«Сладкоголосая птица юности» Теннесси Уильямса – пьеса удивительная. Все логично, последовательность действий строго соблюдена, слова персонажей понятны, а порой отточены до афоризма. И все же – в тексте множество загадок. И первая из них – уже в обозначенном драматургом времени действия: Пасхальное воскресение.

Почему не любой другой день, а именно – Пасхальное воскресение? Чтобы подчеркнуть жестокость мира? По крайней мере жителей одного провинциального городка, которые даже в святой день готовы расправиться с грешником, возвратившимся домой в надежде на спасение? 

В авторских ремарках нет указания на то, что пространство сцены следует наполнить атрибутами этого яркого праздника. Постановщики этого, как правило, и не делают. Нередко о времени действия словно забывают.

Ростовская постановка, автором которой стал режиссер Михаил Чумаченко, позволяет предположить, что данное обстоятельство времени все же имелось в виду. Первая сцена разворачивается не в фешенебельном, как у Уильямса, отеле, а в некоем условном полутемном пространстве. На кровати-каталке – женское тело, с первого взгляда – неживое. Мрачная стена, какое-то едва уловимое монотонное гудение, – словно предбанник потустороннего мира. 

Скоро все резко изменится – и музыкальный фон, и цветовая гамма. От тьмы – к свету, даже с перебором. Будут звучать золотые хиты ХХ века, приятные слуху прежде всего тех, чья юность пришлась на 1980-е годы, будет много красного цвета, обладающего многозначной символикой.

 Женщина на кровати-каталке окажется кинозвездой Александрой дель Лаго, путешествующей под именем принцессы Космонополис. Когда-то она была хороша, но время ее не пощадило. Ей кажется, что премьера фильма с ее участием провалилась, а она сама погибла. Словно воскрешая былое, экс-кинозвезда забывается в проплаченных объятиях молодого любовника. Того самого грешника, который грезит о возвращении в юность, наполненную чистыми чувствами. Чанса Уэйна, который живет мечтой о воссоединении с любимой девушкой, как будто годы можно повернуть вспять.

Этот спектакль стал бенефисом народной артистки России Татьяны Шкрабак. Роль принцессы Космонополис – желанная для многих актрис. Богатая гамма чувств и оттенков: цинизм и влюбленность, порочность и страх одиночества, бесстыдный эгоизм и затаенная нежность, падение с вершины славы и затем – гордый взлет…

Именно в уста Александры дель Лаго драматург вложил горькую истину о том, что есть люди, которые как бы застревают в юности, живут иллюзиями вернуть невозвратимое. Эти слова обращены к Чансу Уэйну, покупному любовнику – жиголо, стареющему молодому человеку.

Роль Чанса Уэйна сыграл Роман Гайдамак. Это – вторая его большая и значительная роль на сцене Ростовского драмтеатра им. М. Горького, совершенно не похожая на предыдущую, в «Тихом Доне».

Время убило любовь, но не убило ненависть. А Чанса есть за что ненавидеть. Действие катится к кровавой развязке. Единственное, что может совершить Чанс, чтобы вернуть себе самоуважение, – это отказаться от покровительства принцессы и с чувством собственного достоинства шагнуть навстречу беспощадной судьбе.