Первого гигантского муравья вы замечаете уже на пороге Ростовского областного музея изобразительных искусств. Его собратья, обгоняя друг друга, спешат по ступеням лестничных маршей и стенам в залы, где сегодня Дали и только Дали.

Здесь его графика, стеклянные скульптуры, снимки, на которых он запечатлен. Фотозоны с репродукциями его знаменитых полотен и диваном в форме губ. Зал мультимедиа, где фантазии Дали как бы оживают.

– Нам хотелось, чтобы выставка «Сюрреализм – это я» продолжила театрально-музейную линию Фигераса, – говорит питерский коллекционер Павел БАШМАКОВ. Эта выставка состоялась благодаря дружбе РОМИИ и его галереей современного искусства PS Gallery.

Напомню, что Фигерас – это театр-музей Дали, который начинал создавать еще сам художник. Он хотел, чтобы посетители уходили из Фигераса с ощущением «будто им привиделся театральный сон».

Чем могут наполниться сновидения после этой выставки? Всевозможными бабочками (серия «Треуголка»)? Или красными лобстерами, похожими на огромных донских раков, которые возникают в самых неожиданных ситуациях, даже среди величайших изобретений человечества в серии, посвященной Леонардо да Винчи? Вариантов – множество.

Подлинники работ Сальвадора Дали не раз выставлялись в донской столице. Но никогда еще не было на Дону такой масштабной и разнообразной выставки этого столпа сюрреализма: более 130 работ, представляющих одиннадцать графических серий.

Серии отличаются не только содержанием («Песнь песней царя Соломона», «Воспоминания Казановы»), но и техникой исполнения. Повторяться Сальвадору Дали было скучно.


С созданием каждой серии связана какая-то необычная история. К примеру, цикл «Библия» был заказом Ватикана, что само по себе уже сенсация. Чем руководствовался Святой престол, отдавая предпочтение столь экстравагантному художнику, мистификатору и прочее, прочее?.. Остался ли доволен результатом – достоверно неизвестно. 

Первый экземпляр этого альбома в эксклюзивном переплете был преподнесен папе римскому. Он по сей день хранится в библиотеке Ватикана.

К серии «Божественная комедия» Дали приступил по заказу итальянского правительства. Создавалась она в рамках празднования юбилея Данте, автора этого литературного шедевра.

И вдруг в итальянских СМИ – волна возмущения: почему это испанцу, да еще с такой скандальной репутацией, доверено столь почетное и ответственное дело? Неужто Италия талантами оскудела?

Договор с Дали расторгли, но друзья художника нашли издателя, который согласился профинансировать этот проект. Кропотливой работе над этой графической серией Дали отдал пятнадцать лет. 

Дали стремился к тому, чтобы о нем постоянно говорили. Если обстоятельства помимо его воли не ставили его в центр внимания, он конструировал такие ситуации сам. Ярчайший тому пример – серия «Дон Кихот Ламанчский». 

Однажды известный издатель Жозеф Форе предложил Дали сделать иллюстрации (литографии) к великому роману Сервантеса. Дали отказался под тем предлогом, что литографская техника – это монархия и инквизиция, а его творческий процесс насилия не терпит.


Форе все же настаивал, и к Дали, о чем он сам потом рассказывал, «пришла божественная идея», как выполнить заказ, не изменив принципам. Он разложил литографские камни на берегу Сены и выстрелил по ним с баржи. В руках у него была аркебуза ХV века, заряженная пулей, наполненной литографской тушью.

Образовавшуюся кляксу Дали назвал божественной, похожей на крыло ангела.

Затем в его сценарии появились 80 восторженных девушек и два полых рога носорога. Рога Дали наполнил пропитанными тушью хлебными корками, разбил о литографский камень. Результат оценил как великолепный: на камне запечатлелись крылья мельницы.

Конечно, основная часть изображения – это не кляксы, а виртуозный рисунок Дали. Но и кляксы он сумел превратить в искусство. Не говоря уже о пиаре.

Далийским пространством Ростовский музей изобразительных искусств будет до 18 февраля.