Неизвестная дама с музейного портрета оказалась легендарной роковой красавицей


Неужели это она?

– Этот портрет красивой аристократичной дамы появился в собрании Ростовского областного музея изобразительных искусств еще в 1946 году, – рассказывает Галина Долгушева, искусствовед, старший научный сотрудник научно-исследовательского отдела РОМИИ. – Музей, как свидетельствуют документы, приобрел его у некоего Залогина. Ни имя дамы, ни имя автора портрета нигде не указаны. Версии на этот счет выдвигались, но подтверждения не получили.

Установить имена художника и дамы Галине Долгушевой удалось уже в наше время благодаря возможностям, которые открыл перед исследователями Интернет.

На этот след она вышла случайно, искала ответ на загадку другого холста, и вдруг нечаянная радость!

Итак, автор портрета – Франц Ксавер Винтерхальтер. В очереди к этому художнику на портретирование стояли дамы самых знатных европейских родов. Среди его заказчиц были королевы и принцессы.

Винтерхальтер завоевал расположение заказчиц тем, что на его портретах каждая дама – неизменно хороша собой и притом всегда узнаваема. А блистательно выписанные наряды делали дам еще прекраснее, романтичнее и загадочнее.

Но что же за дама смотрит на нас с ростовского портрета? Ответ поразил саму исследовательницу: Аврора Демидова (во втором браке – Карамзина), урожденная Шернваль. Та самая Аврора, который восхищались Пушкин и Баратынский, Вяземский и многие, многие их современники. Аврора, еще при жизни прозванная роковой.


Два жениха, два мужа

При знакомстве с биографией Авроры и вправду можно испытать суеверный трепет.

Началось с того, что два ее жениха (один – дворянин шведский, другой – русский) умерли незадолго до свадьбы!

В русского своего жениха Александра Муханова Аврора была влюблена еще с юности. Он проходил службу на ее родине, в Финляндии.

Муханов тоже был неравнодушен к Авроре, но, верно, посчитал, что связывать себя узами брака даже с такой красивой, прекрасно воспитанной девушкой хорошего рода, как Аврора Шернваль фон Валлен, ему еще рановато. Уехал однажды к захворавшей матушке – и в течение нескольких лет ни слуху, ни духу.

Они встретились вновь в Москве волею случая. Встреча разбудила прежние чувства. Теперь уже точно дело шло к свадьбе, и был даже назначен ее день, но… Муханов простудился и неожиданно покинул сей мир.

Все же не прав был Лермонтов, когда утверждал, что 27 лет – последний возраст красавицы. В 27 лет Аврора Шернваль стала фрейлиной императрицы Александры Федоровны, украшением императорского двора.

Александра Федоровна взялась устроить судьбу Авроры. Она приглядела ей в мужья одного из богатейших женихов России – Павла Николаевича Демидова, промышленника и мецената, страстного коллекционера произведений искусства.

Есть портрет Павла Демидова в молодости. На нем – голубоглазый симпатяга с открытым взглядом. Такого можно представить и за сочинением стихов, и в лихом бою.

В возрасте 14 лет он и в самом деле участвовал в Бородинском сражении. Входил в состав Демидовского егерского полка, который был сформирован на средства его отца.

Однако человек, просивший руки фрейлины Авроры Шернваль, был мало похож на этот портрет. По меркам того времени, это был уже весьма солидный господин (38 лет), к тому же грузный, с пошатнувшимся здоровьем. Ходили слухи, что из-за болезни суставов стоять в храме во время венчания Демидов был не в силах и потому сидел в специальном кресле на колесиках.

Павел Демидов не желал ограничивать свою свободу женитьбой. Сообщил жене, что в его доме по-прежнему будут собираться компании и присутствовать на таких пирах ей не следует.

Аврора не протестовала, не устраивала сцен. Была исполнена чувства собственного достоинства, но без холодной гордости. Когда супруг прихварывал, она всегда готова была прийти к нему на помощь, принять обязанности сиделки.

Демидов и не заметил, как привязался к жене. Но их брак был недолгим, всего несколько месяцев Павел Николаевич успел порадоваться своему отцовству. Спустя четыре года после свадьбы во время пребывания в Германии Павел Демидов скончался на руках у жены от скоротечной чахотки.

Думала ли Аврора Демидова когда-нибудь вновь обрести семейное счастье? И все-таки у нее появился еще один поклонник с серьезными намерениями – старший сын историка Николая Карамзина.

Многие из окружения Авроры Демидовой были разочарованы известием о ее бракосочетании с Андреем Карамзиным. Смущало, что жена старше мужа на целых шесть лет: такая разница в возрасте была не в обычаях того времени. А самое главное, брак Демидовой с Карамзиным воспринимался как неравный, невыгодная для нее партия во всех отношениях.

Они обвенчались и зажили той жизнью, которую особенно ценила Аврора: внешне однообразной, зато спокойной, полной нежности.

Брак с Карамзиным продлился вдвое дольше, чем с Демидовым, но тоже немного: восемь лет. Гусарский полковник Андрей Николаевич Карамзин погиб на Крымской войне.


Виноват алмаз?

Порой несчастья семейной жизни Авроры приписывают воздействию легендарного алмаза «Санси».

Этот крупный (больше 11 граммов) бледно-желтый, каплевидной формы камень был подарком Павла Демидова невесте на свадьбу.

У «Санси» – репутация роковой драгоценности. С ним связывают несчастья или даже гибель многих сильных мира сего. В числе жертв – последний герцог Бургундии Карл Смелый. Однако нельзя сказать, что своим обладателям этот камень приносил одни лишь неприятности.

– Вряд ли «Санси» мог повлиять на судьбу Авроры Демидовой, – говорит искусствовед Галина Долгушева. – Демидов приобрел этот алмаз за несколько лет до свадьбы. К тому же в платиновой шкатулке, которую он преподнес невесте, был не только «Санси». Там находилось ожерелье в четыре ряда крупных жемчужин – каждая величиной с орех. Думаю, что оно обрадовало ее больше алмаза. Аврора очень любила жемчуг. Вот и на нашем портрете ее шею украшает нитка жемчуга.

Алмаз «Санси» принадлежал Демидовым до 1865 года. Затем они его продали. Через год новый владелец продемонстрировал легендарную драгоценность на всемирной выставке в Париже.

Прошло еще больше ста лет, и «Санси» в столице Франции поселился, вероятно, уже навсегда. Его приобрел в свою коллекцию Лувр.


Как в сказке Перро

– Имя Авроры Шернваль-Демидовой-Карамзиной издавна окружено легендами и слухами. Одни называют Аврору роковой и связывают ее несчастливую личную жизнь со знаменитым алмазом, другие – с проклятием повитухи, – говорит Галина Долгушева.

История с проклятием повитухи существует в разных вариантах. Вот один из них.

Когда у матери Авроры начались родовые схватки, отец послал за доктором, но того не оказалось на месте. Опасаясь упустить время, Карл Шернваль распорядился позвать повитуху.

Вид этой пожилой женщины напугал роженицу: «От нее веет смертью».

Еве Шернваль не хотелось прибегать к помощи повитухи, но доктор не приезжал, выбора у нее не оставалось.

Старуха благополучно приняла роды. Однако слова матери так ее задели, что она то ли наложила на новорожденную проклятие, то ли возвестила мрачное пророчество. Сказала, что девочка вырастет красавицей, однако каждый, кто ее полюбит, жить будет недолго.

В самом ли деле 1 августа 1808 года в доме Шернвалей происходило что-то подобное? Семейная ли это, как часто утверждается, легенда Шернвалей или историю придумали задним числом совсем другие люди? Очень уж этот сюжет с проклятием старухи в адрес новорожденной из-за обиды на ее мать напоминает сказку Шарля Перро «Спящая красавица». Кстати, главную ее героиню тоже зовут Авророй.

Поразительно, но сама Аврора Шернваль-Демидова-Карамзина в несчастиях своей личной жизни волю злого рока не усматривала. Да и не считала себя несчастливой: «Меня любило на этой земле четверо мужчин. Они простились с жизнью в уверенности, что и я любила их столь же сильно, как и они меня. Любить стольких и быть ими любимой – чем не дар Божий?»


Улицы Зари Карловны

Заря Карловна – так называли хозяйку демидовских предприятий рабочие, узнав, что Аврора – это у древних римлян богиня утренней зари.

Раз переименовали в Зарю, значит, симпатизировали, уважали. И было за что.

Оставшись вдовой Демидова, Аврора Карловна проявила искренний интерес к делам его предприятий и принялась развивать то, что сегодня называется социальной инфраструктурой. Построила родильный дом, богадельню, детский приют. Выдавала рабочим материальную помощь на неотложные нужды, нередко собирала приданое невестам.

Ее стремление улучшить жизнь рабочих поддерживал второй супруг Андрей Карамзин.

Потеряв и второго мужа, Аврора Карловна вернулась в Финляндию и занялась благотворительностью и общественной деятельностью.

Она оказывала материальную поддержку молодым талантам, открыла в своем имении школу для деревенских детей. Лично ухаживала за больными во время эпидемий, построила в Хельсинки Институт сестер милосердия. Это – лишь часть ее добрых дел.

Неудивительно, что в столице Финляндии ее имя присвоено двум улицам. Одна так и называется: улица Авроры, другая – улица Карамзиной. Фамилию второго супруга Аврора Карловна носила до конца своих дней. А жизнь ей Бог дал долгую: 93 года.