Ростовский музей современного изобразительного искусства приглашает взглянуть на непривычный Китай

Алексей МАСЛОВ прочитал лекцию в Музее современного искусства на Дмитровской.
Сделать это можно, посетив фотовыставку «Пять прогулок в традицию». Представлял ее в музее сам автор – востоковед, доктор исторических наук, практикующий мастер ушу Алексей Маслов. Вместо традиционной в таких случаях презентации – лекция о том, что можно для себя открыть, вглядываясь в «бездну китайских смыслов».

Желающих вглядеться оказалось много. После часовой лекции они еще долго расспрашивали автора о запечатленном на снимках и том, что осталось за кадром.

Барак как бегство от прогресса

Алексей Маслов убежден, что жизнь любой цивилизации – это прежде всего повседневная жизнь маленьких людей. Тех, чьи имена обычно не остаются в истории. Именно эти люди и становятся героями его снимков.

Маслову интересен Китай, который находится в стороне от туристических маршрутов. Это, к примеру, деревушки, в которых крестьяне живут в уходящих за горизонт старых бараках.

– В таких бараках, – рассказывает Алексей Маслов, – обитают по десять – пятнадцать семей. Без ширмочек, которые бы служили границами семейной территории. Огонь для приготовления пищи разжигается прямо на полу.

Сегодня жители таких бараков – это преимущественно пожилые люди. Скорее всего, их дети перебрались в город, а кто-то из внуков даже учится за границей. Обитатели бараков тоже могли бы изменить свое существование, но они не хотят становиться частью гигантской индустрии, которая сжигает человека изнутри. Живут как жили их предки, стараясь сберечь в душе что-то для них очень важное.

Если мужчина в зеленом

Посетителей выставки удивил снимок человека, который прикорнул в малоподходящем для сна месте: на тележке. Вроде и не бомж, а впечатление, что где сон сморил, там и заснул…

Автор выставки эту странную ситуацию объяснил так:

– В Китае – тысячелетняя традиция дневного отдыха. Есть люди, у которых она настолько в крови, что им трудно перестроиться, подладить свои внутренние часы под ритм современного большого города.

В это время (примерно с часа до трех после полудня) вы можете зайти в магазин и никого не увидеть за прилавком. Потому что продавщицу, которая, вероятно, недавно приехала из глубинки, сморил сон. И она заснула прямо на полу, рядом с прилавком. Такое в Китае не повсеместно, но случается.

Даже в современном урбанистическом Китае не забывают язык древних символов. Белые одежды воспринимаются как траур. Если мужчина наденет зеленую рубашку, окружающие могут заподозрить, что у него нелады в семье. Не бросила ли бедолагу жена?

Влюбленный китаец дарит своей девушке два цветка, как бы говоря этим, что их связывает обоюдная симпатия. Может подарить и три, но это будет уже другое высказывание на языке цветов. Чего никто в Китае не сделает, так это не подарит букет из четырех цветов. Четверку китайцы остерегаются. Она для них хуже, чем для европейца число 13. Есть даже отели и офисы, в которых отсутствуют кабинет № 4, обозначение четвертого этажа, как, уже в угоду иностранцам, тринадцатый этаж и кабинет №13.

Чиновник: себе и людям

Одна из фотосерий Алексея Маслова носит название «Конфуцианские радости». Здесь запечатлены заброшенные конфуцианские садики.

Тема конфуцианских садиков тесно связана с таким явлением, как китайское чиновничество.

– Китайский чиновник – это человек, который переживает за свое государство. Так у них сложилось издревле, так там и сейчас, – говорит Маслов и делает небольшой экскурс в историю. – Жизнь многих китайских чиновников часто висела на волоске. Ведь, к примеру, вернувшись из командировки в провинцию, чиновник должен был, ничего не утаивая, доложить императору о положении дел, которые шли далеко не лучшим образом. Это была непростая задача. Надо было так выстроить речь, подыскать такие слова, чтобы, с одной стороны, не вызвать гнева императора и не лишиться головы, а с другой – не лишиться уважения потомков.

При такой работе необходимо было, говоря современным языком, научиться снимать стресс, гармонизировать свое внутреннее состояние. Китайские чиновники создали свою культуру отдыха: сады и парки, в которых они могли бы предаваться размышлениям.

В этих зонах отдыха чиновники обустраивали библиотеки. Причем библиотеки становились по сути публичными. Ведь вход туда бывал открыт для всех желающих.

Где купить билет в даосизм?

Один из главных вопросов, который интересовал многих на этой встрече, как Алексею Маслову удалось в свое время не только стать послушником Шаолинского монастыря, но и получить редкое признание со стороны монахов? Ведь он – единственный из иностранцев – мастеров ушу, чье имя обозначено в Шаолине на стеле-хронике. 

По словам Алексея Маслова, он не собирался становиться мастером ушу. Его интересовали традиции, хранителями которых являются буддийские монахи. Но оказалось, что без ушу не обойтись. Это боевое искусство, наряду с медитацией, каллиграфией, стихосложением, является частью той самой традиции.

Отношения учителя и ученика в буддистском монастыре складываются, на взгляд человека другой культуры, непросто. И, пожалуй, на этот же взгляд, весьма странно. Ученик может на протяжении многих лет находиться рядом с учителем, а тот его словно не замечает. 

Уличные игры, как и сто лет назад...
Уличные игры, как и сто лет назад...

Алексею Маслову повезло гораздо больше других: для него этот период оказался короче.

– Иностранцы, желающие пройти обучение в буддистском монастыре в Китае, ведут себя неправильно, – считает Маслов. – Они приезжают, начитавшись умных книг о дао, начинают сыпать терминами, цитатами из древних мудрецов, а требуется совсем иное. Смирение, наблюдение за происходящим, за действиями учителя. Чтобы монахи и послушники приняли тебя в свою семью, надо стать своим. Не сыпать цитатами, а вести себя в быту как они, даже если это идет вразрез с твоими привычками. Ученик на первых порах становится как бы тенью учителя. А иначе ничего не получится. Ну и обязательно хорошее владение китайским языком.

Обучение Алексея Маслова в Шаолине проходило в начале 1990-х годов, когда этот монастырь только открывался миру. Сейчас, по наблюдениям Маслова, религиозная традиция в Китае все больше превращается в музейную, в монастырский Диснейленд. Иностранец приезжает в Китай и находит там вполне законную возможность за определенную плату буквально за несколько дней пройти краткий курс обучения тому, на что у послушников в монастырях уходят годы, получить соответствующий диплом с печатью. Истинную цену этому документу обе стороны прекрасно понимают…

Неудивительно, что ряды таких «посвященных» в мире множатся. При этом в самом Китае при всем его населении в полтора миллиарда человек – десять тысяч буддийских монахов…


P. S. «Спешите видеть!» – это как раз про эту выставку. Демонстрируется она всего по 9 июня включительно. Вход – бесплатный.