«Люблю ездить по свету…» - так называется новая выставка, которую представляет «Шолохов-центр» - ростовский филиал Шолоховского музея-заповедника. Это о путешествиях Шолохова по родной стране и зарубежью, о памятных для писателя встречах и о том, что привозил на память о поездках.

Свое первое большое путешествие (с Дона в Первопрестольную) будущий писатель совершил в девять лет. Благодаря этой поездке он сохранил способность хорошо видеть мир во всех его красках. Ведь в Москву мальчика отправляли не для развлечений, а на лечение в глазную клинику.

В Москве Миша Шолохов прожил целый год, здесь впервые испытал вдохновение и попробовал себя в стихах и прозе.

Москва, пожалуй, стала с годами для Шолохова вторым самым дорогим местом на свете (на первом всегда оставался родной казачий край). Именно в Москву через неделю после свадьбы отправился Шолохов с молодой женой. Ехал, чтобы быть ближе к столичным литературным журналам, издательствам, в центр культурной жизни.

Через несколько месяцев материальные трудности заставили молодоженов вернуться на Дон, но было ясно, что без Москвы жизнь писателя уже не мыслима.

А вот первая поездка Шолохова за границу не задалась. Он получил приглашение от Максима Горького на его виллу в Сорренто, позвал с собой писателей Артема Веселого и Василия Кудашева. Они доехали до Германии и застряли на месяц в ожидании итальянской визы. 

Поездили по Германии, плюнули на средиземноморские прелести и вернулись в суровую русскую зиму (дело было в декабре).

Уже в этой поездке в 1930 году определились предпочтения Шолохова-путешественника: достопримечательности - это интересно, но хорошо бы повстречаться с простыми людьми, земледельцами. Увидеть, как ведут свое хозяйство, поговорить о жизни. «Мне особенно хочется посмотреть немецких «единоличников». Берлин надоел. Половодье огней, шум, в глазах пестрядь от движения», - писал Шолохов из Германии актрисе Эмме Цесарской, исполнительнице роли Аксиньи в фильме «Тихий Дон». В 1930 году он как раз вышел на экраны.


…Подсчитано, что за свою жизнь Михаил Александрович Шолохов побывал в 27 зарубежных поездках. Выезжал по делам, связанным с переводами его книг и их изданием за рубежом, бывало - в составе делегаций или просто как турист. Впрочем, совсем уж частным делом даже такие поездки назвать трудно: Шолохов встречался с обществами друзей Советского Союза, читателями, сотрудниками советских посольств. Словом, так или иначе оказывался в центре внимания.

Одну из его поездок датская пресса сравнила с дипломатической миссией. Это было в 1957 году во время путешествия Шолохова по Скандинавии. Датские журналисты решили, что встреча Шолохова с общественностью стран Северной Европы означает возобновление сотрудничества между Россией и Западом, прерванное венгерскими событиями 1956 года…

В сентябре 1959 года Шолохова с супругой включили в состав делегации, которая сопровождала советского лидера Никиту Хрущева в США. Однако американские писатели, представители общественности предложили автору эпохального «Тихого Дона» свою программу пребывания в Америке. Препятствовать этому советская сторона не стала. 

Случалось ли Шолохову своими высказываниями за рубежом вызывать недовольство советских властей? Достоверно известен подобный случай, связанный с Пастернаком. В 1959 году во Франции корреспондент одной из газет спросил Шолохова, что он думает о деле Пастернака? 

Дело Пастернака - это исключение его из Союза писателей после публикации в Италии романа «Доктор Живаго».

Шолохов искренне не признавал за этим романом художественных достоинств. «Доктор Живаго» казался ему аморфной массой. Случается порой, когда большие писатели не ценят и не понимают друг друга. На вопрос французского корреспондента Шолохов ответил так: «Коллективное руководство Союза советских писателей потеряло хладнокровие. Надо было опубликовать книгу «Доктор Живаго» в Советском Союзе вместо того, чтобы запрещать ее». И он объяснил, почему: по мнению Шолохова, книгу не приняли бы сами читатели, прочли - и забыли, и разговаривать было бы не о чем. 


Хотя такое высказывание не в пользу опального Пастернака, Москве и оно не понравилось, показалось своеволием. В Центральном комитете партии решили, что надо «обратить внимание М. Шолохова на недопустимость подобных заявлений, противоречащим нашим интересам».

Наверное, одним из самых радостных воспоминаний Шолохова о зарубежных путешествиях стала поездка в Великобританию весной 1962 года. Выдающемуся советскому писателю (Нобелевским лауреатом он станет через три года) присудили почетную степень доктора права Сент-Эндрюсского университета.

Ректор этого университета (и тоже - писатель) Чарльз Спенсер Сноу напомнил, что в предыдущий раз почетную ученую степень британского университета русскому писателю присуждали в 1879 году. Это был Тургенев.

Многие студенты Сент-Эндрюсского университета пришли на встречу с автором «Тихого Дона» в красных футболках и спели для почетного гостя «Интернационал» на латыни!