Вид сияющих на фоне лазурного неба белоснежных горных пиков способен пробудить романтические чувства даже у записных скептиков. И, пусть не каждый турист попытается заглянуть за облака, многие мечтают покорить горы, подняться выше всех и взглянуть на птиц сверху вниз.

А главная мечта альпинистов всего мира — Эверест, или Джомолунгма, высочайший пик планеты. Недавно там, на высоте более восьми тысяч метров, произошла история, которая в очередной раз привлекла внимание широкой общественности к делам альпинистов-профессионалов.

Альпинист из Израиля Натав Бен-Йегуда не дошел до вершины Эвереста триста метров. На пути он увидел два свежих трупа — люди пристегнулись к веревкам, впали в кому и умерли. Чуть выше умирал от кислородной недостаточности турецкий альпинист Айдин Имрак. С ним израильтянин познакомился в базовом лагере. Как рассказывает Натав, турецкий альпинист потерял сознание. У него не было перчаток и кошек, шлем был снят, кислород закончился. Другие альпинисты прошли мимо него по пути к вершине, но Бен-Йегуда решил попытаться спасти человека и вернуться с ним в базовый лагерь.

Не завершив восхождения, Натав Бен-Йегуда начал спуск, таща Айдина Имрака. Когда турок приходил в себя, то кричал от боли. А Натав кричал на альпинистов, идущих навстречу, требуя, чтобы они поделились кислородом с раненым. Несколько позже израильтянин и турок встретили возвращающегося малазийца, который тоже был на последнем издыхании…

Спуск продолжался девять часов. Альпинисты добрались до лагеря, их эвакуировали в Катманду на вертолете. История завершилась почти благополучно: израильтянин обморозил пальцы, турок тоже обморозился, но оба остались живы.

Когда история попала в широкое обсуждение, у людей, далеких от альпинизма, больше всего вопросов вызвал тот факт, что несколько альпинистов прошли мимо умирающего и даже не попытались ему помочь. Все мы слышали песни Высоцкого и подозревали, что в среде альпинистов взаимовыручка должна быть развита куда сильнее, чем среди обычных людей. «Парня в горы тяни, рискни…» Но покорители Эвереста шли к вершине, оставив человека умирать на льду. Откликнулся только один Бен-Йегуда, да и того досужие комментаторы обвинили в том, что он почувствовал, что до вершины дойти не сможет, и поэтому решил сделать хоть что-то яркое и запоминающееся. Скептики и циники утверждают, что Эверест — то место, где каждый сам за себя. Спасти кого-то невозможно, каждый понимал, на что шел.

Наверняка герой, спасший жизнь человека, не заслуживает подозрений в неискренности поступка. Но успешное спасение людей на Эвересте, пожалуй, и в самом деле можно отнести к экстраординарным событиям. В 2006 году около сорока альпинистов, штурмовавших самую высокую вершину мира, оставили англичанина Дэвида Шарпа умирать посреди северного склона одного. Перед ними стоял выбор — оказать помощь погибающему или продолжить восхождение на вершину. Они выбрали второе, так как достичь самой высокой вершины мира для них показалось важнее….

В тот самый день, когда Дэвид Шарп умирал на склоне, средства массовой информации всего мира восхищались подвигом Марка Инглиса, новозеландского гида, который потерял обе ноги и взобрался на вершину Эвереста на протезах из углеводородного искусственного волокна с закреплёнными на них кошками. Впоследствии он признал, что Шарпа оставили на склоне умирать. Многие альпинисты на пути к вершине переступили через погибающего англичанина, а потом — и через его труп.

Шарп погиб на отметке 8500 метров над уровнем моря. Он умирал рядом со своеобразным указателем, который помогает альпинистам всего мира ориентироваться на горе — это зеленые ботинки индийского альпиниста, который погиб еще в 1996 году около небольшой известняковой пещеры. Цеванг Полджор носил ярко-зеленые ботинки и замерз здесь после того, как нескольким индийским альпинистам не оказали помощь альпинисты из японской экспедиции. Правда, трактуются события мая 1996 года по-разному — японцы категорически отрицают свою вину. А что было на самом деле, никто уже не скажет — на Эвересте сторонних свидетелей нет. Тело индуса с тех пор лежит практически на тропе…

Еще одна страшная трагедия произошла на Эвересте в мае 1998 года. Тогда там погибла супружеская пара — Сергей Арсентьев и Френсис Дистефано. Они взошли на вершину 22 мая без использования кислорода. Во время спуска супруги потеряли друг друга. Он спустился в лагерь, она потерялась. На следующий день пять альпинистов из Узбекистана шли на вершину мимо Френсис — она еще была жива. Узбеки могли попытаться помочь, но для этого нужно было отказаться от восхождения. Они продолжили путь наверх. На спуске альпинисты встретили Сергея и сказали, что видели Френсис. Он взял кислородные баллоны и пошел на поиски жены, но пропал сам. Скорее всего, Арсентьев сорвался в пропасть.

На следующий день трое других узбекских альпиниста, три шерпа и два альпиниста из Южной Африки прошли мимо Френсис — она была жива после второй ночевки на огромной высоте, без кислорода. Но и они прошли мимо к вершине. Английский альпинист Йен Вудхолл с супругой Кэти свернули с маршрута, чтобы попытаться спасти умирающую. Но было уже поздно. Около двух часов они пытались одеть Фрэнсис, но мышцы женщины атрофировались, она не могла двигаться. Перед англичанами встал выбор — погибнуть самим или оставить умирающую. Они выбрали второе. Спустя год, в 1999, Йен и Кэти повторили попытку восхождения и покорили Эверест. А на обратном пути заметили тело Фрэнсис — она лежала точно так же, как ее оставили.

Английские альпинисты пообещали друг другу вернуться на Эверест, чтобы похоронить Фрэнсис. Им удалось сделать это через восемь лет. Йен завернул тело погибшей в американский флаг и вложил в него записку от сына. Они столкнули тело в обрыв, подальше от взглядов других альпинистов. Спустя некоторое время нашли и тело ее мужа Сергея…

Жуткие, леденящие кровь истории. Прославленный маршрут на прославленную вершину, метки на котором отмечены непогребенными трупами. По статистике, смертность при покорении Эвереста составляет 5,7 процента. И это не самая мрачная цифра. При штурме другого восьмитысячника, Аннапурны, погибли почти 38 процентов альпинистов.

Перед началом сезона подножие Эвереста пестрит яркими, разноцветными палатками альпинистов, полных радужных надежд. Но так ли радостно пройти к главной вершине мимо чьего-то трупа или мимо умирающего человека?

Многие говорят, что на безжизненной высоте, куда не может подняться вертолет, где каждый шаг дается с трудом, другие правила. Попытаешься кому-то помочь — погибнешь сам. Свернешь с маршрута — потеряешь 65 тысяч долларов (во столько минимально обходится восхождение на Эверест с получением нужных разрешений). Но стоит ли сомнительное удовольствие стать одним из тысяч покорителей Эвереста ужаса пройти мимо умирающего и не помочь ему?

На холодной заснеженной вершине без воздуха и надежды на помощь становится ясно, что доминирует в конкретном человеке — тщеславие или милосердие, жадность или самопожертвование. Неудивительно, что испытание высотой суждено пройти не всем. Но и мы торопиться осуждать кого-то не станем. Просто задумаемся — а как бы поступили сами? Только взгляд на проблему из теплой квартиры и на горном склоне может оказаться совершенно разным…