Народного артиста РСФСР Игоря Александровича Богодуха не стало 19 марта. Он был любим многими и давно, с далёкого 1964 года, когда впервые ступил на сцену тогда ещё не академического Ростовского драмтеатра им. М. Горького.

И я его увидел тогда же – крупного, яркого, сходу запоминающегося, как теперь принято говорить, очень позитивного человека. 

Я был ещё мал, но молодой, дышащий здоровьем, мощный и спортивный актёр Игорь Богодух не мог не привлечь к себе внимание даже такого мелкого пацана. Тем более что мой отец – в те годы режиссёр театра им. М. Горького – рассказал, что Богодух – не только здоровяк от природы, но перед тем, как поступить в театральное училище, окончил факультет физвоспитания Ростовского пединститута, то есть фактически был профессиональным спортсменом. 

Это было круто! Как опять-таки сегодня сказали бы ровесники меня тогдашнего.

Игорь Богодух был настолько заметен на сцене – и своей могучей фактурой, и своей острохарактерностью, что почти сразу стал любимцем как публики, так и коллег по театру. Да и критики, что удивительно и встречается крайне редко, с самых первых спектаклей были к нему благорасположены.

Мне вспоминается, как искренне тепло, всегда по-доброму приветствовали Игоря Александровича коллеги из разных театров Ростова и области, встречая его в Ростовском отделении Всероссийского театрального общества (ныне СТД). А это в завистливом и не всегда добром актёрском сообществе, поверьте, встречается нечасто.

Но он никогда не переходил другим дорогу, не напрашивался на вкусные  роли, ничего не требовал – был какой-то отдельной фигурой в сложном театральном коллективе. И при этом играл Короля Лира и мужа Вассы Железновой Сергея Петровича, городничего в «Ревизоре» и гетмана Скоропадского в «Белой гвардии», Степана Разина в спектакле по Василию Шукшину «Я пришёл дать вам волю»…

Особой стала для Игоря Александровича роль мелкого проходимца Антонио в спектакле «Моя профессия – синьор из общества», поставленном в театре им. М. Горького Всеволодом Шиловским. А когда Одесская киностудия в 1985 году предложила режиссёру экранизировать эту пьесу Д. Скарначчи и Р. Тарабузи, Всеволод Николаевич пригласил сниматься в новом фильме под названием «Миллион в брачной корзине», конечно же, своего любимого ростовского актёра.

И Игорь Богодух не только не затерялся среди сонма кинематографических звёзд, блиставших тогда на съёмочной площадке, но и во многом выделялся  своей актёрской свежестью и «незамыленностью» образа. Напомню лишь, что в фильме снимались Александр Ширвиндт и Софико Чиаурели, Лариса Удовиченко и Ольга Кабо, Семён Фарада, Валентин Никулин, Николай Гринько – одни из самых востребованных в ту пору артистов. 

А за Игорем Богодухом, как потом, смеясь, рассказывал Всеволод Шиловский, эти «первачи» в перерывах между съёмками ходили по пятам – очень уж заразительно и смачно он умел рассказывать всевозможные байки и анекдоты, был таким органичным.

На счету Игоря Александровича более двадцати полнометражных художественных фильмов и сериалов. Причём снимался он отнюдь не в эпизодических ролях, установив своеобразный кинематографический рекорд для артистов, постоянно работавших в РАДТ им. М. Горького.

Впрочем, и про самого Игоря Александровича ходили разные байки, и, что опять же удивительно, всегда добрые. Однажды мой отец поведал такую.

В середине 70-х годов в ростовском Дворце спорта состоялся чемпионат СССР по фигурному катанию, в котором принимали участие все звёзды этого вида спорта – Ирина Роднина и Александр Зайцев, Людмила Пахомова и Александр Горшков, многие другие мастера, бывшие в самом расцвете и переживавшие в те годы настоящий  мировой триумф. Однако молодому тогда ещё актёру Игорю Богодуху удалось пообщаться с ними. Кажется, была организована какая-то встреча спортсменов с творческой молодёжью города. 

В особом восторге актёр остался от Ирины Родниной! И не скрывал этого. А когда друзья попросили подробнее описать Ирину: «Ну, какая она в жизни, Игорь?», он, с трудом подыскивая слова, ответил: «Она такая, такая… маленькая». И шумно выдохнул. Что для этого крупного, физически сильного человека значило очень многое – он-то как бывший спортсмен-профессионал прекрасно понимал, какими усилиями, каким сверхчеловеческим трудом даются этой миниатюрной девушке высочайшие спортивные достижения.

У Игоря Александровича сложились с моим отцом очень тёплые  человеческие отношения, которые распространились и на всю нашу семью, включая и меня – мальчишку, потом подростка, юношу. Однако в течение долгих лет мы не встречались, я лишь видел актёра Богодуха на сцене и экране. Но когда летом прошлого года я, присутствуя в качестве приглашённого журналиста на сборе труппы театра, подошёл к Игорю Александровичу и представился, он меня сразу узнал. И пошли воспоминания… 

Я попросил тогда народного артиста об интервью, хотя знал, что он неохотно общается с прессой. 

«А ты хороший журналист?» – лукаво улыбнувшись, спросил Игорь Александрович. И я, зная, насколько он ценит юмор, в тон ему ответил – «лучший».

Мы поняли друг друга, переглянулись, обменялись телефонами и договорились, что обязательно встретимся в новом сезоне.

Я долго и тщательно готовился к встрече с любимым артистом и старинным знакомым. Ведь он мог поделиться такими воспоминаниями о театре, о великих людях, украшавших донскую сцену на протяжении многих десятилетий, какими уж не поделится никто. Нельзя было ничего упустить, что-то важное проворонить. И я тянул в нерешительности, тем более что явного повода вроде бы не случалось.

А пару месяцев назад ко мне обратился мой близкий друг из мира спорта, который знал, что Игорь Александрович в своей спортивной молодости дружил с серебряным призёром Олимпиады-1956 в Мельбурне боксёром Львом Мухиным, который давно ушёл из жизни. Спортивные общественники хотели поправить памятник на могиле выдающегося тяжеловеса, но не знали, как разыскать его семью. И народный артист Игорь Богодух охотно пошёл с ними на контакт, отыскал координаты дочери друга, обещал быть на открытии обновлённого монумента. В этом он весь. И этот его поступок подтолкнул меня к более решительным действиям.

Буквально за пару дней до 82-летия Игоря Александровича я позвонил ему на мобильный, чтобы наконец уже определиться с датой нашей встречи. Но трубку взяла его дочь: «Папа в реанимации, но борется, надежда есть…»

А через несколько дней его не стало.

Никогда не прощу себе! 

Не прощу того, что не успел его выслушать, не успел сказать тех важных  слов, которые накопились, не успел пожелать…

Александр Молчанов