Волгодонск ждал Юлию Ефимову, бронзового призера Олимпиады в Лондоне. На центральной автомагистрали даже вывесили баннер с признанием, что Волгодонск ею гордится.

Но гордость города, возвращаясь из Лондона, заехала сначала в Тюмень и только на прошлой неделе добралась до Волгодонска. О том, как складывалась ее спортивная карьера, кто помогал ей состояться, почему пришлось уехать из любимого города и тренироваться за границей, в Америке, — расспрашивала Юлию наш корреспондент.

— Помнишь свое первое «общение» с бассейном?

— Первый раз не помню. «Общение», как Вы говорите, началось, когда мне было 4 года. Приходила с папой в «Дельфин», здесь он работал тренером. Но тогда я много не плавала, больше ныряла, хотя плавать мне очень нравилось. Мне нравились и занятия акробатикой, танцами, рисованием. Но акробатику мне запретили по здоровью, на занятиях рисованием мне стало скучно: там нужно было сидеть по два часа, а мне нравилось что-то активное, подвижное. Потом всё постепенно выбывало — началось профессиональное плавание, пришло понимание того, что если хочешь чего-то добиться, то от чего-то нужно отказаться, потому что всё одинаково хорошо делать не успеваешь.

— А когда началась твоя спортивная карьера, когда ты почувствовала, что хочешь и можешь достичь каких-то результатов?

— В классе третьем-четвертом мы с папой разговаривали, строили планы: ну вот хорошо было бы поехать на Олимпиаду. Папа рассчитывал по годам, когда я должна сделать разряд, первый разряд. И я шла по распорядку. Год — результат: кандидат, мастер. Он планировал так: первая Олимпиада— в 16 лет, а вторая — в двадцать. Кстати, так и получилось, я попала на первую олимпиаду и на вторую.

— Скажи, а нацеленность на высокий результат от кого исходила? От папы? Кто первый озвучил цель — участие в Олимпиаде?

— Я всегда была папина дочка. Мы с папой всегда были вместе. И на тренировки ходили вместе, ну и разговаривали подолгу. Олимпиада — общая наша мечта была. Он всегда меня понимал. Перед первой Олимпиадой в Пекине я вообще хотела всё бросить. И он меня тогда поддержал. У него позиция такая: ему всё равно, буду ли я спортсменкой мирового уровня либо просто буду, как многие. Я его дочка, и для него это главное. Главное, чтобы я была счастлива. А у меня было всегда так: нужно быть первой. Мне кажется, дети всегда соперничают друг с другом, и это не только в плавании. Бежишь, например, с кем-то наперегонки, всегда же хочется победить. Я до сих пор, даже в мелочах, если во что-то играю, например, с кем-то, мне нужно постоянно выигрывать.

Но надо уметь и проигрывать. Многие злятся, а я довольно спокойно к этому отношусь. Я себе говорю так: в следующий раз сделаю всё, чтобы выиграть. Стараюсь анализировать: почему так произошло, почему не получился результат. Но особо не расстраиваюсь. Ну разве что только по большим случаям. На прошлой Олимпиаде я могла бы быть, конечно, в призах, но у меня слетели очки. Вот когда сотые проигрываешь, это обидно, касание одно — и всё. Тут тренируйся — не тренируйся, это от тебя не зависит…

— Твой папа жесткий тренер? Нагрузки на тренировках он давал большие?

— Сначала не очень. В моём возрасте все уже плавали по 7, по 5 километров. У меня было две тренировки в день: я плавала три километра, ну и зал спортивный. Зал был сильный. Мы много бегали (с первого класса), подтягивались, отжимались, прыгали. А плавали тогда ещё мало, потому что было очень много групп, а бассейн был маленький и старый. Это потом Александр Николаевич (А.Н. Косарь — бессменный директор бассейна «Дельфин». — прим. редакции) отремонтировал его, и он стал красивый. Единственное, чего он ещё никак не может добиться — поменять плитку в самом бассейне. А так — он уже почти всё отремонтировал.

Я очень люблю свой первый бассейн. Он для меня родной. Как бы хорошо за границей не было, я тоскую по дому, по нашему бассейну. Это как вкус детства. Вот даже когда вырастаешь, понимаешь, что есть намного лучше, и тренироваться там лучше, но всё равно тянет сюда. Это ж родное!

— А можно говорить о «дельфиновской» школе?

— Да, конечно. Это объективно лучший в Волгодонске бассейн. Здесь лучшие тренеры. И здесь лучший директор — Александр Николаевич Косарь. Всё держится на его энтузиазме! Поэтому очень хочется, чтобы мы развивались. Мы очень хотели бы построить 50-метровый бассейн. И я надеюсь, у нас получится. Мы уже очень многих людей об этом просили: и в области, и даже с федеральным министром об этом говорили. У нас город в этом отношении очень перспективный. На Олимпиаду в Пекин ездили я и ещё 4 девочки (водное поло), и в Афины ездила девочка из нашего «Дельфина».

А что получается? У нас здесь тренируются, а потом приходится уходить всем, потому что негде тренироваться, когда нужны более серьёзные результаты. Если бы построили бассейн в Волгодонске, у нас было бы ещё больше результативных спортсменов, и, конечно, я бы осталась здесь. Я бы не уходила от папы, я бы тренировалась с ним. Большой бассейн в Волгодонске — моя мечта. Почему я ушла в Таганрог? у нас не было большого бассейна. Был бы большой бассейн, было бы всё по-другому. Сейчас всем, кто тренируется здесь, приходится тренироваться по «короткой воде». А все соревнования (первенство Европы, мира), Олимпиады проходят по «большой воде», и для тренировок нужен обязательно длинный бассейн.

— Как ты оцениваешь тренера Ефимова с профессиональной точки зрения сейчас, когда ты добилась хороших результатов?

 — Высоко. У него сейчас дети плывут! Вот девочка международника сделала, мальчик — мастер спорта и в призах на первенстве России, девочка — в призах на России, то есть тренер он хороший. Вот даже когда я была ещё маленькой, он как тренер мне говорил такие вещи, которые сейчас мне говорит тренер в Америке. Но тогда я была маленькая и папу больше воспринимала как папу, а не как тренера…

— Юля, успехов тебе, и самое главное, как говорит твой папа, — будь счастливой! Спасибо за твои искренние ответы!

Послесловие к интервью. На приёме в мэрии Волгодонска медийная общественность поинтересовалась, почему на Олимпиаде в Лондоне Юля представляла Тюменскую область. Бронзовый призёр ответила лаконично: «Параллельный зачёт». На деле это означает, что подготовку Ефимовой к Олимпиаде финансировала и Тюменская область…

Несколько лет назад Юлия покинула Волгодонск, потому что, как признался её тренер Андрей Ефимов, она «переросла его возможности». Из-за отсутствия финансирования пришлось пропустить несколько серьёзных соревнований, в том числе и чемпионат России. Командировочные расходы, которые выплачивал городской спорткомитет, составляли 550 рублей в сутки. Подсчитав реальные расходы, в том числе и на сопровождение дочери, папа-тренер понял, что ему это не по карману. Нужно сказать, что высококлассный тренер Ефимов получает более чем скромную зарплату. А директор бассейна Александр Косарь, с дорогой душой плативший бы своим тренерам и работникам достойное денежное довольствие, всё, что удаётся заработать на платных услугах, вкладывает в ремонт бассейна. В последний раз финансовую помощь городская администрация оказывала «Дельфину» в 1995 году.

 Вот уже более двадцати лет Косарь пытается выбить финансирование для устройства «лягушатника» для малышей. Но город глух к чаяниям уже титулованного «Дельфина»… Кстати, в этом году Юлия, наконец, исполнила свою давнюю мечту: она подарила папе автомобиль Audi а6, который подарил ей президент России …