Новым гвоздем экскурсионной  программы в музее гимназии № 3 Пролетарска стала филобутонистика.

К финалу конкурса школьных музеев «Мы помним» Лиза ЦАРЕГОРОДЦЕВА (слева), Настя ЗАИЧЕНКО (справа) и их педагог Светлана ДАНИЛЕНКО готовят интересные выступления.
Это – изучение и коллекционирование старинных пуговиц. С рассказом о них посетителям. А началось все с одной-единственной пуговицы. Пуговичка-то – безмолвный свидетель мировой истории – оказалась непростая. Даже – «говорящая».

– Её нашему музею подарила Марина Юрьевна Новомлинцева, – представила экспонат активистка музейного совета Анастасия ЗАИЧЕНКО. – Марина Юрьевна – дальняя родственница военного врача из станицы Великокняжеской Федора Ефимовича Фаддеева. Пуговица – с его мундира. В нем Фаддеев приехал в наши края в 1885 году после окончания медицинского факультета Казанского университета.

Пуговица с мундира.
Пуговица с мундира.

Пуговице больше 130 лет. Мы нашли журнал Министерства народного просвещения за 1885 год. Из публикации в нем узнали, что студенты Императорских университетов в тот год носили два вида форменной одежды. Это мундир из темно-зеленого сукна, однобортный, застегивающийся на девять желтых металлических пуговиц с изображением на них государственного герба и с двумя желтыми металлическими пуговицами на каждом рукаве. И сюртук из темно-зеленого сукна, двубортный, застегивающийся на шесть жёлтых металлических пуговиц с изображением государственного герба.

– Пуговицы долгое время считались своеобразной визитной карточкой военных и гражданских чиновников. Они вместе с другими атрибутами формировали понятие чести мундира. Ребятам было интересно во всех смыслах заниматься «пуговичным» исследованием, – говорит руководитель музея Светлана ДАНИЛЕНКО. – Они обратили внимание на то, что пуговица в русском языке имеет тот же корень, что и слова «пугать», «пугало», «пугач».

– А если это просто совпадение?

– Нет! Долгое время считалось, что пуговица служит защитой от злых сил. История пуговицы как раз и начиналась с охранного оберега – «пугалки»: бубенчика округлой формы с камушком или кусочком металла внутри. Мелодичный тихий перезвон «пугалки» был призван отгонять злых духов и предупреждать хозяина об опасности вторжения нечисти на «прительную» территорию. Способность издавать этот звук и превращала пуговицы в обереги. Носили «пугалку», как правило, возле ворота, на груди – поближе к сердцу.

В своем «пуговичном» исследовании пролетарские филобутонисты-гимназисты собрали немало любопытных фактов. Узнали, например, о том, что губительное воздействие русского мороза на наполеоновских солдат усугублялось еще и тем, что с них буквально падала одежда. Оловянные пуговицы на сильном морозе крошились. А вот во время египетского похода солдаты Наполеона частенько возвращались с базара в расстёгнутых мундирах – они расплачивались пуговицами. Указ Петра I, предписывающий пришивать оловянные пуговицы к обшлагам рукавов солдатских мундиров с внешней стороны, был полон тайного смысла: пуговицы не позволяли солдатам по привычке после еды вытирать рукавом рот и нос. Так отучали солдат от дурной привычки, портившей мундирное сукно. Что касается советских пуговиц, то они, по ГОСТу, должны были выдерживать нагрузку в пять килограммов. Нынешние изделия в среднем выдерживают нагрузку в 500 граммов.

Рядом со старинными фаддеевскими пуговицами в музейной экспозиции – книга под названием «Календарь для врачей всехъ ведомоствъ». На титуле дата – 1884 год. Это издание также принадлежало Федору Ефимовичу Фаддееву. Музею ее подарила правнучка первого врача станицы Великокняжеской Ирина Михайловна Супрунюк.

Знак об окончании Казанского университета Ф.Е. Фаддеева.
Знак об окончании Казанского университета Ф.Е. Фаддеева.

Юные исследователи выяснили, что Федор Фаддеев окончил медицинский факультет Казанского университета. Получил специальность лекаря (врача). Стал коллежским советником, окружным врачом станицы Великокняжеской Сальского округа Донской области.

Пуговицы, книга... – поисковая работа, связанная с хозяином этих вещей, привела гимназистов из Пролетарска в Новосибирск. В этом городе живет правнук Фаддеева. Он прислал в музей фотографию еще одной семейной реликвии – прадедушкиного знака врача.

Книга Ф.Е. Фаддеева.
Книга Ф.Е. Фаддеева.

Федор Ефимович был женат на дочери священнослужителя Николая Попова Александре. Воспитал с ней трех детей. Имел чин VI ранга. К таким должностям полагалось еще и личное дворянство.

Выходит, что хозяин пуговицы и книги был дворянином.

К коллежскому советнику Фаддеву обращались «Ваше высокоблагородие». По общему правилу чиновники VI класса получали годовой пенсион в размере 214 рублей 50 копеек без вычетов и 210 рублей 15 копеек за вычетом.

Старший сын Федора Ефимовича Николай был первым выпускником реального училища станицы Великокняжеской. Он продолжил учебу на химфаке Ленинградского университета. В двадцать лет начал работать в школе № 1. Когда началась Великая Отечественная, попал в боевую часть, воевал на Калининском фронте. В 1943 году после ранения вернулся домой. Преподавал в педучилище естествознание и химию. Ему присвоили звания «Заслуженный учитель школ РСФСР» и «Почётный гражданин станицы Пролетарской». Последнее время работал лектором общества «Знание», преподавал в вечерней школе. Воспитал дочь Нину, ставшую педиатром, и сына Станислава, выбравшего профессию строителя.

Второй сын Федора Ефимовича Борис работал в школе № 2 учителем физики, в период Великой Отечественной воевал под Воронежем. Погиб 24 декабря 1942 года в бою у села Урыв.

Дочь Фаддеева Александра была учителем немецкого, французского и английского языков. Ее супруг – доктор технических наук, один из разработчиков ракетного топлива.

Так, начав со старинной пуговицы и книги, юные краеведы вышли на людские судьбы, династию Фаддеевых. 


ДРУГИМ НАПРАВЛЕНИЕМ поиска вскоре стало исследование истории донской медицины. Гимназисты выяснили, что первыми лекарями, которые прибыли в 1673 году в Черкасский городок, были Иван Костылёв и Афанасий Шешуков. Лечили они старинным способом: накладывали припарки из горячего вина, смазывали раны особым составом из жёлтого воска и говяжьего сала, белой смолы да «деревянного масла».

С началом Азовских походов Петра I появились новые врачеватели. Главным из них являлся доктор Термонт, а четверо других были просто лекари. Тогда же открылся и первый донской госпиталь.

Активисты музея гимназии № 3 Пролетарска продолжают свои исследования. 20 мая ждем их в финале конкурса школьных музеев «Мы помним».