В Ростове впервые прозвучит его запрещенная симфония

На фестивале МОСТ состоится ростовская премьера Первой (запрещенной) симфонии Гавриила ПОПОВА.

Роман с кино

Имя композитора Гавриила Попова известно немногим. Если и вспомнят, то Гавриила Попова – политика времен перестройки, первого московского мэра, а не Гавриила Попова – композитора, яркого представителя русского авангарда первой волны. И, кстати, нашего земляка, уроженца Новочеркасска.

А вот с творчеством Попова знакомы, хотя бы отчасти, даже люди от авангардной музыки очень и очень далекие. Помните, знаменитую психическую атаку каппелевцев из легендарного фильма «Чапаев»? А тот момент, когда у Анки-пулеметчицы кончаются патроны, и вдруг, как из-под земли, возникает конница Чапая и летит навстречу противнику словно на крыльях стремительной, мощной музыки?

Автор этих музыкальных эпизодов, как и всей музыки к «Чапаеву», – Гавриил Попов. И выразительный саундтрек к фильму нашего детства «Сказка о царе Салтане» сочинил тоже он. Всего на его счету – 38 фильмов, художественных, документальных. Среди них – «Неоконченная повесть», «Егор Булычев и другие», «Казаки».

Его роман с кино начался еще в молодые годы, а может быть, даже в юности. Тогда он подрабатывал тапером на сеансах немого кино.

Первые шаги Попова как кинокомпозитора приветствовал восторженной телеграммой Сергей Эйзенштейн: «Поздравляю с великолепной звуко-зрительной творческой победой в фильме «К. Ш. Э.».

«К. Ш. Э.» – это просветительский хроникально-документальный фильм Эсфири Шуб «Комсомол – шеф электрофикации». Один из первых звуковых.

Работа над фильмами была для Попова творческой экспериментальной лабораторией. Из ростков киномузыки не раз вырастали большие новаторские произведения.

А музыка к фильму «Чапаев» оказалась его оберегом в одной весьма опасной ситуации.

Запрещенная симфония

В честь пятнадцатой годовщины Октябрьской революции в СССР объявили множество конкурсов, в том числе и музыкальных. Гавриил Попов представил на Всесоюзный конкурс композиторов свою Симфонию № 1 и победил. Вернее, первую премию решили тогда не присуждать, а вторая досталась Попову.

К тому времени Гавриил Попов окончил Ленинградскую консерваторию. Ему прочили большое будущее, называли если не самым, то одним из самых перспективных советских композиторов. Шостакович и Попов – вот два имени, которые отметил для себя живший тогда в Америке Сергей Прокофьев после знакомства с творчеством молодых композиторов во время поездки в СССР.

После успешного участия во всесоюзном конкурсе Попов симфонию доработал. Ее премьера состоялась 22 марта 1935 года. Это был оглушительный провал. Как вспоминал один из самых близких друзей Попова художник Эдуард Криммер, тяжелое молчание наступило в зале после ее окончания. Лишь несколько вежливых хлопков.

Но это была еще не вся беда: симфонию молниеносно запретили к исполнению как сочинение, отражающее «идеологию враждебных классов». В обосновании запрета отмечалось, что «вакханальное звучание оркестра болезненно воздействует на психику здорового советского слушателя».

Через несколько дней к постановлению прибавилась разгромная рецензия в одной из центральных газет…

По мнению Валентина Урюпина, главного дирижера и художественного руководителя Ростовского академического симфонического оркестра, а также арт-директора фестиваля искусств МОСТ, Первая симфония Гавриила Попова намного опередила свое время. Урюпин включил ее в программу МОСТ-2021. 17 июня состоится ее ростовская премьера.

А тогда, в 1935-м, в защиту Попова и его сочинения выступили несколько композиторов. Это было благородно и смело, особенно на фоне нарастающих репрессий, которые начались в Ленинграде после убийства Кирова.

Но, вероятно, самым влиятельным защитником композитора Попова, его оберегом стал фильм «Чапаев». Его победное шествие по экранам кинотеатров страны продолжалось, зрители ходили на «Чапаева» по десятку раз. Должно быть, подвести под репрессии «киночапаевца» все же не решились. В том же запретительном распоряжении товарища Попова совсем уж не изничтожали. Перед ним ставили задачу «выйти из ограниченной сферы вкусов мелкобуржуазной аудитории».

Гавриил Попов не изменил своему творческому дару. Его вторая симфония «Родина» в 1946 году получила Сталинскую премию. В 1947-м он стал заслуженным артистом РСФСР, а на следующий год вместе с Прокофьевым, Шостаковичем, Мясковским, Хачатуряном и другими именитыми новаторами попал под огонь жесточайшей критики сверху в порядке так называемой борьбы с формализмом. Выдержал и этот удар. Его Первая симфония вернулась к слушателям в 1980-х годах.

Вспоминая полуциркуль

Интересный словесный портрет Гавриила Попова рисует пасынок его друга Криммера – Виктор Царицын: плотный человек с темно-рыжими волосами и энергичным выразительным лицом. На нем – мешковатый костюм, в руках – неизменный пузатый портфель, забитый нотами. Это как раз портрет Попова конца 1940-х годов.

Гавриил Попов происходил из дворян. В доме любили музыку. Его отец – преподаватель словесности в новочеркасской гимназии – недурно играл на скрипке и даже сочинял небольшие музыкальные опусы. Первые уроки музыки Гавриил получил от матери.

Способность к музыке была не единственным даром Гавриила, он развивал в себе и другие таланты. Учился не только в консерватории, но и в рисовальной школе, на архитектурном факультете политеха, литературном факультете Института истории искусств.

С годами у Попова открылись еще и педагогические способности. Он преподавал в Ленинградском центральном музыкальном техникуме. Композитор Никита Богословский – один из любимых его учеников.

Ленинградская страница его жизни началась в 1922 году с поступления в консерваторию, а завершилась в начале войны. Тяжелобольного композитора удалось вывезти из блокадного Ленинграда в Москву. И так он в ней и остался, получил квартиру в элитном доме на Кутузовском проспекте – по соседству со своим другом и коллегой Шостаковичем.

В описании Царицына Гавриил Попов соткан из противоречий: авангардист душой и характером, но при этом внешне человек старомодный. С одной стороны – творческая дерзость, с другой – житейская робость, что для людей, поглощенных художественной стихией, в общем-то довольно типично.

Гавриил Попов страдал из-за идеологических догм, которые установились в советском обществе, однако Ленин оставался для него гением. Ему он посвятил свою хоровую симфонию. 

В 1944 году Гавриил Попов неожиданно для себя стал героем документального рассказа известного в ту пору писателя Константина Федина. А вышло так, что после снятия блокады Федин взялся сделать цикл очерков о героическом Ленинграде и его окрестностях, куда входил и город Пушкин, то есть Царское Село.

В Пушкине до войны жил Попов, а его соседом некоторое время был Федин.

Этот рассказ включили в маленький сборник «Свидание с Ленинградом», изданный специальным отделом Ленинградского фронта. Раскроем эту библиографическую редкость – и вот  еще один портрет нашего земляка Попова. 

Попов обитал в полуциркуле (чудесное название для жилья авангардиста-конструктивиста!): «В маленькой комнатке рояль занимал половину всей площади, а в смежной комнате, такой же маленькой, стоял другой рояль – жены композитора, тоже пианистки, и стена между комнат была затянута мягкой обивкой, чтобы музыканты не слишком мешали друг другу». 

Из низких окон – почти вровень с землей – открывался вид на парадный двор и Екатерининский дворец «с его колоннами и согбенными под их тяжестью атлантами, весь в лепке орнамента и вензелей».

«Идешь ночью мимо приземистого полуциркуля, – вспоминал Федин, – приближаешься к кружевным воротам дворца, слышишь рояль. Если Попов не сочинял, то играл классику».

Бывало, писатель и композитор бродили по ночному царскосельскому парку, беседуя о своих великих предшественниках и призраках героев еще допушкинских времен…