Этот вопрос касался Владислава Ветрова. Его задал мне грузинский режиссер Георгий Кавтарадзе, когда ставил на ростовской сцене «Короля Лира». Владислав Ветров уже тогда, много лет назад, был любимцем публики. И дело не только в таланте и яркой внешности. У этого актера особая энергетика и ментальность, которая завораживает и погружает зрителя в события спектакля или фильма, заставляя взаправду верить в происходящее

Фото с сайта cdn-st2.rtr-vesti.ru
Он не пошел в театральный вуз, а по настоянию родителей поступил в Радиотехнический институт. Но это не помешало еще в студенческие годы играть на сцене Таганрогского театра драмы, а после окончания вуза официально устроиться туда на работу и стать одним из ведущих актеров. Так он начинал…

Сегодня имя заслуженного артиста РФ Владислава ВЕТРОВА известно не только в нашей стране, а в творческой копилке актера собралось уже более двухсот проектов разного жанра: спектакли в театре «Современник», на сцене которого он играет, яркие роли в кино, талантливые режиссерские работы.


Он может сыграть любую роль, драматическую или комедийную, а такой диапазон возможностей есть далеко не у каждого, признаются коллеги Ветрова, актеры театра «Современник». Сегодня Владислав Владимирович занят здесь сразу в нескольких спектаклях, много снимается в кино, и каждый день его расписан по минутам. Но все же он нашел время, чтобы поделиться впечатлениями о событиях уходящего года и вспомнить о том, как начинал свою актерскую карьеру.

– Владислав Владимирович, вы помните свой первый спектакль? 

– На профессиональной сцене – это спектакль Таганрогского Ордена «Знак почёта» драматического театра им. А.П. Чехова, по пьесе Ч. Айтматова «Материнское поле» «Слепой солдат» с одной репликой: «Все вернутся!» До этого были спектакли в Народном театре дома работников просвещения и в клубе Таганрогского радиотехнического института.

– Это было в далеких восьмидесятых. А на пороге 2020 год уже нового столетия. Есть повод подвести итоги, вспомнить о самых значительных событиях. Насколько удачным стал для вас уходящий год?

– То, чем я занимаюсь – в основном не череда каких-то значимых событий, а порой почти рутинный, ежедневный способ существования, образ жизни. Поэтому припомнить, что произошло за год в моей профессиональной жизни, сложно. Я вполне серьёзно не могу вспомнить, что я играл вчера-позавчера. Так организм борется с ежедневным стрессом. Если вы работаете до  30 дней в месяц по 12 часов, вы меня понимаете. Безусловное событие – встреча с суперпрофессионалами любых мастей. Это и скромное сотрудничество со студией Disney в продолжении одной очень сказочной истории, о которой, впрочем, как и о других невышедших проектах я не имею права распространяться. Это и встреча со студией анимационных фильмов «Паровоз» – тяжелейшая работа над полнометражным мультфильмом с сумасшедшими творцами, которые третий год его делают. Преклоняюсь…

Это и встреча в работе с Сергеем Витальевичем Безруковым. Фильм, который в декабре выйдет на экраны, о декабристах – «Союз спасения». Любимые люди, друзья, которые стали круче, профессиональнее, мудрее. Для меня это – значимая работа, а для зрителя – трудно сказать... Здорово было заниматься любимым делом с профессионалами, которых уважаю и люблю. Фамилии перечислять не буду.

Радует по-настоящему, что дети стали взрослее на год. Печалит по-настоящему и тревожит то, что взрослые стали на год старше…

– В экспериментальном фильме «Невечерняя» – диалоге двух писателей Чехова и Толстого, по самым животрепещущим русским вопросам, – вам посчастливилось играть роль Антона Павловича, с которым, наверное, многое связывает:  детство в Таганроге, любовь к театру. Помогла ли эта работа ответить на какие-то главные вопросы собственной жизни?

– Работа с Марленом Хуциевым подарила мне в первую очередь встречу с Марленом Хуциевым. Судьбе было угодно, чтобы он нас оставил в уходящем 2019 году, не завершив картину, с которой меня связывает почти 16 лет! Благодаря этому образ Антона Павловича был всегда в зоне моих интересов, рядом. Это большая помощь для ежедневного существования. Я как бы представлял его интересы здесь… Как эта работа меня изменила? Скажет зритель, опять же, если до этого (до премьеры) дойдет. На собственные вопросы мне Чехов не ответит. Нужны собственные ответы. На главные вопросы. Я на главные вопросы уже своих младших детей стараюсь осторожно отвечать. Так устроена жизнь…

– Вы играете в театре, снимаетесь в кино, пишете пьесы, занимаетесь режиссурой. Что приносит больше удовлетворения?

– Удовлетворение приносят редкие спектакли в хорошем актерском самочувствии, когда можешь позволить себе не исполнять что-то, а быть. Единение со зрителем, взаимодоверие с партнером по сцене, вменяемые режиссёры и умные продюсеры. Хорошие гонорары, что естественно при таком количестве зависимых от меня членов моей большой семьи.

– Чем, на ваш взгляд, отличается  этот сезон в театре «Современник»? Какие спектакли вам особенно интересны?

– Я слишком хорошо знаю и люблю этих людей, чтобы они меня смогли водить за нос, как зрителя. Радует, когда у хорошего режиссёра открываются новые грани таланта твоего товарища или подруги. Реже радует материал, который реализуется на сцене. Поэтому считаю, что театр целиком должен принадлежать актеру, а не экспериментам режиссуры или авторским излияниям.

– Что  бы вам хотелось сыграть как актеру и что бы вам хотелось увидеть как  зрителю? 

– То, что мне хочется, наверняка расходится с чьими-то планами. Поживём – увидим.

– Есть желание,  которое  хочется  загадать  под бой курантов?

– Пусть в этот год все будут живы и здоровы! Хотя бы в этот год!

Ирина БЕЛОЦЕРКОВСКАЯ