Как завотделом спорта газеты «Комсомолец» снимался у Гайдая и в кругосветку ходил

Осторожно, гиря!

Возможно, когда-нибудь в нашей газете появится свой виртуальный музей. В нем наверняка откроют зал знаменитых людей, которые в редакции «Большевистской смены» - «Комсомольца» - «Нашего времени» когда-то работали или как-то иначе с ней сотрудничали. А в этом зале будет витрина (модуль, музейный уголок - назовите, как хотите) Леонида Плешакова.

Главными экспонатами этой витрины станут, пожалуй, подвеска с черепом из кинокомедии «Бриллиантовая рука», книга «Вокруг света с «Зарей»» и гиря.

В «Бриллиантовой руке» Леонид Плешаков сыграл в эпизоде, который врезается в память всем, кто смотрит этот фильм. Помните, у подземного перехода Семену Семеновичу Горбункову преграждает путь верзила в черных очках с металлическим черепом на могучей груди:
- Папаша, огоньку не найдется?

Этого подозрительного незнакомца, которого Семен Семенович (Юрий Никулин) принимает за члена шайки контрабандистов, сыграл Леонид Плешаков, наш заведующий отделом спорта. Правда, уже с приставкой «экс»: к моменту съемок этой кинокартины Плешаков переехал в Москву.

Бывшие ростовские коллеги Плешакова сначала в этой роли его не узнали. И не только потому, что на экране он в черных очках. Просто никому и в голову не могло прийти, что это не профессиональный артист, похожий на их Леню, а он сам!

«Гири» и «кругосветка» - вот что я слышала чаще всего, когда расспрашивала наших корреспондентов тех лет - штатных и нештатных - о Плешакове.

История с гирями, как и многое, связанное с именем Леонида Петровича Плешакова, обросла легендами. Рознятся в воспоминаниях количество гирь («одна», «две», «две, а то не больше), их вес (от «небольших» до «пудовых» - то есть шестнадцать килограммов с хвостиком), их назначение. Кто-то говорит, что он упражнялся с ними, устраивая физкультминутки, кто-то - что для психологической разрядки. Есть мнение, что демонстрацией своей физической мощи Плешаков нагонял страха на мало приятных посетителей: графоманов, профессиональных жалобщиков и прочих. Рассказывают даже, что он не только поднимал свои пудовые гири, но и ими жонглировал!..

Гиря фигурирует и в воспоминаниях журналиста, заслуженного работника культуры России Виктора Степаненко о его первом знакомстве с нашей редакцией.

Он тогда недавно демобилизовался, а службу нес на границе. В «Комсомолец» пришел со стихами о пограничниках.

Немногочисленные сотрудники разных отделов работали в одном большом кабинете. Степаненко направили к Плешакову. Он присел на стул рядом со столом журналиста и не заметил, как поставил ногу на лежавшую рядом гирю. Плешаков выразительно взглянул на молодого автора, достал из стола чистую бумагу, поплевал на нее и, не торопясь, протер свой знаменитый спортивный снаряд.

Эта оплошность посетителя нисколько не повлияла на отношение Плешакова к его стихам. В День пограничника «Комсомолец» опубликовал их на первой полосе, сопроводив подписью «сержант запаса Виктор Степаненко».

Потом Виктор Степаненко стал штатным сотрудником нашей газеты, возглавил отдел комсомольской жизни. Вышло так, что их с Плешаковым дороги часто пересекались и после «Комсомольца», после Ростова. Работали снова в одной газете (в «Комсомольской правде») и жили по соседству. Плешаков всегда встречал своего давнего товарища улыбкой. Многие говорят, что вообще не помнят Леню без улыбки.

Только я не уверена, что эта деталь в рассказе о Плешакове вызвала бы его одобрение, не показалась бы сиропной. Другой его знакомый - журналист Владимир Житомирский, - рассказывал, как встретил Плешакова, прогуливаясь с маленькой дочкой, и сказал ей, что вот так бы выглядел Дед Мороз без шубы и шапки. Плешаков, услышав эти слова, «сделал зверское выражение лица». Такой вот шуточный протест против роли рождественского дедушки.

А вы бывали на Таити?

«Вечером 7 августа 1962 года из бухты Золотой Рог вышло трехмачтовое парусное судно. А ночью в Японском море на корабль обрушился первый шторм. Так начался шестой рейс единственной в мире немагнитной шхуны «Заря», которая уходила в океан исследовать магнитное поле Земли. Среди экипажа шхуны находился автор этих строк, отправившийся в рейс в качестве техника научной группы».

Это - фрагмент из книги Леонида Плешакова «Вокруг света с «Зарей». Плавание на «Заре» заняло триста дней. Шхуна заходила в разные порты мира, но большую часть времени находилась в открытом океане.

Прежде, чем отправиться в экспедицию на «Заре», Леонид Петрович, как рассказывает его дочь Анастасия Плешакова, несколько месяцев провел в Керчи: плавал на рыболовецком судне. Набирался опыта, который пригодился бы в длительном морском походе.

Наверно, за всю историю нашей газеты не было другого сотрудника, которого бы столько раз из нее увольняли и принимали вновь. При том, что с вакансиями в «Комсомольце» было негусто. Почти каждый год он увольнялся (по собственному желанию, в связи с путешествиями или подготовкой к ним), а, вернувшись, возвращался в редакцию.

- Судя по тому, что ему это разрешалось, в «Комсомольце» его очень любили, - считает Анастасия Леонидовна.

Еще как любили! «Человек - праздник!» - так отзывается о Плешакове ветеран донской журналистики Елена Смирнова. «Лучшего рассказчика и более харизматичного человека, чем Плешаков, я за всю свою журналистскую жизнь не встречала», - говорит Светлана Герасимова. Это при том, что за годы работы в «Комсомольце», а затем - в «Молоте» и «Учительской газете» Светлана Герасимова встречалась со множеством интересных, неординарных личностей.

Утверждают, что после возвращения Плешакова из кругосветки стены нашей редакции украшали снимки, которые он делал в экзотических странах. Плешаков с удовольствием откликался на просьбы коллег рассказать в свободную минуту о путешествии. Делал это артистично, «в лицах». Его книга «Вокруг света с «Зарей» стояла на почетном месте не только в домах наших сотрудников, но и нештатных авторов «Комсомольца».

Для Плешакова эта книга стала судьбоносной. После выхода «Зари» его пригласили в «Комсомолку», и он окончательно переехал в Москву. И есть еще, по крайней мере, один человек, в жизни которого она тоже стала поворотной. Это - Юрий Егоров, автор исследования «Политическая экономия Ронго-Ронго» (о том, какую цену заплатили народы Океании за приобщение к цивилизации).

Свой труд он посвятил памяти Леонида Плешакова. Ведь книга «Вокруг света с «Зарей»» убедила его в том, что и невозможное возможно, если твердо идти к своей цели: «Леонид Плешаков в своей книге повествует о препятствиях, которые пришлось преодолеть, чтобы в составе экипажа «Зари» осуществить детскую мечту оказаться на Таити.

Для этого он обращался к известным людям, к магии и согласился плыть на острова простым матросом в составе команды шхуны.

Уже оказавшись на Самоа и Таити, людям, с кем мне там довелось познакомиться, я рассказывал о Леониде Плешакове и легендарной «Заре». Стоя на горе Ваэа у могилы Стивенсона, где когда-то был автор путешествия на «Заре», я мысленно говорил ему спасибо за сбывшуюся мечту».

Лучше - череп на волосатой груди

Существуют разные версии того, как журналист Леонид Плешаков стал киноартистом и снялся у Гайдая в «Бриллиантовой руке». Я предпочла историю, которую рассказывал он сам.

Все произошло благодаря случайной встрече с цирковыми артистами - иллюзионистом Игорем Кио и клоуном Юрием Никулиным в коридоре «Комсомольской правды». О Кио Плешаков уже писал. Вероятно, для обоих это было интересное общение. Кио представил журналиста Никулину, и все трое отправились в редакционный буфет попить кофейку.

Неожиданно Никулин поинтересовался у нового знакомого, имеется ли у него на груди растительность? И попросил предъявить доказательство.

Плешаков насторожился, ожидая подвох, какую-то цирковую хохму, но ворот рубашки все же расстегнул.

- Вполне достаточно, - сказал Никулин и объяснил свой странный вопрос. Он сейчас снимается у Гайдая в кинокомедии про человека, которому контрабандисты, по ошибке, закатали в гипс на руке бриллианты, а потом спохватились и ищут способ вернуть свои сокровища обратно. И вот этот недотепа принимает за бандита огромного человека с черепом-подвеской на груди, и от испуга теряет дар речи. Но ведь череп более устрашающе смотрится на волосатой груди, - такой, как у Плешакова, разве не так?

Словом, это было приглашение журналисту сняться в эпизоде кинокомедии.

Плешаков согласился пугануть героя в кадре, но выдвинул встречное условие: Юрий Никулин обещает за это дать ему интервью.

Впрочем, к этому диалогу в редакционном буфете журналист отнесся скорее как к шутке. Но вскоре ему действительно позвонили с «Мосфильма»…

Так, с легкой руки Юрия Никулина, в жизни Леонида Плешакова появилось новое дело - киносъемки. В его фильмографии - эпизодические роли более чем в десятке картин, среди которых «Похождения графа Невзорова», «Выбор», «Выстрел в спину», «Михайло Ломоносов».

С режиссерами Петром Фоменко, который снял Плешакова в «Почти смешной истории», и Андреем Кончаловским , предложившим ему роли в «Сибириаде» и «Дворянском гнезде», Леонид Петрович был дружен еще со студенческих лет (он окончил юридический факультет МГУ).

Когда известный артист Александр Кайдановский решил заняться режиссурой, в свою дебютную короткометражку «Сад» он тоже пригласил Леонида Плешакова. По мнению Анастасии Плешаковой, Кайдановский, который родился и вырос в Ростове, еще в юности слышал о ее отце как о известном ростовском журналисте, возможно, читал в «Комсомольце» его спортивные репортажи и еще с тех лет относился к их автору с большим уважением.