гости города. В лекционном зале преподаватели, кадеты казачьих корпусов, ученые и студенты вузов проводят научно-практические конференции, собирается на свои заседания научное сообщество Ростова, работают над курсовыми и дипломными студенты. Сюда, к Николаю, обращаются потомки казаков и офицеров лейб-гвардии Казачьего полка в поисках информации о своих предках. Он откликается на просьбы каждого. Так было с родственниками Павла Вендемьяновича Сидорова, выпускника Атаманского военного училища, зачисленного в лейб-гвардии Казачий полк после Гражданской войны. В Гражданскую войну он вместе с училищем оказался в эмиграции. Его сестра и мать остались в Новочеркасске, но встретиться с ним им так и не довелось. Родственники нашли его могилу на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа в Париже. Но о его судьбе ничего не знали. Обратились к Николаю. Тот, в свою очередь, к Владимиру Грекову с просьбой разузнать о судьбе Сидорова.  

Оказалось, что отец Владимира Николаевича хорошо знал Павла Сидорова. В эмиграции Павел жил в Париже, работал таксистом, снимал квартиру. Семью не завел, жил скромно. Осесть за границей не думал. Жил надеждой вернуться домой, на Дон. Но не случилось... Умер в одиночестве. 

Сейчас родственники П. Сидорова снова собираются в Париж, чтобы пройтись по улицам, по которым он ходил, увидеть дом, в котором жил. Для них это важно.

Рецепт увезли в Мексику

– А правда, что Вы консультировали киногруппу режиссера Карена Шахназарова во время съемок телесериала «Анна Каренина»? – спрашиваю Николая.

– Было дело. Они снимали сцены, посвященные русско-японской войне. Их интересовала военная форма русской армии того периода. Я им по этому поводу все растолковал.

– Только их консультировали?

– Не только. Еще съемочную группу, снимавшую сериал про атамана Платова, также кинодокументалистов, работавших над фильмом о казаках, сражавшихся в годы второй мировой войны. Мы даже принимали в киноленте участие, я организовывал съемки реконструкции. Такой взаимополезный опыт получился.

Еще в КВЦ рассказывают о туристах и фанатах, побывавших в Ростове на чемпионате мира  по футболу – 2018 и посетивших выставку. Среди них была супружеская чета из Бразилии, совершавшая кругосветное путешествие на старом джипе. Гости были в восторге от экспозиции. А супружеская пара из Мексики еще и от угощения – соленого огурца с медом, любимой еды казаков с Верхнего Дона. Супруги решили ввести это блюдо в меню своего ресторанчика. Так что если вам вдруг доведется побывать в Мексике и… Словом, знайте, хозяева ресторана побывали в КВЦ «Донская казачья гвардия».

Было чему удивиться и сотрудникам КВЦ. Например, туристу из Польши, который привез с собой на донскую землю переизданный в 1968 году в Польше роман Михаила Шолохова «Тихий Дон» только для того, чтобы узнать, что в романе означают те или иные слова. Сотрудники объяснили ему, что значат «чекмень», «курень», «гутарить»…

Когда коллекцию из дома Николая перевезли в культурно-выставочный центр, сын Новикова, девятилетний Иван, сказал: «Папа, у нас в доме появилось эхо». Оказалось, ненадолго. Николай задумал создать еще одну экспозицию, посвященную уже воздушно-десантным войскам России.

– Я что, зря с парашютом в детстве и уже взрослым прыгал? – смеется он.

Так что к смелым открытиям ему не привыкать.